Неподдающийся


На вечер, посвящённый 80–летию Гунара Кродерса, пришли те, кому дорога и жизненно необходима память об этом человеке, особенном журналисте, летописце норильской культуры.

В музее норильской истории Гунар Робертович улыбался нам с белоснежного экрана. На его день рождения пришли родные люди, верные друзья, герои его публикаций, известные личности и вряд ли знакомые ему норильчане, которые сохранили в своём сердце память о его выступлениях на радио, впечатления от газетных публикаций. В Свой День он снова объединил нас, разбежавшихся в cмутное время по своим углам. Много лет Кродерс мечтал о создании клуба творческой интеллигенции, и вот с небес продирижировал нашим временным сходом. Пленка из городского архива оживила его особенный голос. На старом письменном столе весь вечер горела скромная лампа, высвечивая раскрытую подшивку его “Горняка”, согревая клавиши печатной машинки. Крутилась старенькая пластинка...

Монологи–откровения о мастере произнесли его друзья–актеры. Виктор Озерцев видел в нем истинного христианина, Владимир Тягичев — деятельного друга театра. Заслуженный артист России Василий Решетников не забыл первый отклик на своё появление в Норильске, когда Кродерс неожиданно для новичка опубликовал рецензию в многотиражке “Горняк”. Актеры всегда уважали сочетание его “объективности и справедливой субъективности”... Певице Татьяне Анастасьевой из Дворца культуры комбината, а об особенной жизни ДК Гунар Робертович знал лучше всех журналистов, не понадобилось музыкальное сопровождение — оркестром стала наша общая зазвучавшая память.

Создатель программы “Полчаса ретро” Сергей Тихонин, который не был лично знаком с Кродерсом, получил в наследство часть огромной коллекции пластинок мэтра (немало их хранится теперь и в фондах музея). Тихонин начал большое дело — в память о Кродерсе создал на её основе радиопрограмму “Норильский винил–лэнд”. Увы, не нашлось меценатов, которые бы поддержали этот проект, как и ушедшую в историю телепрограмму “Полчаса ретро”. Не увидела свет отдельной книжкой автобиографическая повесть “Живу и помню”, опубликованная лишь в “Заполярке”, в сборник могли войти и избранные статьи Г.Р. Кродерса. Но, как заверила молоденькая сотрудница городской библиотеки, там подготовили путеводитель по его творчеству, пока указали лишь около семидесяти статей, а сколько их было...

Кажется, удалось избежать официоза и дурной патетики, которые, наверно, только бы рассмешили мудреца Кродерса. В последнем ряду скромно сидела дочь Гунара Робертовича, талантливая норильская учительница, замечательная мама его старших внучек Ольги и Анны. Наверно, я понимаю, почему Татьяна Гунаровна тихо покинула зал до окончания вечера, — сердце её было переполнено воспоминаниями...

Когда всё завершилось, Ольга и Анна, которые теперь растят правнуков Кродерса, задумчиво постояли у импровизированного стола “зубра пера”. Ольга потрогала клавиши машинки, вспомнив, что у дедушки западала буква “О”... В детстве они любили прятаться под его рабочим столом, устраивать домашние представления. А когда повзрослели, выбрали искусство экономики. В своём ссыльном прошлом Кродерс тоже бывал счетоводом, но Господь избрал его для особой миссии. Один начинающий журналист, который пока не знаком со старейшинами из круга Кродерса, спросил у меня — чем же всё–таки так замечателен этот человек... Может, мне стоило ответить, что Гунар стал настоящим героем своего времени. Человеком, который состоялся вопреки всему, помог другим приблизиться к пониманию смысла жизни, оставил людям веру в честь и справедливость, в волшебную силу искусства... Но мне почему–то вспомнились сиреневые сумерки на Голиково, где он упокоился шесть лет назад. Это было недавно, в день его рождения, 20 января. Стояла особая тишина, мороз отступил, к скромному памятнику пролегла цепочка из следов какого–то тундрового зверька. Так вот, и наша память о Гунаре Робертовиче, как эта живая цепочка, пусть передается от нас к детям, правнукам, пусть учит любить жизнь, людей, своё дело. С памятью о Кродерсе мы всё же лучше, совестливее, роднее друг другу в городе, который нас вдохновляет и предает. Но всё ли лучшее в себе мы отдали Норильску, который в прошлые годы по концентрации “серого вещества” был одним из самых продвинутых в стране? Спасибо за это меткое выражение старожилу Вячеславу Николаевичу Ханжину, но это и о Кродерсе его строчки — “писать мне суждено, счастливым быть — едва ли...”. Похоже, сейчас у нас время не “серого вещества”, а ползучей самоуверенной серости. Кродерса за сердце она в конце 90–х смертельно укусила, сейчас распространяется стремительно. Но Гунар учит не поддаваться. Это тоже к вопросу о бесценности его личности...

Ирина ДАНИЛЕНКО.
«Заполярная правда» №13 от 03.02.2006 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е