Храни, что дороже всего


Хакасскому обществу "Мемориал" - 15 лет

21 июня 1991 года в Абакане состоялась учредительная конференция областной ассоциации жертв политических репрессий, впоследствии переименованной в республиканское общество "Мемориал". Сегодняшнее 15-летие — не велеречивый юбилей, а просто повод оглянуться и осмыслить все, что сделано за эти годы

В душе ношу всю жаль свою

Рождение организации предопределили обстоятельства места и времени. Вот как об этом вспоминает ветеран труда Клара Кызласова:

— В июле 1988 года в Абакан была доставлена передвижная выставка московского общества "Мемориал". В драмтеатр пришло множество людей. Помню, многих тогда поразила впервые увиденная карта "Архипелага ГУЛАГ": огромные просторы СССР были буквально усыпаны точками — лагерными отделениями!

Когда Эдуард Постемский, представлявший московский "Мемориал", рассказывал о работе общества, в зале стояла тишина. Внимательная и тревожная тишина. Потому что когда Постемский, уже немало поведав о "Мемориале", вдруг воскликнул: "Ну что же вы молчите?! Неужели у вас нет репрессированных родственников?!", в ответ ползала встало: "Как же, есть! Есть!!!" Грохот откидываемых сидений, когда люди в едином порыве встали, мне уже не забыть. Эмоциональный подъем, испытанный в тот момент, дал толчок всей дальнейшей работе. Было уже не страшно. Не страшно, потому что люди увидели: они, дети "врагов народа", не одиноки в своей трагедии.

Это событие вдохновило нас на организацию инициативной группы для работы с архивными материалами. Ираида Андреевна Барашкова (заслуженный учитель школы РСФСР, почетный гражданин Абакана) предложила: "Давайте картотеку репрессированных составим". А это была и есть главная цель деятельности "Мемориала" — найти всех репрессированных, живых и мертвых, и вернуть им честное имя.

В течение двух лет мы, получив в областном суде разрешение работать с архивными документами, составили картотеку на 2,5 тысячи реабилитированных. Мне хочется, чтобы не забывались имена тех, кто стоял у истоков этой чрезвычайно кропотливой и морально тяжелой работы. Кроме Ираиды Андреевны Барашковой, это учителя Валентина Прокопьевна Коллегова, Юрий Леонидович Евдокимов, Клара Михайловна Шаламова-Торосова, врач Клара Георгиевна Бытотова, сотрудница Хакасского краеведческого музея Галия Нефедова...

И, конечно же, сама Клара Романовна Кызласова, которую многие абаканцы помнят как главврача роддома, много времени отдавала этой работе. Да она и по сей день участвует в мероприятиях "Мемориала". Откуда это неравнодушие? Дело даже не в потрясающем эмоциональном заряде тех лет, когда дышать стало легче. А в самой судьбе человека. Время от времени мы перезваниваемся с Кларой Романовной, и, бывает, по моей просьбе она читает стихи Преловского, Жигулина, Доризо... Вот и на этот раз:

Где памятник поставить мне отцу?
Я больше не прошу сказать мне правду.
Место не ищу, где был зарыт отец,
В душе ношу всю жаль свою(...)
Ношу в груди прах памяти
отца,
Сам поминальный знак,
Врос в смерть отца —
Не сдвинуться никак

— Конечно, это глубоко личное Анатолия Преловского, — говорит Клара Романовна. — Но я читаю и не могу "отодвинуть" эти строчки от себя и своей памяти об отце. В них вся наша боль — боль детей "врагов народа".

Изломанные судьбы под грифом "совершенно секретно"

На учредительной конференции пятнадцатилетней давности плотину молчания тех, кто годами носил в себе боль за унизительно-горькое прошлое, окончательно прорвало. Люди, приехавшие в Абакан из разных уголков Хакасии, говорили, говорили, говорили... Однако же в эмоциях, сопровождавших их ужасные по своей сути свидетельства, не утонул здравый смысл. Обида не застила людям глаза. Они, хватившие лиха сполна, оказались мудры — отсюда и последовательность в принятии решений, точность в формулировках целей и задач общественной организации. А это — восстановление добрых имен жертв политических репрессий и увековечение их памяти; защита прав и интересов реабилитированных граждан и тех, кто признан пострадавшим от политических репрессий; содействие в возмещении им морального и материального вреда. В том, что республиканскому "Мемориалу" на протяжении всех 15 лет удавалось вести настойчивую работу во исполнение обозначенных целей и задач, несомненная заслуга его неизменного руководителя Николая Абдина. По сути он на себе тащил и тащит основной воз работы. И благо, что Николай Степанович находит поддержку как со стороны властных структур, так и со стороны общественников-сподвижников.

