"Контра" из Тасеево


"История назначила органам НКВД быть по слову Сталина "грозой буржуазии, неусыпным стражем революции, обнажённым мечом пролетариата" ...Железная рука тов. Ежова... восстановила большой порядок в самих органах НКВД..." ("Правда", 1937 г.)

В архиве регионального управления ФСБ России по Красноярскому краю всё как в других архивах: стеллажи, выстроенные рядами, полки с коробками, в которых многие годы хранятся пыльные дела. Только дела это на политзаключённых... Основную массу уголовных дел архива составляют дела за 1937-1938 гг.

Цифры о масштабах сталинских репрессий не могут передать той боли, страха и отчаяния, которыми были пронизаны те годы. Просматривая уголовные дела, погружаешься в атмосферу тех лет и с содроганием осознаёшь, насколько гениально и просто была устроена "репрессивная машина". Под "антисоветскую агитацию" и "контрреволюционную организацию" можно было подвести любые деяния и осудить тысячи ни в чём не повинных людей, сломать судьбы не только им, но и их потомкам.

Держу в руках потёртое архивное уголовное дело на Василия Егоровича Спиридонова. В обвинении сказано: "Является активным членом контрреволюционной повстанческой организации правых". Анкета арестованного проста: родился 5 мая 1897 года в селе Новая Елань Казанской губернии, проживал в селе Тасеево Красноярского края, происходит из крестьян-середняков, образование - два класса сельского училища, член ВКП(б) с 1924 года, место службы и должность - начальник Тасеевского РО УНКВД.

Не сумел вовремя перестроить Василий Егорович работу районного отдела, не смог разглядеть в директивах тов. Сталина приоритетное направление работы органов НКВД - поиск контрреволюционных элементов, "врагов народа" и поплатился за свою политическую "близорукость" жизнью. Принцип "кто не с нами, тот против нас" стал основополагающим в жизни страны. Репрессивная машина не щадила никого.

В протоколе судебного заседания читаю: "Моя виновность в том, что благодаря своей халатности, большевистской небдительности я дал возможность разрастись в районе контрреволюционной повстанческой организации правых, как оказалось впоследствии, был тесно связан с некоторыми членами контрреволюционной организации, но до того момента, пока они не были разоблачены".

До последнего Василий Егорович не верил в существование контрреволюционной организации, не мог он согласиться с тем, что бывшие красные партизаны, а также некоторые сослуживцы - контрреволюционеры.

Да, он признал свою вину, тем самым показав, что лучше быть осуждённым самому, нежели стать палачом ни в чём не повинных людей.

8 ноября 1937 года отделом военного трибунала Западно-Сибирского округа пограничных и внутренних войск НКВД по краю В.Е. Спиридонов был осуждён к высшей мере наказания - расстрелу. Определением военной коллегии Верховного Суда СССР 1 декабря 1959 года он реабилитирован.

Василий Егорович - один из тысячи чекистов, пострадавших от сталинских репрессий. Он не смог фальсифицировать дела и обвинять невиновных. По-другому, нежели руководство, он понимал понятия "закон" и "мораль".

Екатерина КОРЕНЕВА
Красноярский рабочий, 07.11.2005

На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е