Кто пролил кровь?


НЕТ, я, конечно, знаю, что нынешний режим и его верные слуги из подконтрольных СМИ далеки от объективной оценки истории страны. Но то, что мне довелось прочитать в "Сегодняшней Газете" от 5 января 2006 года, повергло меня в шок. Статья называется "Прогулка в компании палачей", а написала ее Валентина Майстренко. Это материал о том, что центральные улицы города названы именами большевистских извергов, которые для достижения своих целей (а иногда и просто для души) казнили сотни, тысячи, миллионы ни в чем не повинных людей. Поэтому улицы прекрасного города Красноярска не должны носить имена палачей собственного народа, убийц и тиранов.

Я не хочу вместе с Валентиной "шагать" по улицам города, поэтому анализировать ее мысли буду не вслед за ней, а по собственному выбору. Начать же мне хотелось с Карла Маркса, которого Майстренко назвала "теоретиком террора". Следует сказать, что Маркса, как одного из величайших мыслителей XIX века, создателя новой науки, читала вся прогрессивная молодежь позапрошлого века. В каком его труде говорится о терроре - непонятно. Маркс в первую очередь - экономист, развенчивающий капитализм как тупиковую форму развития экономики. С этим можно соглашаться или не соглашаться, однако ставить на нем клеймо террориста (пусть и теоретического) невозможно. Откуда такая убежденность, Валентина? И почему ваше мнение единственно верное? В таких материалах было бы вполне по-демократически указать, что данное высказывание - лишь личное отношение к этому крупнейшему ученому. Ну, прочитали вы "Капитал", ну, не согласились с его выводами, но почему сразу заявлять столь безапелляционно: "террорист"? На мой взгляд, отрицать марксизм как науку - все равно, что отрицать алгебру и геометрию, что Земля круглая и вертится вокруг Солнца. Я высказываю лишь свое мнение, и Майстренко его навязывать ни в коем случае не собираюсь. Но чтобы судить марксизм, его, в первую очередь, нужно ЗНАТЬ. А вы, Валентина, читали Маркса?

Идем дальше. Оказывается, в Красноярске ни улица, ни район не имеют права носить имя Ленина - "массового убийцы священников и создателя концлагерей", человека, у которого "не было Родины". Нет смысла опровергать данные тезисы - это может затянуться надолго, к тому же, повторюсь, переубеждать Майстренко у меня нет никакого желания. Возьмем для примера хотя бы такой момент. Подавляющее большинство красноярцев большую часть жизни прожили в советской стране под красным знаменем, а имя Ленина для них было именем вождя, который создал величайшее государство, которое когда-либо существовало на территории России. Валентина, почему бы вам не пощадить чувства людей старшего поколения, для которых Ленин остается великим Лениным, а не кровавым тираном, если даже вы лично так считаете? Владимир Ильич был, в первую очередь, одним из образованнейших людей своего времени, полное собрание сочинений которого заключено в более чем полусотне томов. И чтобы судить Ленина, его опять же нужно, во-первых, знать, а во-вторых, судить не как "террориста", а как политического деятеля, создавшего идеологию, которая кому-то может нравиться, а кому-то нет.

Что же касается пресловутой "крови", то следует учитывать, в первую очередь, время, в которое он жил. К слову, царя большевики не свергали, он, как известно, ушел сам, оставив государство Российское разбираться в катастрофической для целостности и самого существования России Первой мировой войне, а Временное правительство Керенского оказалось настолько неспособным контролировать ситуацию в стране, что для его свержения и усилий-то особых прикладывать не пришлось - зашли в Зимний большевики, и все. Вы скажете, что они не имели права этого делать? А почему? Временное правительство народные массы не защищали, наоборот, они были на стороне большевиков и Ленина. Это уже после революции белые были готовы отдать Россию хоть кому, впустив войска интервентов для подавления власти Советов.

"Смех сквозь слезы" вызвала у меня ремарка, касаемая личности Дубровинского. Хочу привести краткую цитату из статьи: "В октябре (1918 г. - К.Л.) этот красноярский "коммунар" был пойман белочехами, пытавшимися навести порядок в крае, и расстрелян". "Гуманные" белочехи расстреляли Дубровинского, который был одним из представителей власти Советов в Красноярье. Позвольте спросить, а какого черта в нашем крае делали эти самые белочехи? Неужели вы, Валентина, думаете, что они желали просто помочь контрреволюционерам подавить советскую власть, потом откланяться и отбыть в свою "злату Прагу"? Такого никогда в истории не было, и еще неизвестно, какую контрибуцию потребовали бы интервенты у России, победи они большевиков и установи власть под протекторатом всяких белочехов. Во главе государства оказались бы силы, полностью подконтрольные странам-интервентам (по-другому просто быть не могло), и Россия, или же то, что от нее бы осталось, никакой независимой политики не смогла бы вести. Она бы превратилась просто в оккупированную страну.

