Бучкина оставили в колонии


Суд отказал участнику громкого ДТП в досрочном освобождении

Корреспондент "Очевидца" присутствовал на суде в Нижнем Ингаше. Рассматривалось ходатайство Евгения Бучкина об условно-досрочном освобождении.

Мы уже не раз писали о судьбе молодого экономиста Бучкина. Напоминаем: 31 июля 2003 года на ночной дороге машина Жени пересеклась с мотоциклом, которым управлял сын главного хозяина всех тюрем и лагерей Красноярского края. В результате Олег Шаешников погиб, а Бучкин 28 мая 2004 года из здания суда отправился на три года в колонию-поселение.

Как отнеслась администрации этого заведения к человеку, причинившему горе генералу Шаешникову, представить нетрудно. И когда Бучкин отмотал срок, после которого можно ходатайствовать об условно-досрочном освобождении, это "отношение" проявилось особенно наглядно: взыскания посыпались на осужденного. Выговоры, помещение в штрафной изолятор. Причем почти каждое наказание сопровождалось типичной формулировкой - отказ от работы, нарушение режима содержания. Напрасно осужденный убеждал, что он не работает по причине болезни - сказывались последствия старой травмы позвоночника. Послать Бучкина на медицинское обследование никто не пожелал. "Очевидец" об этом тоже рассказал, и не безрезультатно.

- Меня отправили в медсанчасть исправительной колонии в Хайрюзовке, - рассказал Евгений перед началом судебного разбирательства в Нижнем Ингаше. -- Оттуда в Иланскую центральную районную больницу. Там сделали рентген и признали, что у меня сколиоз и остеохондроз. С перспективой межпозвоночной грыжи. Посоветовали серьезно лечиться и не поднимать тяжести больше 15 кило. Это я и пытался доказать, получая взамен взыскания и ШИЗО!

После обследования Бучкин в свою колонию в Егоровке уже не вернулся. Остался в Хайрюзовке, где и санчасть есть, и работа не такая тяжелая.

И вот 26 октября. Нижне-Ингашский районный суд. В процессе участвуют судья с пятилетним стажем Людмила Попова, адвокат Любовь Аневич, представители администрации колонии в Хайрюзовке. Мама Евгения, Любовь Владимировна, тоже подъехала (перед началом суда все удивлялась, как же сын у нее похудел, какой голодный: что ни дашь - тут же съедает. Хоть котлетку домашнюю, хоть пирог сладкий - без разницы). Жаль, что Жене не удалось увидеть сына - мальчику в этот день исполнилось 11 лет...

Зачитывают характеристику Бучкина от администрации колонии.

"...Трудоустроен в качестве разнорабочего... К труду относится отрицательно... Желания добросовестно работать не имеет... Неоднократно нарушал трудовую дисциплину... Имел взыскания в виде выговоров и водворения в штрафной изолятор... Вспыльчив. В отношении законных требований администрации занимает соглашательскую позицию... Мероприятия воспитательного и общественного характера посещает, но активного участия в них не принимает. На меры воспитательного воздействия реагирует пассивно. По характеру ленив. Тихий. В коллективе ведет себя обособленно. Вину свою за преступление не осознает, и искупать не стремится"...

Понятно, что с такой характеристикой не на свободу надо, а в зону строгого режима.

Несколько смущают отдельные моменты. Как, например, человек может одновременно быть вспыльчивым и тихим? Надо бы что-нибудь одно выбирать. А что такое "соглашательская позиция"? По замыслу это вроде как плохо, а по смыслу? Ведь человек СОГЛАШАЕТСЯ с требованиями администрации, в чем же криминал?

Или насчет обособленности. Неужели непонятно, что Бучкин не зек, не уголовник, и изливать душу ворью, наркоманам не хочет, общаться с прочими жуликами ему не о чем. Хотелось бы также осведомиться, а как в колонии АКТИВНО реагируют на "меры воспитательного воздействия"?

Но это все детали. В толстой папке документов не оказалось главного, подтверждающего, что Бучкин ПО СОСТОЯНИЮ ЗДОРОВЬЯ НЕ МОЖЕТ выполнять работы, за которые получал взыскания. Медицинское заключение о том, что человеку больше 15 килограммов поднимать нельзя, в папку не попало. И судью эта деталь не насторожила. Оглашая свое решение, Людмила Попова ни словом не упомянула про то, что ставить больного человека в нечеловеческие условия жестоко. И к доводам адвоката, и самого Бучкина не прислушалась.

Вердикт был вынесен ожидаемый: на свободу Бучкина не отпускать.

Ленин о подобных решениях в свое время говорил так: "По форме верно, а по существу – издевательство".

По поводу решения судьи Поповой в десятидневный срок уйдет кассационная жалоба. Возможно, в скором времени нам станет известно мнение прокурора по надзору по поводу издевательств над больным человеком. Да и правозащитники в Красноярске еще не перевелись.

Владимир КОВАЛЕВ
"Очевидец", 01.11.2005


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е