— Николай Степанович, что вы считаете главным результатом работы "Мемориала" за 15 лет?

— Главное — это восстановление добрых имен жертв политических репрессий и увековечение их памяти.

Ведь как только была создана ассоциация, к нам хлынули письма со всех концов страны: из Казахстана, Грузии, Томска, Черемхова, Санкт-Петербурга, Москвы... Люди интересовались судьбами репрессированных родственников, спрашивали, каким образом можно добиться их реабилитации. Хотели знать, какие льготы полагаются жертвам политических репрессий, как получить денежную компенсацию за конфискованное имущество в период раскулачивания. Всей этой работой приходилось активно заниматься в первые годы существования нашей организации. Чтобы помочь им, например, в восстановлении добрых имен незаконно осужденных родственников, в розыске необходимых документов, мы вели обширную переписку с правоохранительными органами Красноярского края, Магаданской, Новосибирской, Иркутской областей...

Очень много времени занимала работа в архиве. От знакомства с подлинными страницами дел было очень тяжело. У моих сподвижниц, выписывавших данные из архивов областного суда, сердечные боли вдруг начинались... У меня во время работы в архивах Красноярского краевого суда и краевой прокуратуры вдруг возникало физическое ощущение того, что дышать нечем! Аура там очень тяжелая. Хотелось поскорее выйти на свежий воздух. Но приходилось терпеть. Просто потому, что надо же было кому-то это делать.

— Итогом кропотливой работы стала Книга Памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Зная, сколь сложно шла работа над ее томами, мне трудно поверить, что она завершена.

— Но это так. Первый том, подготовленный к печати еще в 1996 году, увидел свет лишь в июле 1999-го. Сведения о более чем трех тысячах репрессированных земляках, которые опубликованы в нем, нами были подготовлены на основании документов об их реабилитации судебными органами и органами прокуратуры Хакасии, Красноярского края и сообщений родственников жертв произвола.

Однако в то время почти невозможно было заглянуть в дела бывших политзаключенных под грифом "совершенно секретно", что хранились в архивах Красноярска. Только в 1998-1999 годах при содействии председателя правительства Хакасии Алексея Лебедя и губернатора Красноярского края Александра Лебедя УФСБ по Красноярскому краю передало большинство архивных дел на граждан, репрессированных на территории Хакасии, в Центральный государственный архив Республики Хакасия. Совместно с республиканской прокуратурой "Мемориал" ознакомился с этими делами и подготовил сведения о более чем двух тысячах человек для публикации в новом томе. (Замечу, что органы прокуратуры реабилитировали не всех подряд.) Второй том увидел свет в 2000 году. Таким образом, мы вернули честные имена пяти с лишним тысячам жителей Хакасии. Важно, что эти тома были изданы на средства правительства республики и пожертвования трудовых коллективов и отдельных граждан. А в ближайшее время увидит свет и третий том Книги Памяти.

— Что за материалы в него вошли?

— Сведения о раскулачивании крестьянских хозяйств Хакасии, о депортации и ссылке народов СССР в Хакасию, а также дополнения к первому и второму томам. Подготовлены данные о гражданах, безвинно осужденных судебными и внесудебными органами НКВД. Представлена и дислокация исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГа на территории Красноярского края и Хакасии.

— Что ж, остается дождаться выхода в свет заключительного тома.

— Еще несколько слов об издательской деятельности. В 2001 году нами выпущен сборник "Политические репрессии в Хакасии и других регионах Сибири (1920-1950-е годы)". В него вошли материалы одноименной научно-практической конференции, проведенной хакасским "Мемориалом" за счет выигранного гранта фонда Сороса. Это был первый и, пожалуй, единственный форум, в котором участвовали ученые и представители "мемориальских" организаций Сибири. Кроме того, в 2004 году издана книга "Безвинно расстрелянные". В ней опубликованы сведения о более чем двух тысячах жителей Хакасии, расстрелянных в годы репрессий. Вся литература бесплатно распространена практически по всем библиотекам, учебным заведениям Хакасии.

