Пани Генрика - основатель Казачинского музея


В глубине сквера напротив автовокзала в селе Казачинское стоит красивое здание. Наличники окон и крыльцо украшает деревянная резьба. Прямая дорожка от ажурной ограды как бы манит за собой, приглашает войти в гостеприимно открытые двери. Это Казачинский краеведческий музей. Сегодня трудно представить себе это село без терема-усадьбы, проезжающий может подумать, что здесь он всегда стоял. Многие жители не только села Казачинского, но и окрестных сел помнят, что на этом месте был пустующий парк, где паслись коровы да иногда гоняла мяч детвора. Что ни говори, а музей в деревне - явление для российской действительности достаточно редкое. „Хорошо, все-таки, что построили в селе музей. Большое видится на расстоянии, и вот мы видим — не зря спорили и отстаивали и музей, и это место под него", - говорят сегодня жители села. Музей приносит большую пользу в воспитании патриотизма у подрастающего поколения, в познании исто-рии своей малой Родины, сохраняет память об интересных людях села и района, о событиях минувших дней и лет.

А началось все в далекие послевоенные годы. Тогда в числе репрессированных, приехала из Прибалтики в Сибирь молодая симпатичная полька с необычным для мес-тного населения именем - Генриетта или по-польски Генрика. По первому мужу она носила фамилию Голимонт (девичья ее фамилия Рыллова). Живя в Вильнюсе, Генрика окончила балетную школу и стала работать в театре. Началась война, офицер Войска Польского Голимонт попал в плен к немцам и погиб в 1941 году. Вскоре Вильнюс был оккупирован немцами. Генрика осталась без работы, без куска хлеба, и вынуждена была танцевать перед немцами, чтобы не умереть с голода. Когда город освободили советские войска, Генрика вошла в концертную бригаду, которая двигалась но линии фронта с концертами. Вместе с Клавдией Шульженко Генрика Голимонт выступала перед бойцами Советской Армии. Но после войны ее как врага народа по 58-й статье сослали в Сибирь, в деревню Пятково, неподалеку от села Казачинское. Пани Генрика взялась обучать казачинскую детвору искусству танца. Для этого она организовала в районном Доме пионеров хореографическую студию. Выездные концерты с участием воспитанников Генриетты собирали большое число зрителей во всех уголках Красноярского края. А иначе и не могло быть. Ведь во все, за что бы ни бралась пани Генрика, она всегда вкладывала частичку своей души, своего сердца. В Казачинском она познакомилась с сосланным украинцем Шарлаем Василием Федосеевичем. 13 мая 1960 года они зарегистрировали свой брак.

Полюбила Генриетта Шарлай Сибирь, дикую красоту ее природы, могучий Енисей, а особенно людей. В благодарность сибирякам за их гостеприимство, радушие, за доброе человеческое участие в ее нелегкой судьбе, решила пани Генрика узнать все возможное об истории Казачинского района, о вековых традициях его жителей. С этой целью объездила любознательная женщина все окрестные деревушки, обошла каждый двор в поисках экспонатов для своей краеведческой коллекции. С большим вниманием выслушивала она воспоминания сибирских старожилов - очевидцев исторических событий. Скрупулёзно записывала каждое слово, а потом оформляла свои записи в красочные альбомы. Казачинцы охотно помогали Генриетте Шарлай, понимая, что пишет она историю их малой Родины.

Молва о казачинской собирательнице древностей шагнула далеко за пределы района. Со всего края везли сибиряки Генрике предметы быта, доставшиеся им в наследство от прадедов. Делились воспоминаниями о событиях прошлых лет. И все без исключения благодарили польскую пани за её доброе дело, за неоценимый вклад в историю родного края.

Детищем для Генриетты Константиновны стал именно её музей. Вместе с ребятишками - кружковцами ходила по предприятиям. С 1968 года составила историю всех предприятий села Казачинское. Историю леспромхоза, ПМК (КСМ - комбината строительных материалов, так он раньше назывался), колхоза, в общем, всех предприятий и организаций, которые тогда работали. Хронология была записана со слов очевидцев. В семидесятые годы краеведы вели огромную работу с ветеранами Великом Отечественной войны: собирали письма с фронта, старые фотографии, семейные реликвии. Люди сами охотно шли на помощь. Большая часть документальных работ находилась в Доме пионеров. Экспозиции тогда ещё не было, да и музея, как такового, тоже. Не было даже кабинета. Это уже позже появилась отдельная комната, которая и служила музеем. В ней ещё много лет обрабатывалась накопленная информация, вклеивались фотографии, оформлялись альбомы, стенгазеты.

