Кто в доме хозяин?


С упорством, достойным лучшего применения, в Красноярском крае пытаются установить памятник Сталину. Не удалось в Гвардейском парке - так в Пантеоне славы. Не удалось в Красноярске - так хотя бы в Железногорске. Не удалось в Железногорске - ну тогда в Курейке.

Возможно, дело и не в Сталине: идёт подковерная борьба, и кому-то надо скомпрометировать Красноярский край и его губернатора. Паны дерутся, а у холопов чубы трясутся: нам, красноярцам, от этого регулярное позорище на весь мир.

К сожалению, в этой PR-акции приходится участвовать и Красноярскому обществу "Мемориал". К сожалению - потому что Сталин как таковой нам малоинтересен: нас больше интересуют судьбы людей, жизнь которых была сломана во времена его правления.

Но нам приходится, на потеху СМИ, включаться в борьбу, когда возвеличиванием Сталина начинают заниматься не бабуси на площадях, а чиновники в администрациях. Вот и теперь пришлось бросить на время сдачу в издательство четвертого тома Книги памяти, подготовку награждения школьников - участников Всероссийского конкурса, и множество других важных и нужных дел, чтобы остановить очередную глупую затею.

Теперь уже инициатива исходит не от городской, а от краевой администрации, а на подмогу старшему Пащенко, Олегу, пришел младший, Евгений.

Памятник Сталину теперь ставится якобы с сугубо коммерческой целью. На дурака рассказ. Эти вложения не окупятся никогда. Это только для братьев Пащенко Сталин великий вождь. У нормальных западных бюргеров он вызывает примерно такое же отвращение, как и Гитлер.

Моя знакомая немка, уже плававшая по Енисею, написала мне, что, если бы в программе поездки было посещение памятника Сталину, она тут же сдала бы билет. Не поедет в Курейку и люмпен-пролетариат с люмпен-интеллигенцией - ему не на что. А кому есть на что - тому незачем.

Специалисты высказались однозначно: российская ассоциация туриндустрии определила проект как неокупаемый и к тому же неэтичный. А эти люди в турбизнесе понимают, в отличие от советника губернатора по туризму.

Итак, коммерческой выгоды не предвидится, зато политическая очевидна. Заметно, что главное в проекте - поставить памятник и как можно скорее. Пантеон предполагается построить потом, в течение нескольких лет (а за это время или шах сдохнет, или ишак). Для отмазки, уже совсем туманно, говорится о памятнике жертвам политических репрессий и 503-ей стройке.

Однако именно администрация Туруханского района, давшая добро сталинскому проекту, год назад разграбила Ермаково, утащив неизвестно куда раритетные паровозы и сдав на металлолом исторические экспонаты.

С содроганием думаешь, что будет, если она и впрямь возьмётся за музеефикацию Ермаковских лагерей, но, судя по всему, это нам не грозит. До пантеона дело вряд ли дойдёт, Ермаково так и останется разграбленным. А памятник Сталину будет стоять уже этим летом, для чего сыр-бор и затевался.

Есть, однако, в этой истории еще одна малоприятная деталь. Допустим даже, что не было никакого политического заказа, а была одна коммерция, пусть и не очень умная.

Однако очевидно, что, независимо от мотивов принятия такого решения, оно было политическим. И отнюдь не районного масштаба. Это особенно заметно по тому, как освещался проект в мировой прессе. Типичный заголовок - "Хлопонин восстановит Пантеон Сталину".

И вот это политическое решение, об установке памятника Сталину в отдельно взятом регионе, принимается без широкого обсуждения общественностью, без согласования с властью соответствующего уровня - в данном случае с губернатором края.

Это не обязан понимать безвестный туруханский бизнесмен. Это может не понимать глава Туруханского района. Но советник губернатора должен был всё-таки сообразить, что принимает решение не на своем уровне и к тому же не в своей области, что он должен не только давать советы губернатору, но и сам иногда с ним советоваться.

Он не сообразил. В бизнесе это называется самоделегированием и заканчивается, как правило, увольнением шибко прыткого сотрудника.

А сейчас Хлопонина просто поставили (или, точнее, подставили) перед фактом. Не думаю, что Александра Геннадьевича вся эта ситуация порадовала. И он вправе спросить: кто в доме хозяин, я или кошка? Хлопонин свое слово сказал в интервью "Известиям": старые памятники сносить не будем, но и новые ставить не будем. Будем надеяться, что тема на этом закрыта.

Но окончательно ситуация прояснится месяца через три-четыре. Цыплят по осени считают - по осени и посмотрим, кто в доме хозяин. Если в Курейке появится памятник Сталину - видимо, всё-таки, кошка.

Алексей Бабий
hro.org 24.04.06


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е