Осталась память


Я хочу поведать о простых сибирских людях, переживших судьбу России тех лет своей судьбой. Было все: радость и горе, почести и унижения, счастье и потери. Все, что мог вынести человек. И не нам рассуждать, как вадо было поступить в том или ином случае, наше дело — помнить о них и передать эту память детям, внукам, правнукам. Жаль, что знаем очень мало.

Ирина Степановна Прокопьева родилась 4 апреля 1913 года в с. Новокурске тогда Шарыповской волости Енисейской губернии. Рождение засвидетельствовано в Скрипачниковской церкви. Отец — Прокопьев Степан Кузьмич, мать — Прокопьева Ульяна Максимовна. Семья жила бедно. Аринка (Ирина) была вторым ребенком из пяти выросших детей. Когда мать вынашивала шестого, скоропостижно скончался отец, поэтому детям рано пришлось идти в работники. Учиться не пришлось. Дети нанимались в состоятельные семьи, Арина работала нянькой.

Константин Григорьевич Пахомов родился 15 мая 1907 года в с. Дубинино в довольно состоятельной семье. Костя работал в Новокурске учеником сапожника.

Они поженились, когда ей было 16, а ему 22. Костя сосватал и увез к своим родителям в Дубинино прямо из-под носа других сватов. Арина гоже предпочла из женихов только его.

— Шибко красивым показался, — говорила она, — чернявый, голубоглазый, дети красивые будут.


Пахомовы — молодожены

Сама Арина была девушкой «кровь с молоком»: алый румянец на круглом лице, белая нежная кожа и ярко-рыжие косы. Такая выразительная внешность могла послужить прототипом главной героини какого-нибудь романа о любви и счастье, окажись поблизости писатель.

Но судьба уготовила свой тернистый путь этим двум молодым красивым людям, положившим начало новой ветви в генеалогическом древе.

Началась семейная жизнь, семейный быт. Жили дружно, работали, рожали детей и ничего не ведали о своей тяжелой судьбе. Первым родился Вася, прожил недолго, умер младенцем. Но жизнь продолжалась, через некоторое время родился Коля. Недолго и он тешил родителей, сильно заболел, народные средства не помогали, врачей поблизости не было. Потом родилась Надя. Девочка была жизнерадостной и здоровенькой. Но судьба приготовила испытание с другой стороны: наступили годы раскулачивания и ссылок. Семью Пахомовых раскулачили и сослали в сторону Томска. Арина пошла за мужем, как и положено жене, хотя они не были расписаны и она могла остаться с ребенком. «Кулаков» со всех деревень и сел свозили в Ужур. Арина ходила полоскать пеленки на речку, ребенка с ней не отпускали, боялись, что сбегут. Еда была только та, что успели наскоро собрать, ведь никто не знал, куда везут. Народу было очень много, люди начинали заболевать, умирали дети. Кто-то осознанно бросал детей по деревням, кому-то удавалось сбежать, а оставленных детей отправляли в приюты. Были те, кто не выдерживал всего этого разумом. По реке сплавлялись на пароходе. Высадили на каких-то скалах, кругом тайга. Оставили людей обживать эту глухомань, чем они и занялись. В этой ссылке Арина похоронила престарелую свекровь и Надюшку. Остались они вдвоем с мужем. Терять больше некого, и порешили они бежать. Почти месяц шли по тайге, ели ягоды и все съедобное. Реки переплывали вплавь, около берегов уже была тонкая корочка льда. Деревни обходили, боясь быть пойманными. Ночью иногда забредали в какую-нибудь крайнюю избу. Люди их принимали, кормили, одевали. Так и выжили с божьей помощью. Вернулись они в Дубинине, потом очень часто меняли места жительства, боялись преследования.


Семья Пахомовых в 1953 г. Константин Григорьевич, Ирина Степановна,
дети: Саша, Катя, Маша, Люся, Валя. В 1956 году родится Сережа.

В 1938 году 28 мая родился сын Александр, после него была девочка Валя, которая умерла еще младенцем. Потом, вроде бы, наступила нормальная жизнь: семья, работа, хозяйство. Люди трудились, потихоньку утихала обида на власть. Начали отмечать праздники, радоваться успехам в работе...

22 июня 1941 года. Пришла большая беда.

Костю призвали в армию, как и многих сибиряков. Забрали почти сразу после начала войны. К большому сожалению, от него о войне мы ничего не знаем, потому, что врачи запретили даже напоминать ему об этом. Знаем только то, что он был рядовым, служил в пехоте, был контужен и тяжело ранен 30 октября 1944 года. Лечился в госпитале с 8 декабря 1944 года по 14 февраля 1945 года после осколочного ранения левого предплечья. Признали не годным к военной службе с оставлением на особом учете. Дали первую группу инвалидности, через 6 месяцев назначили переосвидетельствование.