— Хотелось бы, Николай Степанович, чтобы изучение этого пласта советской истории не оставалось уделом одиночек — студентов и ученых. Ведь в большинстве своем представители молодого поколения имеют весьма поверхностные знания о политических репрессиях в стране в целом и в Хакасии в частности. А это чревато забвением уроков истории.

— Помню, в пору, когда "Мемориал" располагал помещением (а сейчас его нет, а потому консультации гражданам по вопросам, связанным с последствиями репрессий, приходится проводить при выезде в районы или по телефону), к нам зашел один человек. Глянул на стенд с фотографиями известных людей Хакасии, уничтоженных в 30-е годы, и сказал: "Здесь половина врагов народа!" Я спросил: "В вашей семье был кто-нибудь расстрелян?" — "Нет". Мне не оставалось ничего другого, как напомнить ему горькую правду: "В те годы общество было расколото на три части. Одних расстреливали и сажали, другие расстреливали и сажали, а третьи были сексотами, доносителями".

Думаю, мы должны напоминать о таких вещах, чтобы трагический излом в судьбах наших людей не повторился вновь.

С 1955 года началась частичная реабилитация жертв репрессий. Массовый характер этот процесс приобрел только после принятия закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" в 1991 году.

Дети, родители расстрелянных или осужденных к различным срокам лишения свободы в органах прокуратуры Красноярского края и Республики Хакасия получили документы о признании их пострадавшими от политических репрессий. Семьи раскулаченных крестьян, в том числе и родившиеся в ссылке, в органах внутренних дел Республики Хакасия получили справки о реабилитации. Граждане, депортированные в 1940-1950-е годы в Хакасию, были также реабилитированы. Количество лиц, имевших справку о реабилитации или признанных пострадавшими от политических репрессий, достигло свыше 6 тысяч человек. Сейчас в связи с принятыми дополнениями к закону о реабилитации почти все жертвы политических репрессий отнесены к категории реабилитированных граждан. Они имеют соответствующее пожизненное удостоверение для пользования льготами, установленными законодательными органами Российской Федерации и ее субъектами.

В том, что в Абакане установлен памятник-ансамбль жертвам политических репрессий, есть немалая заслуга республиканского общества "Мемориал". Еще на учредительной конференции в 1991 году было принято решение добиваться установления этого памятника. Первоначально планировалось установить его на Ах Тигее — там, где в 30-е годы размещалось здание ОГПУ—НКВД. (Там дни и ночи шли допросы арестованных, в подвалах зловещего здания расстреливали людей.) Это место недалеко от Никольской церкви, на берегу реки Абакан. Проект памятника, по замыслу его автора Татьяны Добровой, представлял собой часовню, окруженную курганными плитами, на которых должны были быть высечены имена расстрелянных.

Но позднее было выбрано другое место — в центре Абакана, на улице Тараса Шевченко. Там и был сооружен памятник-ансамбль уже по другому проекту. Его авторы — скульптор Вячеслав Кученов, художник Андрей Секунда, архитектор Михаил Семизоров. По полному праву их соавторами можно назвать строителей Хакасии. Основной объем работ безвозмездно выполнил коллектив производственно-строительной компании "Монолит". Внесли денежные вклады, выделили строительные материалы Абаканское отделение железной дороги, СаАЗ, "Хакасэнерго" и многие другие (всего 47 организаций). Внесли пожертвования и бывшие политзаключенные, дети репрессированных, жители городов и районов Хакасии. 26 октября 1996 года состоялось открытие этого памятника-ансамбля жертвам политических репрессий. На Стене памяти высечены имена свыше 2000 расстрелянных жителей Хакасии. После того как "Мемориалом" были и выявлены имена еще 522 граждан, расстрелянных в 30-е годы, было решено соорудить еще одну Стену памяти. Она была открыта 30 октября 2004 года. На этот раз ее возведение было профинансировано правительством Хакасии.

Страницу подготовила
Вера Самрина
«Хакасия», № 112, 21.06.2006 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е