Людей гасят статьями УК. А было время, хватало только 58-й


Посетителей Красноярского музейного центра ожидают разгром и разруха — по полу раскиданы старые книги и партитуры. На некоторых — следы сапог, часть порвана. Явленное понарошку варварство символизирует растоптанное в советские годы культурное наследие. На открытии инсталляции приходилось ступать на ветхие тома, обойти их было невозможно, сейчас люди стесняются, поднимают книги, щурясь, вчитываются.

«Человечество выработало культурные запреты — нельзя ударить ребенка, порвать книгу, — говорит заместитель председателя красноярского общества «Мемориал» Валерий Хвостенко. — Уничтожение тонкого культурного слоя гибельным образом отражается на судьбе нации». Выставка о репрессированной красноярской интеллигенции логично продолжается другой — «Под знаком OST» — о малолетних узниках фашистских концлагерей. От растоптанных книг — к фотографиям пирамид-поленниц из человеческих тел, подготовленных к сожжению.

Из дней минувших вы переходите к экспозиции «Политическое «правосудие» и политзаключенные в современной России», организованной восемью правозащитными организациями, среди которых Музей и Общественный центр им. Андрея Сахарова, Московская Хельсинкская группа. Здесь представлены истории осуждения Михаила Ходорковского, Платона Лебедева, Игоря Сутягина, Валентина Данилова. Есть здесь материалы и о людях, чьи имена у общества не на слуху, — осужденные по делам об «исламском экстремизме» и терроризме, нацболы. Их портреты поданы в виде почтовых марок России. На каждой — по жертве. Все, как на обычных марках: зубцовка, страна выпуска (Россия), номинал (25 руб.), год выпуска в обращение (2006-й). По краю листов указано, что марки составляют «серию (проект) — жертвы политического «правосудия». Штемпель гашения на всех знаках почтовой оплаты разный — на нем статьи УК, по которым осуждены люди, изображенные на марках.

Накануне Дня памяти жертв политических репрессий и открытия этой экспозиции чуть не случился скандал. Прокуратура края сочла возможным напомнить устроителям выставок, что физик Данилов (его персона взволновала местных блюстителей закона, видимо, потому, что он, красноярец, проходил как раз по их ведомству) осужден на 13 лет лишения свободы не за политические убеждения, а по уголовным статьям: за госизмену в пользу Китая, а также мошенничество. Однако директор музейного комплекса Михаил Шубский удар держит. Он принял к сведению мнение прокуратуры и посчитал возможным представить и иную — правозащитную — точку зрения на процесс Данилова. Прокуратуре же хватило рассудка выставку не запрещать. Стороны ограничились незаметным, приклеенным сбоку от входа листочком, на котором написано: «Красноярский музейный центр представляет точку зрения организаторов выставки. Авторская позиция может не совпадать с официальной».

А совет администрации края установил рядом с камнем памяти жертв политрепрессий венок от себя. Дети и внуки «врагов народа» приносят сюда скромные искусственные цветы, шоколадки, пластиковые стаканы с водкой. Венок от власти получился шикарный, из еловых ветвей и живых цветов, величиной с памятный камень.

Алексей Тарасов
наш соб. корр., Красноярск

Новая газета 02.11.2006


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е