Раб НКВД


Г лазам своим не поверила, когда они уперлись в блестящие золотом буквы - НКВД. Нет, не мерещится. И в сторонке - герб Российской Советской Федеративной Социалистической Республики: кажется, так расшифровывалась аббревиатура РСФСР. Подошла поближе - вывеска у входа: прием граждан с такого-то часа по такой-то. Мистика! Считай, в центре Красноярска! Ведомство, от которого дрожала вся страна. Наконец, внимание сфокусировалось на неприметном словечке из трех букв - бар. Точка общепита, оказывается, называется народным комиссариатом внутренних дел: бар НКВД. Почему-то взгляд скользит справа налево - получается "раб". Раб НКВД. Мы по-прежнему рабы прошлого. Так и тянет к застенкам, пыткам, крови.

Не удивлюсь, если в городе на Енисее скоро появятся столовка "Подноготная правда" (пытка такая была - когда под ногти иголки втыкали: правду пытали), или трактирчик "Опричнина", или супермаркет - ГУЛаг.

Зайти что ли в энкавэдэшный бар? Страшновато... Зайдешь, а вдруг там мужики страшные с петличками и петлями. Ну а что мне еще должно было на ум прийти? Яичница "Враг народа", из его же частей тела приготовленная? Или жульен "Око за око". Можете себе представить, что требуется для приготовления такого блюда? Вот разыгралась-то фантазия! Но у страха глаза велики. А все потому, что пуганая ворона куста боится. А российский человек - своих типа защитников. Короче, поняла я: НКВД бояться - в бар не ходить.

Боюсь.

Не пошла.

Людмила ВИНСКАЯ.
Фото Елены ЕВЕЛЬСОН.

Сегодняшняя газета. 08.08.06


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е