Поэтому борьба с интервентами и их русскими пособниками шла как с оккупантами, и еще большой вопрос, кто развязал кровавую Гражданскую войну - красные или белые. Власть Советов защищалась и защитилась, белые объективно проиграли войну и отправились в эмиграцию (кто уцелел). Да, была кровь, но разве война без крови бывает? Разве белые не стреляли красных на своих "трибуналах", разве Колчак не жег сибирские деревни, заподозрив их в сочувствии к большевикам? Так что, может быть, будем объективны, Валентина? Просто трудно представить "белочешский Красноярский край". А ведь если бы не Советы, и не Дубровинский в том числе, так бы и было.

"Начинал "Железный Феликс" с индивидуального террора, но, создав ВЧК-ГПУ, устроил в ненавистной ему России массовый террор", - безапелляционно заявляет Майстренко, характеризуя улицу и сквер Дзержинского. Видимо, слово "коммунар" прочно ассоциируется у Валентины со словом "террор".

Это ее мнение, и оно имеет право на существование. Вообще-то, автор, видимо, считает, что большевики, взяв власть, должны были тут же поднять "лапки кверху" и отдать ее, нисколько не защищаясь, не создавая внутри страны никаких силовых структур. Пусть так (хотя бред, конечно, полный). Но с чего Валентина взяла, что Дзержинский ненавидел Россию?! Он сам так сказал, что ли? По-моему же, Россию ненавидели те, кто эмигрировал из страны после революции, кто, давя друг друга, садился на пароходы, отплывающие из России куда подальше. Раз эти белые, кадеты, монархисты так любили страну и так ненавидели большевиков, чего же они бежали, как трусливые зайцы? Вели бы борьбу до конца - до победы или смерти. Дзержинский же, гражданин России (как и все большевики), никуда не бежал, а работал в стране. Как и что он делал - другой вопрос. Проявлял жестокость к врагам? Что ж, может быть. Но нельзя подходить к событиям почти вековой давности с сегодняшним аршином. Время тогда было жестокое, а перед большевиками стояла задача огромной важности: спасти страну, прекратить Первую мировую, в которую государство втянул император Николай, выгнать из России всяких белочехов и прочих иностранных наемников и... жить, строить государство, работать.

Дзержинский был одним из тех, кто наводил в стране хаоса порядок. Он был одним из спасителей страны от оккупации, в этом я убежден. Не хочу говорить об остальных большевиках, упомянутых Майстренко в статье: Перенсоне, Вейнбауме, Марковском, Бограде, Лебедевой. Набор аргументов у Валентины один - "кровавые палачи", "проливали кровь невинных людей" (на самом же деле вся их "вина" в том, что они воевали в Гражданскую, стреляя по врагам и защищая советскую власть). Война вообще дело кровавое, и с таким же успехом можно объявить "кровавыми палачами" всех, кто когда-либо воевал: солдат Красной Армии, выступивших против фашистской Германии, русских солдат в Афганистане и Чечне, американцев в Югославии и Ираке. Они ведь тоже стреляли, лили кровь людей! А виноватых или безвинных... На войне видишь врага и по нему стреляешь, иначе просто не бывает.

И напоследок я обращу внимание на то, что Майстренко почему-то "лягнула" даже улицу Парижской Коммуны. "При чем здесь Красноярск?" - вопрошает Валентина. "А при чем тут Париж?" - спрошу я. Известно, что во Франции Робеспьера чтят на государственном уровне, что от героизма взятия Бастилии они не открещиваются, а напротив, восхищаются и продолжают "героизировать" те события. Они любят свою историю, гордятся восстаниями, героями, бесстрашными коммунарами. Они считают это лучшими страницами истории Франции. А у нас, как только власть сменилась, считают своим долгом облить помоями прежнюю с ног до головы. Обличениям дан зеленый свет, советскую власть можно поносить, сколько влезет, - по этому принципу работаем, Валентина Майстренко, бывшая комсомолка и сотрудница коммунистического "Красноярского рабочего"? Честное слово, после таких материалов начнешь в чем-то уважать ровесницу Майстренко - Валерию Ильиничну Новодворскую, которая если считала, что советскую власть нужно критиковать, то делала это без оглядки на время и режим, без страха неизбежной ответственности и допросов в ГБ. А когда уже "разрешили", Валентина, тут уж можно развернуться вовсю. Нехорошо так не любить историю страны.

Мне немного лет, но я остался верен, по крайней мере, красному цвету пионерского галстука, который я носил, клятве пионера, красному знамени моей великой Родины. А вы, Валентина, видимо, верны той власти, которая существует на данный момент. Возможно, вы скажете, что всякая власть от Бога. А когда Краснодон оккупировали фашисты...

Впрочем, хватит. Всего доброго.

P.S. Я могу, конечно, опубликовать этот материал в "Красноярской газете". Но было бы честнее, если бы он вышел у вас.

Константин ЛИТВИНОВ,
председатель РПСК, журналист

(От редакции сайта:. См ответ В.Майстренко в этом же номере газеты)

Сегодняшняя газета 16.02.2006


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е