Как можно жить без покаяния?


В редакцию поступила копия коллективного послания, с которым группа жителей правобережного Красноярска обратилась к прокурору края, губернатору, спикеру краевого парламента, главе города, уполномоченному по правам человека, а также председателю Совета Федерации. Речь в послании идёт о необходимости установки достойного памятника на месте бывшего кладбища в урочище Мокрый лог.

На страницах газеты "Красноярский рабочий" неоднократно в течение пяти лет появлялись публикации, посвящённые этой теме. Авторы письма напоминают, что на уничтоженном кладбище находились могилы их родных и близких, в том числе почётных людей района, а также многочисленных жертв сталинских репрессий (умерших от болезней на "переселенке", раскулаченных ссыльных, депортированных калмыков и представителей других национальностей). Снос могил был произведён "по-тихому", без каких-либо объявлений, часть останков была перенесена на кладбище посёлка Шинников, некоторые перенесены на Злобинское кладбище. Большинство этих захоронений безымянные, под номерами.

- Как могу я спокойно жить, не зная, где могила моей матери?! - восклицает Елена Станиславовна Худоногова, главный инициатор коллективного послания. - На кладбище Мокрый лог ещё в 1933 году были похоронены рядом с мамой, отбывавшей здесь ссылку, и две мои маленькие сестры. Там же были могилы родни по отцу и по мужу... Все они уничтожены, сейчас я не могу показать вам ни одной могилки. Уверена, что землю эту продали вместе с прахом наших родных. Хотели тут гаражи строить! А ведь в 2000 году вышел федеральный закон, из которого следует, что кладбища после их закрытия нельзя уничтожать и застраивать в течение двадцати лет, но следует привести в порядок и озеленить. У нас же ни то, ни другое не было сделано.

На многочисленные просьбы и обращения Елены Станиславовны представители городских властей отвечали ей, что устанавливать какие-либо памятные знаки на месте бывшего кладбища "нецелесообразно". В одном из последних ответов, подписанном заместителем главы города Василием Куимовым, ей рекомендовано "принести цветы к памятнику "Кандальный путь" на Предмостной площади или возложить у Камня памяти жертв политических репрессий, который расположен на набережной возле культурно-исторического центра". Уж не буду приводить слова, которыми Елена Станиславовна прокомментировала эту рекомендацию... А позиция городских властей по этому вопросу не изменилась.

Кстати, в ноябре прошлого года на месте бывшего кладбища был наконец установлен памятный металлический крест. Но случилось это не по инициативе администрации, а по доброй воле красноярского казачества. И потом, на кресте нет ведь никакой надписи. Вот почему авторы коллективного послания настаивают на том, что должен быть установлен памятник с написанной на нём "просьбой о прощении за нарушенный покой усопших". Кроме того, считают они, следует обустроить ("облагородить") это место, чтобы каждый желающий мог легко приблизиться к памятнику и возложить цветы (сейчас это сделать очень трудно, а для пожилого человека и невозможно).

- Нельзя также забывать, что на этом кладбище были похоронены не только христиане, но и представители других конфессий, например, депортированные калмыки, - говорит председатель Красноярской организации "Мемориал" Алексей Бабий. - Это надо учитывать при установке памятника. А в принципе мы, "мемориальцы", безусловно поддерживаем инициативу Елены Станиславовны и всех тех, кто подписал это письмо.

Поддержат ли эту инициативу и те, кому письмо адресовано?

Эдуард РУСАКОВ.

НА СНИМКЕ: Е. С. Худоногова у памятного креста в урочище Мокрый лог.
Фото Валерия БОДРЯШКИНА.

Красноярский рабочий 23.06.2007


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е