Уже после войны 5 декабря 1980 года наградили медалью «За отвагу» по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1944 года. Орденом Отечественной войны II степени наградили по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года в честь 40-летия Победы.

Арина в войну осталась с одним сыном Сашей. На подворье была корова, так что голода не было. Арина трудилась на руднике «Ударном», была в почете. Приходилось работать и в лесхозе, и хлеб печь, и сено заготавливать. Работы было много, особенно тяжелой, неженской. Выдержали все. Арина молила Бога лишь об одном — чтоб Костя вернулся к ней живой, хоть какой, но живой. Работала, ждала и молилась, работала, ждала и молилась. Даже обет дала: «Если Костя мой вернется живой, то рожу два раза по двое».

Костя вернулся живой, и началось самое удивительное. Сначала была долгожданная многострадальная Великая Победа.

9 июня 1946 года в д. Пичугино родились Мария (моя мама) и Екатерина. 14 июня 1949 года в д. Садат родились Валентина и Людмила.

И только после этого почему-то решили узаконить свои отношения, о чем свидетельствует регистрация от 3 января 1950 года в Солдаткинском сельсовете Тисульского района.

Пахомову Ирину Степановну от имени Президиума Верховного Совета от 11 сентября 1950 года наградили медалью «Материнства» II степени. Но это еще не все. 29 мая 1956 года родился Сергей.


Ирина Степановна Пахомова с сыном Сергеем

Вот такая многодетная семья получилась. Жили бедно, но не голодали. С ранних лет приобщались к труду. Мать всегда содержала дом и двор в чистоте, а дети всегда были опрятно одеты в простенькие самошитые одежды. Арина шила и платья, и пальто. Сама пряла и обвязывала всех. Еще и люди обращались с заказами. Также славилась своей стряпней, и всегда-то у нее было чего поесть сытно и вкусно, попить и в жаркий день, и для веселья. На все была выдумщицей и мастерицей. Константин Григорьевич сапожничал помаленьку, приходилось обувать всю гвардию: и нарядные туфли, и ботиночки. Люди тоже приходили, кому залатать обувки, кому перекатать валенки. Примерно в 1957 году Пахомовы переехали в село Никольское и прожили там до конца своих дней.

Я помню своего дедушку Константина всегда молчаливым, потому что ему было трудно разговаривать после парализации. Он все время читал, в основном газеты, или слушал радио, телевизор они себе так и не купили. Мы, дети, побаивались деда. Он только взглянет на нас, и мы тише воды, ниже травы. Потом сильно заболел и слег. 23 июля 1985 года дедушка умер, умер на моих глазах. Я впервые видела, как смерть забирает жизнь у человека. Дедушка умирал так же тихо и смиренно, как и жил, как и болел последнее время. Последний выдох был выдохом облегчения, долгим и глубоким.

Бабушка стала жить одна. Но годы берут свое. Летом она жила в деревне, а на зиму приезжала к нам, здоровье все ухудшалось. Бабушка всегда говорила: «Ну, где же ты, моя смертушка, что же ты позабыла обо мне, мне давно надо на покой уже, а ты все не идешь». А мы ей отвечали: «Конечно, ездишь везде к детям, дома не живешь, вот и не может она тебя застать никак», последнее проситься домой, увезите и все тут, не может жить в городе, задыхается прям. Вот поехала на лето в Никольск и осталась там в зиму, тетя Люся осталась за ней ухаживать. Мы часто ездили проведывать. И вот где-то в декабре мы были в деревне. Уже перед отъездом в город все вышли на улицу нас провожать, а я задержалась и осталась одна с бабушкой в избе. Тут она заплакала и поведала мне, что скоро умрет. Я тоже почему-то расплакалась, обняла ее и утешала, что все там будем. Вообщем, получилось, что мы попрощались...

Приближался Новый год, и не просто новый год, а новый век. Все родственники решили собраться в деревне и встретить такое событие. Начали созваниваться, заготавливать деликатесы сибирские. Ждали гостей и из Красноярска, и из Москвы. Но тут судьба опять...

Бабушку парализовало 27 декабря, она впала в кому. Я еще один последний раз повидалась с ней. Сердце ее билось еще два дня, слезинка блестела в уголках закрытых глаз. Сердце, перенесшее столько страданий и потерь, не хотело сдаваться, упорно глухо пробивалось на этот свет... Но время было неумолимо. Время пришло. Жизнь ушла. Осталась память.


Константин Григорьевич Пахомов. 1980 г.

Я надеюсь, память не исчезнет и будет свято передаваться детям. Низкий поклон всем тем, кого уже нет с нами, тем, кто выжил и жил ради нас, несмотря ни на что, тем, кто остался людьми, пройдя нечеловеческие страдания. Вечная вам память.

Моя милая родина малая. Шарыповский район. Красноярск 2006


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е