Трагедия семьи Кремза


В 1900 году семья безземельных крестьян Кремза - переселенцев из Гродненской губернии, по Транссибирской магистрали приехала в Ачинский уезд. Обосновались в деревне Стрелка.

Как всем остальным переселенцам, им был выделен земельный надел. С проведением столыпинской реформы появился хутор Кремза, который располагался на современной территории НПЗ. Спустя чуть более полутора десятка лет, семейство Кремза вместе с другими хуторянами, образовали деревню Самодумовку, которая расположилась на левом, низменном бережку мелководной речушки Листвянки. Напротив находилась деревня с тем же красивым и поэтическим названием, что и речка.

Семья Кремза считалась бедной и была многодетной - семь сыновей и две дочери. Самым младшим у родителей, Иннокентия и Ксении Яковлевны, был Степан - родился в 1915 году. Каждому члену этой семьи досталась своя чаша горькой судьбы, которая была выпита ими до дна.

В гражданскую войну, во время лютого разгула колчаковских карателей в Причулымье, ушел сын Петр из родного дома в партизаны, в отряд Щетинкина. Больше мать с отцом его не видели - сложил свою головушку в боях.

Второй сын Тарас стал одноглазым - получил увечье на колхозных работах. В годы Великой Отечественной войны был мобилизован на работы, на военный завод г.Новосибирска. После окончания войны остался там жить.

Третий - Антон, у которого подошел призывной возраст, в трудное военное время находился в Красноярске, работал в трудармии. Вернулся в родные края - деревню Самодумовку в 1947 году.

У четвертого сына Осипа жизнь сложилась более-менее удачно и благополучно - служба в годы войны протекала на Дальнем Востоке.

Мефодию, пятому сыну, пришлось увидеть ужасы войны, смерть на полях сражений, истощенных голодом людей - участвовал в кровопролитных боях по обороне Ленинграда. Был тяжело ранен. От полученных ран, не приходя в сознание, скончался в госпитале.

Шестому сыну, Ивану, выпала нелегкая судьба - пропал без вести. После окончания войны его след все же отыскался, и стало известно односельчанам, как окончилась жизненная дорога земляка. В 1945 году вернулся с войны в родное Причулымье Георгий Кожемякин. Он рассказал землякам страшную историю, как принял смерть их односельчанин. Они вместе находились в гитлеровском плену на территории Литвы. Его, Георгия, спасла местная жительница-литовка. Иван Кремза погиб во время расстрела военнопленных. Хлестанули автоматные очереди фашистов, и пуля под самое сердце сразила сибирского парня. Упал Иван, словно подкошенный сноп, в глубокий ров - принял смерть от ненавистного врага.

Самому младшему - Степану досталась трудная и тернистая дорога жизни. Мать, Ксения, 1852 года рождения, больше всех из сыновей любила Степушку, и он взаимно отвечал ей ласковой любовью. До начала Великой Отечественной войны Степан Кремза закончил ликбез, выучился на тракториста в Ачинской МТС, работал на тракторе в колхозе им.Кагановича. Действительную военную службу проходил в военном городке г.Ачинска. После ее окончания вернулся домой, опять стал работать на тракторе. В скором времени женился на односельчанке и одногодке Екатерине Федоровне Стальмаковой.

Проработав короткое время в колхозе, устроился трудиться на военную хлебную базу № 15 охранником в Ачинске. Жена вместе с матерью - Домной Ивановной, переехали жить к мужу в город. Екатерина стала работать на воскозаводе. В начале для жилья снимали флигель у Федора Кардаша, потом перешли жить к Чабановым.

Молодые работали, а мать Екатерины находилась дома ввиду престарелого возраста - ей уже исполнилось 60 лет, так как она была с 1881 года рождения. Екатерина уже носила под сердцем ребенка, чувствовала его биение - до родов оставалось совсем немного.

Нина Антоновна Зюзя - девичья фамилия Кремза, родная племянница Степана в это время уже училась в педучилище. Первоначально жила у дяди, но в связи с удаленностью учебного заведения от дома перешла в общежитие.

Рано утром, 2 ноября 1941 года, дядя Степан забежал к племяннице в общежитие педучилища и попросил ее сфотографироваться вместе - на память. Он уезжал на фронт, в действующую армию, и сильно спешил. Нина согласилась. Фотография находилась в центре города, недалеко от педучилища. Они отправились туда и сфотографировались. После этого, тепло попрощавшись, дядя отправился пешком на вокзал, так как в то время редко курсировали маршрутные автобусы по городу, а Нина поспешила на занятия. Остался на память снимок.

