Тайные лагеря смерти


В сталинскую эпоху в Красноярский край непрерывно шли эшелоны с политзаключенными. Через «Норильлаг», «Краслаг» и «503-ю стройку» прошли сотни тысяч советских граждан. Однако мало кто знает, что первые лагеря Сибирского управления лагерей особого назначения (СибУЛОН) в конце 20-х годов появились в Енисейском (в те времена Туруханском) районе - в поселке Кривляк и на берегу речки Шерчанка. Здесь отбывали наказание 2,5 тыс. заключенных. К закрытию лагерей в живых осталось меньше 200 человек.

Материалов о существовании этих лагерей не найти в краевых архивах. Возможно, после образования Красноярского края они попали в Новосибирск или Кемерово. Исследовать места заточения «врагов народа» отправилась совместная экспедиция Енисейского педучилища и Красноярского общества «Мемориал».

- Мы попытались у местных жителей собрать хоть какие-то сведения, - рассказывает один из руководителей экспедиции Алексей Бабий. - Ту информацию, которую получили, ни в каких документах не встретишь.

Сибулоновские лагеря в Красноярском крае просуществовали недолго - 2-3 года. Но слава «лагерей смерти» до сих пор осталась. Мифы вокруг них существуют самые разные, некоторые из них – просто фантастические.

Мошка съедала людей заживо

Очевидцы утверждают, что заключенные отбывали свое наказание в жесточайших условиях. Летом их наказывали тем, что «на комара выставляли» - раздевали донага, привязывали к дереву. За сутки мошка объедала человека до костей. А зимой заключенных обливали водой. Сельчане рассказывают, что до сих пор вылавливают в озере Сибулон, что в 3 км. от деревни, человеческие кости.

Говорят, когда лагеря сворачивали, в одном отделении из 1,5 тысяч осталось 100 заключенных, а во втором из тысячи – 60 человек.

Сейчас о том, что в поселке Кривляк когда-то были лагеря, напоминает лишь единственный полуразрушенный деревянный барак да название озера Сибулон – пожалуй, единственного озера в мире, названного в честь концлагеря.

В 31-м году в Сибирь повезли раскулаченных. Власть посчитала экономичнее валить лес силами спецпоселенцев - не надо тратиться на охрану, колючку. «Кулаков» пригнали, норму определили, и те сами на этой земле обосновывались, себя кормили.

Основной костяк жителей Кривляк в настоящее время составляют бывшие переселенцы, но село, можно сказать, умирает. Многие живут на пособие по безработице и пенсию. Выживать помогает тайга, народ перешел на подножный корм - собирает ягоды, грибы, орех, ловит рыбу.

От голода дети не могли ходить

Переселенцев в Енисейский район забрасывали непрерывно. В 30-м году - с Алтая и Забайкалья, в 31-м - с Украины, в 40-м – из западной Украины, 41-м – немцев, латышей, эстонцев, литовцев. В послевоенные годы – вновь западных украинцев, немцев и прибалтов.

Спецпоселенцы жили в землянках, работали на лесоповале. Регулярно отмечались в комендатуре. Местные жители по-разному относились к ним - власть не приветствовала тех, кто общался с «врагами народа». Есть было нечего, рабочие умирали прямо во время работы. «Сел на пенек отдохнуть, смотришь - а он уже мертвый», - вспоминают сельчане.

Слушать рассказы репрессированных без слез нельзя. Истории одна страшнее другой. Евгения Петровна, родом из Украины, ругает сегодня всех – и советскую власть, и нынешнюю. Первую за то, что лишила родины, вторую – за нищенское существование и отсутствие возможности вернуться в родные пенаты.

Сегодня в поселке живет много немцев. Причем некоторых в Сибирь сослали из Алтайского края, куда они приехали по столыпинской реформе еще в начале прошлого века.

И хотя в 41-м появился указ о выселении немцев Поволжья, на самом деле их ловили по всей территории СССР. Например, Эмма Яковлевна Городецкая родом из Саратовской области. Рассказала, что ее семья пережила 3 репрессии. В начале 30-х их раскулачили за то, что имели крепкое хозяйство, в 37-м году попали под «большой террор». Когда началась война, оставшихся в живых сослали в Сибирь. Но самое страшное, что пришлось пережить - это голод в 33-м.

- Мы с братом не могли ходить - от голода отнимались ноги. Сестра, уходя на заработки, вынуждена была оставлять 2-летнего сына одного дома. Однажды вернувшись, обнаружила, что оголодавший ребенок объел себе руки и ноги, и умер от потери крови. На другой день женщина сошла с ума.

***

Что удивительно, выжив в нечеловеческих условиях, репрессированные сегодня ни на кого не держат обиды. Говорят: «Что было, то прошло». Многие, когда появилась возможность вернуться назад, остались в Сибири, считая ее второй родиной.

Ольга ЛОБЗИНА,
Фото Сары Шонфельд, Ирины Моисеевой

Кстати


Репрессированные Э.Я.Городецкая и Е.П.Адольф

В экспедиции приняли участие фотохудожники из Германии Сара Шонфельд и Феликс Мейер. Поездка в Красноярский край проходила в рамках проекта «Родина – ГУЛАГ». После этого они отправились на Колыму. Выставку немецких фотохудожников красноярцы смогут увидеть зимой.

 

Фотофакт

Самовар-спаситель

Этот самовар хранится в музее Ярцевского центра детского творчества. В начале 30-х годов сотни раскулаченных из Забайкалья сначала везли в теплушках, потом сплавляли по реке на барже в жутких антисанитарных условиях. По пути очень многие умерли от дизентерии. Семья Комогорцевых догадалась взять с собой самовар, в котором всю дорогу и кипятила воду. Это спасло жизнь не только взрослых, но и четверых детей, потому что они не пили сырую воду.

Аргументы и факты 09.08.06


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е