"Агент польской разведки"... в Климовке


За период с начала 90-х годов XX века мне пришлось как члену, а затем секретарю районной комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, прочитать многие документы по реабилитации бывших и нынешних жителей Большеулуйского района, а также тех, кто отбывал здесь ссылку. Но письмо, с которым мне пришлось познакомиться в середине декабря прошедшего года, меня сильно удивило. Данный документ поступил из регионального управления Федеральной службы безопасности по Красноярскому краю. Адресовано письмо жительнице Большого Улуя Софье Григорьевне Лапиной. Речь в нем идет о судьбе ее отца Григория Гавриловича Мацука. В письме сказано следующее:

«Мацук Григорий Гаврилович, 1894 года рождения, по национальности белорус, подданный Польши, уроженец Виленской губернии д. Озерове (Польша), в феврале 1926 г. нелегально перешел границу и прибыл в г. Ленинград, пытался устроиться на работу на железную дорогу, но был арестован. Отбыв 2 недели заключения, был направлен на жительство в г. Иркутск; в Иркутске прожил год и уехал в г. Шадринск Уральской области, где прожил до сентября 1929 года. В 1929 г. ему было разрешено выехать в Ачинский район Красноярского края, где проживали односельчане, уехавшие из Польши в 1909 г. ...»

Здесь мы прервемся и попробуем проанализировать, что же произошло с Г.Г. Мацуком. Обычный польский крестьянин, он, очевидно, был одним из самых бедных в деревне. Да еще, скорее всего, безземельным, либо владел совсем маленьким земельным наделом, с которого не прокормить семью. Григорию Гавриловичу, судя по документам, исполнилось 32 года, они с супругой Ниной Григорьевной растили двух детей - сына Володю семи лет и дочь Женю, которой было два года.

Трудно сказать, на что рассчитывал Г.Г. Мацук, когда решился перейти польско-советскую границу. Может, слышал про то, что крестьянам в СССР выделялась земля, с которой можно прокормить семью? Во всяком случае, материальная первопричина его перехода через границу налицо. Не случайно он практически сразу попытался устроиться на работу.

Однако советская административная система отнюдь не обрадовалась появлению нового человека на своей территории. Хотя тогдашний Союз Советских Социалистических республик гордо именовался «рабоче -крестьянским государством». Однако, когда перешел границу крестьянин - белорус из Польши, его три года «гоняли» по стране от Иркутска до Урала. Очевидно, проверяли, не является ли Г.Г. Мацук шпионом какого-нибудь иностранного государства.

Судя по всему, проверку Григорий Гаврилович прошел успешно. Ровно через три года после перехода границы у нему приехала жена Нина Григорьевна. На это было, очевидно, получено официальное разрешение властей. Скорее всего, вместе с ней тогда же прибыли и дети - Володя, Женя и Зоя, которая родилась уже после того, как ее отец Г.Г. Мацук отправился искать в чужой стороне счастье и... заработок. Тут, кстати, нашлись и его бывшие односельчане, которые оказались в Сибири вскоре после столыпинской реформы.

Так крестьянская семья из пяти человек прибыла в деревню Климовка Большеулуйского района. Было это в сентябре 1929 года, как раз накануне массовой коллективизации. Первые годы ушли на обустройство на новом месте. А потом вместе с другими жителями деревни семья Мацук вступила в созданный здесь колхоз «2-я большевистская весна», Удачинского сельсовета. Было лишь единственное отличие в их правовом положении. Если все российские крестьяне тогда не имели паспортов, то у Григория Гавриловича Мацука хранился вид на жительство (на снимке). Он так и не стал никогда гражданином Советского Союза, хотя честно трудился в колхозе.

Трагическое для семьи Мацук событие произошло 68 лет назад, 27 января 1938 года в деревню Климовка прибыли работники НКВД, в доме Григория Гавриловича устроили обыск. Сохранился протокол, в котором сказано, что при этом была изъята «бердана 20 калибра за № 107961», а также 18 патронов к ней.

Как вспоминает сейчас Софья Григорьевна Лапина, работникам НКВД почему-то не понравились тома В.И. Ленина в красном переплете (одно из первых изданий собрания сочинений вождя) и они швырнули их в печку. Остались нетронутыми лишь произведения И.В. Сталина. После завершения обыска Г.Г. Мацуку приказали одеваться. Его вывели на улицу и посадили в конные сани. За отцом увязалась младшая дочь Соня, которой исполнилось тогда шесть лет. Она еще не осознавала, что видит его в последний раз. Но каким-то детским чутьем понимала, что происходит что-то страшное и непоправимое. Работники НКВД разрешили Соне встать на санные полозья, и так она ехала до поскотины. Там, где стояли первые дома деревни, она осталась. А отца повезли дальше - в Ачинскую тюрьму.

По воспоминаниям С.Г.Лапиной, ее сестра Женя, которой тогда исполнилось 14 лет, несколько раз ездила в Ачинск к отцу, возила передачи. Вначале их принимали, а позже перестали без объяснения причины. Что же произошло с отцом, они так никогда и не узнали. О его судьбе суждено было почерпнуть сведения из документов только Софье Григорьевне. Она -последняя из семьи Мацук, все остальные уже ушли из жизни. Из письма управления ФСБ по Красноярскому краю от 5 декабря 2005 года стало известно, что Григория Гавриловича необоснованно обвинили в том, что он являлся агентом польской разведки и проводил антисоветскую агитацию.

Конечно, и то, и другое утверждения абсолютно абсурдны. Вообще, какие сведения мог предоставить польской разведке Г.Г. Мацук? Единственное, что он знал досконально - состояние колхоза «2-я большевистская весна», где работал рядовым колхозником. Не мог он заниматься и антисоветской агитацией - Григорий Гаврилович это доказывал своим примерным поведением за период с февраля 1926 по сентябрь 1929 года, пока ему не разрешили ж^ь в деревне Климовка. И он прекрасно знал, что не имея даже звания гражданина СССР, а располагая только видом на жительство, ему нельзя было сказать буквально ничего лишнего в адрес «рабоче-крестьянского государства». Какая уж там антисоветская агитация...

А теперь мы вновь процитируем строчки из письма управления ФСБ: «25 мая 1938 года постановлением комиссии НКВД и прокурора СССР Мацуку Г.Г. была назначена высшая мера наказания -расстрел. Постановление приведено в исполнение 27.11.1938 года в г. Ачинске. Данных о месте захоронения в архивном уголовном деле не имеется.

Мацук Григорий Гаврилович реабилитирован 5 ноября 1962 года определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР за отсутствием состава преступления. Справку о его реабилитации Вы можете запросить в Верховном Суде РФ (103289, г. Москва, ул. Ильинка, 7/3.»

К сказанному можно добавить, что 18 января 2006 когда С.Г. Лапина получила в Большеулуйском территориальном отделении ЗАГС свидетельство о смерти своего отца. Кроме этого, сделаны два запроса. Один в Москву, в Верховный Суд Российской Федерации -о реабилитации Г.Г. Мацука. Второй - в Красноярск, в краевую прокуратуру. В этом запросе содержится просьба признать С.Г. Лапину пострадавшей от политических репрессий и реабилитировать ее, как оставшуюся в несовершеннолетнем возрасте без попечения отца, незаконно репрессированного. Справки уже получены.

В. УСКОВ.
Вести (Б.Улуй) 18 февраля 2006 года


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е