В декабре 1941 года его жена, Екатерина, родила девочку - назвали Ниной. Из его писем родные узнали, что он учится на младшего командира в полковой школе в г.Рубцовске Алтайского края. Ему сообщили радостную весть, что у Екатерины родилась девочка - вся похожа на отца, имя носит его любимой племянницы. В письме от 27 апреля 1942 года родным сообщил, что закончилась учеба. И уезжает на фронт бить фашистскую нечисть. Все пришлось испытать Степану Кремза, воюя на Северном Кавказе: горечь отступления и окружения, потери близких друзей, выход темными ночами из фашистской "паутины", специально сотканной для советского солдата. Вырвались с огромными потерями "окруженцы" из "железных клещей" немцев - наконец наступила радостная встреча со своими. Цел и невредим остался Степан.

Но самый страшный удар обрушился на него позже: ложно был обвинен в измене Родине. Значит, не прошли даром окруженческие дни и ночи. Особый отдел нашел в этом измену Родине. Военный трибуналом 64-ой армии был осужден 13 октября 1942 года к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 28 октября 1942 года.

По этому поводу вызвали мать Степана, Ксению Яковлевну, в НКВД, и сообщили ей: "Твой сын - изменник Родины". Она не поверила этим словам, заплакала. От услышанного ноги у ней сами по себе подкосились, и мать без сознания упала на пол. Горестное сообщение о любимом сыночке крепко подорвало здоровье Ксении Яковлевны.

В годы Великой Отечественной войны репрессивная машина НКВД работала бесперебойно и безостановочно. Под ее жернова-колеса попадала лучшая часть народа - перелом его осуществлялся в раскиданном по всей стране архипелаге ГУЛАГ.

Мать Степана, Ксению Яковлевну, карательные органы оставили в покое. Весь удар репрессивной машины обрушили на его жену - Екатерину Федоровну Кремза - Стальмакову. К этому времени она жила в Новой Еловке вместе с матерью. После призыва мужа в Красную Армию, весной 1942 года, они с малолетней дочерью переехали сюда. Дочь по неизвестным причинам заболела и в восьмимесячном возрасте умерла.

Екатерина Федоровна Кремза была осуждена, как жена изменника Родины, 21 апреля 1943 года особым совещанием при НКВД к ссылке на пять лет с конфискацией имущества. Ее по этапу отправили в поселок Таежный Сухобузимского района. От "звонка до звонка" отбыла эта неграмотная женщина незаслуженную кару. Освободилась в 1948 году, а в начале 1949 года вернулась домой - в Новую Еловку. Только после своей смерти (она умерла 25 января 1981 года), Екатерина Федоровна была 12 сентября 1989 года реабилитирована прокуратурой Красноярского края. Всю жизнь проносила эта женщина, неутомимая труженица, позорное клеймо жены изменника Родины. Ушла в мир иной, так не получив реабилитации. До последних дней своей жизни Ксения Яковлевна была уверена (умерла на 97-ом году жизни, 16 августа 1949 года), что младший сын ни в чем не виновен. Питала надежду, что придет "казенная бумага" об этом. Постоянно, со слезами на глазах, спрашивала внучку Нину, которая работала в 1944-45 гг. в Листвянском сельском совете секретарем, пришло ли письмо из "органов". "Пока ничего нет, бабушка", - отвечала ей Нина.

Материнской чутье и голос сердца не подвело Ксению Яковлевна, сбылись ее надежды и мечты. Верно оказалось: младший сын ее Степан был реабилитирован посмертно. Правда, ей не суждено было узнать об этом.

Дело по обвинению Степана Иннокентьевича Кремза было пересмотрено военным трибуналом Северо-Кавказского военного округа 28 июня 1960 года. Приговор военного трибунала от 13 октября 1942 года отменен за отсутствием состава преступления. Наконец, по истечению столь длительного времени, справедливость восторжествовала.

Трагическую историю семьи Кремза рассказывала мне Нина Антоновна Зюзя (Кремза) со слезами на глазах, с неудержимыми рыданиями, со спазмами в горле - очень тяжелые и горестные были у ней воспоминания о покалеченных войной судьбах ее родственников.

В.Стальмаков,
д.Сучково

«Вести», 01.07.2006 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е