Энциклопедист


С 1926 года председателем Красноярского подотдела Русского географического общества стал Вячеслав Косованов — ученый-геолог, библиограф и краевед.

На днях, к 100-летнему юбилею, академику Дмитрию Лихачеву в Петербурге поставили памятник. Мы же не только не ценим своих сибирских ученых, но зачастую даже ничего не знаем о них...

Первый профессор Красноярска родился в селе Луганском Минусинского округа, работал горным техником, маркшейдером, геологом в Енисейской губернии, вел работы по землеустройству. Будучи председателем геологического бюро при крайплане в начале 30-х годов прошлого века, организовал изыскания по строительству ГЭС на Енисее. При этом Косованов составил четырехтомную "Библиографию Приенисейского края", трудился в составе редколлегии "Сибирской советской энциклопедии", где курировал отделы "Культурное строительство", "Научно-исследовательская работа", "Полезные ископаемые". В издание он подготовил ряд статей о Енисейской губернии, а также "непрофильную" публикацию "Музыка и музыкальные инструменты народностей Сибири". Воистину—энциклопедист!

В многострадальной истории создания "Сибирской энциклопедии" отразилась судьба страны в XX веке.

Ровно восемьдесят лет назад в Новосибирске, который стал центром только что созданного Сибирского края, было образовано оргбюро, первое заседание которого прошло в декабре 1926 года. В 1927 году бюро того же Сибкрайкома ВКП(б) утвердило главную редакцию, общий состав которой состоял из 22 человек. От Красноярска в состав редакции вошел, конечно, Вячеслав Косованов.

В общей сложности авторами труда стали около лолутысячи человек—лучшие специалисты и патриоты Зауралья, в том числе — 15 красноярцев. Среди них известные в городе имена — натуралист Всеволод Крутовский, этнограф и фольклорист Мария Красноженова, юрист Дмитрий Лаппо.

Словник энциклопедии выглядел очень внушительно — более восьми тысячи слов. Поначалу предполагалось издать энциклопедию в 4 томах, но на поверку материала оказалось гораздо. больше. В 1929 году из московской типографии вышел первый том издания; Тексты статей были удачно дополнены разнообразными иллюстрациями — рисунками, фотографиями, диаграммами...

Первый и второй тома энциклопедии были напечатаны тиражом в 10 000 экземпляров, но третий, вышедший весной 1932 года, — уже немногим более восьми тысяч. Что ж, в стране "закручивались гайки"! Четвертый том (буквы "О" — "С") к тому же оказался самым "опасным", потому и был подписан к печати не в полном объеме (без статей о партии и Сталине).

Никто из авторов не соглашался писать статьи "Сталин в Сибири", "Сталин о Сибири". Даже не из-за особой щепетильности, а более из-за страха сделать что-то "не то". Ведь к тому времени уже были отклонены статьи "Партизанское движение", "Партийное строительство", "Религии", "Сибирская организация ВКП(б)" и другие, входящие по алфавиту в "нехороший" том.

Потому и работа над ним растянулась на целых шесть лет. Тогда же в аппарат подготовки труда была введена должность политического секретаря—своего рода "энциклопедического комиссара". Материалы четвертого тома все же были отпечатаны на правах макета для членов редакции в нескольких десятках экземпляров в 1935 году. Нет нужды говорить, что он сразу стал библиографическим раритетом.

Тогда же, в течение 1936-37-го годов, шел пересмотр уже готового материала тома, вычеркивались имена, изымались иллюстрации. Так, спешно изъяли восемнадцать упоминаний о В. Д. Вегмане — только что арестованном работнике Сибкрайкома ВКП(б), который немало сделал для организации самого издания энциклопедии. Как говорится, кого породил, тот тебя и убьет. Нашла коса на камень! Инициатива в СССР обычно была наказуема, даже для "трудовых подвигов" нужно было испрашивать разрешение.

"Сверху" не удавалось эффективно контролировать краеведение на местах. Поэтому уже в приснопамятном 1937 году было принято "закономерное" решение о прекращении работы над энциклопедией. Материалы пятого тома (а это вполне готовые статьи и иллюстрации!) были сданы на хранение в архив. Так оборвалось издание, которое уже по своему жанру должно быть доведено до буквы "Я".

Волна репрессий накрыла энциклопедию уже в 1933 году. В первой половине года были арестованы почти все ведущие редакторы, которых объявили активистами контрреволюционной организации. Название чекисты придумали нехитрое, но вполне устрашающее — "Белогвардейский заговор". Зачем хитрить? Стране, охваченной страхом, словесные изыски были не к чему. Многие из "энциклопедистов" были расстреляны, иные же получили длительные сроки заключения.

Лишь в начале 90-х годов прошлого века был факсимильно (т.е. в оригинале) издан четвертый том энциклопедии... в США.

Американцам оказалась более дорога Сибирь и ее история, чем нам—сибирякам...

Но что же член редколлегии Вячеслав Косованов? Профессор некоторое время поработал в Красноярском пединституте на кафедре геологии. Ученое звание не спасло и его. Косованова арестовали в 1937 году, разбирались недолго, расстреляв умело и быстро.

Он, конечно, посмертно реабилитирован. Дом, где жил Косованов (ул. Лебедевой, 50), теперь охраняется государством.

Но когда в этой стране будут охранять живых?

Анатолий БОРИСОВ
Городские новости 1 декабря 2006


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е