VIP-истукан


[21 АПРЕЛЯ 2006, 00:08] АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ

Как-то актёр Алексей Дикий, исполнявший в советских послевоенных фильмах роль Вождя народов, попросил разрешения пожить в сталинских апартаментах — "для лучшего вхождения в образ". На это Иосиф Виссарионович заметил: "Пусть начинает с Туруханского края..." Там в 1913-1916 годах будущий "отец народов" обретался в ссылке, сначала в станке Костино, потом в Курейке. Об этом этапе большого пути в СССР времён "культа" знали все.

Само место было должным образом отмечено. В конце сороковых в Курейке по проекту архитектора Хорунжего отстроили «пантеон» — здание в 400 квадратных метров площадью и в десять метров высотой. Специальные окна прислал из Китая "великий кормчий" Мао. Снаружи — мрамор и гранит. А внутри — воссозданная избушка с обстановкой 1913 года: венские стулья, большой стол с семилинейной керосиновой лампой, топчан, том "Капитала." Рядом, на берегу, стояла трёхметровая бронзовая скульптура Вождя.

При этом все знали, что край продолжают использовать по прежнему назначению: Норильские лагеря, "Горлаг", места вечной ссылки… В песне "Товарищ Сталин, вы большой учёный..." есть слова: "И вот сижу я в Туруханском крае, / Где при царе бывали в ссылке вы..." Кстати, сталинский "пантеон" строили тоже зеки.

Но потом "Оказался наш отец / Не отцом, а сукою"… В 1962 году пантеон закрыли, он ветшал и разрушался, а в 1995-м был сильно повреждён лесным пожаром. Остатки сбросили в реку — там же покоится и изваяние.

Но Галича терзал кошмар: «…Когда грешники спят и праведники, / Государственные запасники / Покидают тихонько памятники…» Бедная фантазия была у Александра Аркадьевича — не представлял он сталинизма негосударственного и даже в чём-то капиталистического…

Сюжет на эту тему всколыхнул 19 апреля Красноярский край, отголоски докатились до Москвы.

По словам Евгения Пащенко, советника губернатора Красноярского края, "есть несколько предпринимателей, которые занимаются туризмом, они хотят восстановить объект, который просто бы приманивал туристов. Естественно, в этом комплексе присутствует и памятник Иосифу Виссарионовичу Сталину. Здесь никакой политики нет, надо просто уважать тех ребят на Севере, почему мы должны указывать из города Красноярска, что им делать. И вообще мы должны сказать — политиканы, руки прочь от туризма".

"Политиканы" — это краевая общественность, уже несколько раз пресекавшая поползновения усатых истуканов утвердиться на красноярской земле. В прошлом году тут дважды пытались установить бюсты Сталина — в Красноярске и Железногорске, но оба раза под давлением снизу власти блокировали эту "монументальную пропаганду".

Председатель красноярского "Мемориала" Алексей Бабий не без гордости вспоминает о тех победах над сталинистами, но теперь обеспокоен: "Члены "Мемориала" активно протестовали и взывали к благоразумию властей... Мы и сейчас намерены бороться... Проект якобы привлечет на Север туристов и деньги... С таким же успехом можно "заколачивать бабки" на проституции и продаже наркотиков — тоже прибыльно и тоже безнравственно. На том же Севере столько людей с тех времен лежит, по-человечески не похороненных. Они бы встали, сказали — жаль, не могут..."

На это Пащенко отвечал уже неприлично…

Загвоздка в том, что наркотики у нас под запретом, а Сталин — наоборот, хотя по опыту прошлого века ещё непонятно, какое из зол более губительно...

И нацистская символика теперь карается Административным кодексом. А про Сталина — ничего...

Но, может, пускай? Один мой знакомый, знающий умные слова, сказал было: "Коммерциализация десакрализует".

Почему бы тогда в развитие сюжета не обратиться к Путину с предложением открыть в Кремле музей-квартиру Сталина, дабы водить туда VIP-экскурсии по VIP-ценам? И из Мавзолея мумию никуда не убирать — поставить рядом билетный киоск. А внутри открыть для почтеннейшей публики спецбуфет, который раньше обслуживал мёрзнувшее на трибунах пескоструйное Политбюро. А за отдельную плату — фоткаться на фоне саркофага? Ведь в своё время организованные, то есть суматошные и бестолковые, экскурсии учеников средних школ в Горки Ленинские немало споспешествовали тому, чтобы Вождь школярам опостылел.