Геннадий Иванович Назаров, журналист, краевед, путешественник, вспоминает:

„Ещё в 1968 году начинали по крупинкам собирать историю. Я тогда работал в Казачинской средней школе лаборантом кабинетов химии и физики. Поскольку работы было не очень много, то занимался краеведением. Вместе с Юрой Захарченко стали собирать старинные вещи. Ребятишки с удовольствием подключились к этой работе. Тащили из дому всякую старую утварь: утюги, прялки, медные тазы, вплоть до рабочих самоваров! Приходили даже родители, жаловались, что не из чего чай пить, мы, конечно, смеялись и возвращали самовары".

Шли годы... Материалов по краеведению собралось такое количество, что пришло время подумать об их достойном размещении. Вот тоща и обратилась пани Генрика к руководителям района с просьбой оказать помощь в организации музея. И, что но нынешним временам кажется удивительным, нашла поддержку и понимание. Музей в селе Казачинское был открыт в марте 1994 года. Он стал гордостью и основной достопримечательностью района. А Генриетта Шарлай, к этому времени уже вторично овдовевшая, в тот год отметила 72-летие.

С тех пор прошло несколько лет. Все эти годы пани Генрика заведовала музеем. Она с удовольствием помогала местным школьникам в поиске материалов для написания рефератов по истории родного края, всякий раз увлеченно рассказывала посетителям музея об его экспонатах. А в 1999 году Генриетта Шарлай помогла группе польских священников отыскать утраченную могилу ксендза Василевского, похороненного на сельском кладбище в 1945 году.

Генриетта Константиновна жила и работала не за грош, а за идею и совесть, и этого ждала от остальных. С болью читаешь пожелтевшие вырезки из газет, сделанные рукой самой Генриетты Константиновны, где она пытается достучаться до сердец коммерсантов, убеждая помочь, хотя бы прийти и посмотреть на музейные коллекции, - может, растают у них сердца? А простые люди приходили без просьб, такие же бескорыстные, как и она сама. Но кроме силы характера Генриетта Константиновна проявила в деле создания музея и необыкновенную работоспособность. Сколько здоровья, сил и времени ушло на то, чтобы собрать материалы по истории деревень, оформить многочисленные альбомы, которые сейчас составляют основную часть фонда этого музея, вести многочисленные переписки с людьми из разных городов и даже из других стран.

Особый интерес представляет в краеведческом зале музея домашняя утварь из быта наших бабушек и дедушек, материалы из дореволюционного времени, периодов Гражданской войны, коллективизации, Великой Отечественной войны, макет старинной избы и баньки „по-черному". А в выставочном зале (он полностью отдан под картины) можно бродить часами, забыв о суетности жизни. Посетители получают настоящее эстетическое удовольствие. Художник Г.А. Фролов и его друзья подарили музею свои картины, деревянные скульптуры, поделки. Это очень дорогой подарок. Живые картины совсем не то, что репродукции. Несколько поделок из дерева подарил музею художник Высоцкий.

Много лет Генриетта Константиновна переписывалась с Георгием Александровичем Фроловым, работы которого стали той каплей, которая перевесила чашу весов в сторону создания музея. Хотя, конечно, назвать каплей огромное количество картин, что хранятся сейчас в музее, - нельзя. Сколько любви и терпения потребовалось ей, чтобы собрать вокруг себя своих главных помощников и единомышленников - детей.

Кстати, ее сын Владимир Шарлай вспоминает, что в возрасте 4-х лет мать возила его в Вильнюс и крестила там в одном из костелов города. Ездили в Литву часто, Генрика всегда сопровождала школьников во время экскурсий. Сына брала с собой, а там оставляла его у своей матери. До 1995 года Генрика часто переписывалась с родственниками из Литвы. К сожалению, во время перестройки связь эта оборвалась. „Генриетта Константиновна покоряла своей скромностью и не любила заявлять о себе, - вспоминает заслуженный работник культуры России Юрий Яковлевич Варыгин, - очень многое делала она для района, для духовного становления подрастающего поколения.

Её то грустные, то загорающиеся в общении с людьми глаза невольно выдавали печаль нелегкого прошлого и незатухающий оптимизм настоящего. Беседовать с Генриеттой Константиновной было всегда приятно".

Скончалась Генриетта Константиновна в 2000 году.

А время идет. И вот сегодня та, кто призывал к памяти, создавал условия для сохранения памяти, сама стала памятью для казачинцев. Доброй и строгой, деликатной и настойчивой, печальной и оптимистической - такой предстаёт пани Генрика перед нами со страниц прессы, в своих статьях и на фотографиях. Но каждый, кто знал её и работал с ней, запомнил её своей, особенной и неповторимой.

В настоящее время музей переживает экономический кризис, испытывает материальные затруднения. Но мы надеемся, что жители села Казачинское не окажутся в роли Ивана, не помнящего родства. Ведь все они хотят, чтобы их дети знали, откуда пошла земля Казачинская.

Галина Васильевна ШМИДТ, Енисейский район,
МОУ Средняя общеобразовательная школа №11

На снимках: Генриетта Шарлай с сыном Володей (1959 г.); старинная улочка родного ей Вильнюса.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е