Но тут есть некая разница. Или даже две.

Одно дело, когда идёт массированная пропаганда, типа, со всех сторон столетие Ильича, — тут у любого здорового организма начнётся естественная реакция отторжения. А вот так тихо, исподволь, можно съесть, и не стошнит. Привыкание...

Второе: Туруханский край ведь не Красная площадь. Чуть менее доступен. И поездка туда несколько отличается от школьной автобусной экскурсии — это уже паломничество, с неизбежной романтизацией объекта.

А, может, поставить рядом с "пантеоном" особлаговский штрафной барак, и пусть экскурсанты между осмотрами экспозиции рубают киркою мерзлый грунт? Чтобы понимали, что было в те самые времена за стенами музея?..

Оказавшись в Германии или Австрии, вы сможете посетить Бухенвальд или Маутхаузен — то есть музеи, где говорится о государственном терроре и о сопротивлении. А экскурсия «по гитлеровским местам» не предусмотрена — тем более с отделкой интерьеров и убранства посещаемых объектов по образцу 1944 года.

В России память о терроре вытесняется образами «великой эпохи».

И резолюция о преступлениях коммунистических режимов, принятая на январской сессии ПАСЕ, похоже, не про нас. А там ведь немало говорится и об исторической памяти. Память эта необходима, но нельзя описывать эти режимы так, как они описывали себя сами. А в Курейке уже к лету хотели восстановить именно образец тоталитарной "монументальной пропаганды" в его первоначальном виде и значении.

Но, может быть, такое отношение к истории — норма, а немцы, наоборот, чтой-то мудрят? Ведь во Франции даже не под конец XIX века, а гораздо раньше установилось вполне почтительное отношение к "антихристу Буонапарте". Упокоили тело Наполеона у Инвалидов. Причём так, чтобы каждый пожелавший взглянуть на гроб императора, был вынужден ему поклониться. Да и раньше Европа бредила Наполеоном — бюстик в треуголке украшал интерьеры самых разных молодых людей.

Только ведь и тут есть разница. Бонапарт символизировал свободу, возможность для способного человека вырваться из низших сословий на самый верх: "Кто был никем, стал всем!" А Сталин — религия тех, кто был и есть никто, и хочет никем же и остаться. Сталин означает всеобщее равенство в несвободе, где не так существенна разница между "зоной", островами "Архипелага ГУЛаг" и раскинувшейся на одну шестую суши "большой зоной".

И статуя Вождя, восставшая из вод Енисея, как будто описана Галичем: истукан, принимающий «парад уродов»…

Забывать о Сталине, конечно, нельзя. Только память эта должна быть… с учётом контекста, что ли? Вот один мой коллега размечтался: «Где-нибудь на подходящем участке «мёртвой дороги» (железной дороги Салехард-Игарка, строительство которой прервала смерть Вождя), прямо между рельс, отлить в землю чугунную статую метров в пятьдесят высотой и оставить без всяких свай и постаментов. Чтобы он медленно погружался в вечную мерзлоту на том самом месте, где лежат кости замученных им людей. Чтобы каждый год можно было возить туда экскурсии на вертолете и показывать, как принимает его земля и сколько его на ней еще осталось… Подошел бы и какой-нибудь заброшенный лагерь в гнилой полутайге-полутундре. Там, среди догнивающих бараков, пусть и стоял бы, врастая в землю сапогами…

Между тем, дискуссия о восстановлении памятника Вождю, на сутки возмутившая приенисейские просторы, показала, что «здоровые силы общества» отнюдь не бессильны. Вот и губернатор Хлопонин в «Известиях» сказал, что, мол, старые памятники сносить не будем, но и новые строить тоже не будем. И Пащенко ищет объяснений с «мемориальцами» — мол, типа, совсем не то имел в виду.

Автор — член правления общества «Мемориал»

Ежедневный Журнал 21.04.06


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е