Лимит на расстрел


Нынешний год — год 70-летия массового сталинского террора. Он вошел в историю страны как год "большого террора"

От дискуссий к выкорчевыванию и разгрому

С 23 февраля по 5 марта 1937 года в Москве проходил печально известный пленум ЦК ВКП(б). 3 марта на нем с докладом "О недостатках партийной работы и мерах по ликвидации троцкистских и иных двурушников" выступил И.В.Сталин, повторивший свой известный вывод об обострении классовой борьбы. Он заявил: "...чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться останки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее будут они идти на более острие формы борьбы, тем больше они будут пакостить Советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последние средства обреченных". Главными врагами советского государства были объявлены троцкисты, превратившиеся, по мнению Сталина, в "беспринципную и безыдейную банду вредителей, диверсантов, шпионов, убийц, работающих по найму у некоторых разведывательных органов". Он призвал "в борьбе с современным троцкизмом" применять... "не старые методы, не методы дискуссий, а новые методы, методы выкорчевывания и разгрома".

Фактически это была четко сформулированная перед НКВД СССР задача на уничтожение "врагов народа". В заключительном слове на пленуме 5 марта Сталин, опираясь на результаты партийной дискуссии 1927 года, даже назвал конкретное количество "врагов" — 30 тысяч троцкистов, зиновьевцев и всякой другой "шушеры: правые и прочее..."

К моменту пленума уже было арестовано 18 тысяч "врагов народа". Оставалось арестовать "всего" 12 тысяч.

3 марта по докладу Н.И.Ежова "Уроки вредительства, диверсий и шпионажа японско-немецко-троцкистских агентов" пленум принял резолюцию, одобрившую "мероприятия ЦК ВКП(б) по разгрому антисоветской, диверсионно-вредительской, шпионской и террористической банды троцкистов и иных двурушников".

Уже в ходе пленума начались аресты. И далее они пошли по нарастающей. 15 марта расстреляли бывшего члена Политбюро, члена Коминтерна, редактора газеты "Известия" Н.И.Бухарина. С 14 по 29 мая были арестованы и расстреляны представители высшего командного состава Красной Армии — М.Н.Тухачевский, И.Э.Якир, И.П.Уборевич и другие. Такая же участь постигла участников февральско-мартовского пленума 1937 года: в течение 1937-1938 годов были расстреляны 52 человека, двое покончили жизнь самоубийством. В своих выступлениях и при голосовании они поддержали мнение Сталина — находить и уничтожать "врагов народа".

Главный герой - не партработник, а наркомвнуделец

Политбюро ЦК ВКП(б) 23 мая 1937 года приняло постановление "Вопрос НКВД", а 8 июня — "О выселении семей троцкистов и правых". Согласно этим постановлениям органы НКВД получили неограниченные полномочия в деле разоблачения и разгрома троцкистских и иных агентов фашизма, в подавлении малейших проявлений их антисоветской деятельности. Главным героем становился не партработник, а наркомвнуделец. В стране нарастал массовый политический психоз. "Разоблачались" сотни тысяч "врагов народа". "Раскрывались" сотни контрреволюционных организаций: от "антисоветских" до "националистических".

2 июля 1937 года вышло постановление Политбюро ЦК ВКП(б) "Об антисоветских элементах". "Всем секретарям областных и краевых партийных организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД" предложено было "взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и расстреляны в порядке административного проведения их дел через "тройки", а остальные менее активные, но все же враждебные элементы, были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД".

Напомним, "тройки" как внесудебный орган были созданы 29 октября 1929 года циркуляром ОГПУ для предварительного рассмотрения следственных дел и доклада на судебных заседаниях. С 5 июля 1937 года "тройки" получили право выносить смертные приговоры. В состав "троек" входили руководитель областного или краевого УНКВД, областные или краевые прокуроры, секретари крайкомов, обкомов. Персональный состав "троек" утверждало Политбюро ЦК. На заседании Политбюро были утверждены контрольные цифры на арест и расстрел "врагов народа".

Народный комиссар внутренних дел СССР Н.И.Ежов 30 июля 1937 года издал известный оперативный приказ № 00447, как исполнять на местах постановления Политбюро ЦК ВКП(б). Был определен порядок, сроки, масштабы репрессий "антисоветских элементов". Все репрессируемые по мере наказания разбивались на две категории. Отнесенным к первой категории "тройки" выносили постановления — расстрел, отнесенным ко второй категорий — заключение в лагеря на срок от восьми до десяти лет.

Репрессивная операция

Репрессивная операция должна была начаться в стране с 5 августа. В приказе было утверждено конкретное количество подлежащих репрессиям по первой и второй категориям по каждой республике, краю или области. Всего по стране "в плановом порядке" предстояло репрессировать по первой и второй категориям 268 950 человек, в том числе в лагерях НКВД по первой категорий — 10 000 человек.

Данные цифры являлись "ориентировочными". Но наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД имели право "самостоятельно их превышать". Разрешалось "уменьшать цифры" и переводить "лиц, намеченных к репрессированию по первой категории, во вторую и наоборот..." Так, в шифротелеграмме начальника УНКВД по Омской области Г.Ф.Горбача к Н.И.Ежову от 14 августа 1937 года сообщалось о том, что на 13 августа по первой категории арестовано 5 444 человека. Горбач просил увеличить "ориентировочную" цифру по этой категории с 1 000 до 8 000 человек. Документ показали Сталину. Тот своей рукой наложил резолюцию: "Т.Ежову. За увеличение лимита до 8 тысяч. И.Сталин". Было увеличено "плановое задание", например, и УНКВД Красноярского края. Ему первоначально установили совсем "ничтожную" цифру ликвидации "врагов народа" по первой категории — 750 человек. 20 августа И.В.Сталин и В.М.Молотов "исправили" ошибку, расширив "лимит" на 6600 человек.

С 5 августа 1937 года и до середины ноября 1938 года "тройками" НКВД—УНКВД было осуждено не менее 800 тысяч человек, половина из них — к расстрелу. 800 тысяч человек — это почти 60 процентов от общего числа репрессированных в эти годы по политическим мотивам.

Остальная часть осужденных за контрреволюционные преступления в годы "Большого террора" приходится на иные внесудебные органы: особое совещание при НКВД, военные трибуналы и суды. Только Военной коллегией Верховного суда СССР и ее выездными сессиями в 60 городах СССР с 1 октября 1936 года по 30 сентября 1938 года осуждено 36 157 человек, из них к расстрелу — 30 414 человек. Военная коллегия судила наиболее известных и в прошлом авторитетных "врагов народа".

Сведения об осужденных Военной коллегией, предоставленные архивом президента РФ, сейчас публикуются. Они получили известность как "Сталинские расстрельные списки". К Сталину попадали списки, уже разбитые на определенные категории и содержавшие лишь фамилии, имена и отчества репрессируемых. Они не утверждались на Политбюро и не оформлялись в виде решений. Списки с резолюцией "за" подписывались членами Политбюро, которые были наиболее приближены к Сталину. Чаще всего встречаются подписи Сталина, Молотова, Кагановича, Ворошилова, Жданова.

Политбюро ЦК ВКП(б) 5 июля 1937 года приняло постановление "Вопрос об НКВД". В нем предлагалось:

"1. Принять предложение Наркомвнудела о заключении в лагеря на 5-8 лет всех жен осужденных изменников родины членов правотроцкистских шпионско-диверсионных организаций, согласно представленному списку

(...)

3. Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников родины право-троцкистских шпионов подлежат заключению в лагеря не менее, как на 5-8 лет.

4. Всех оставшихся после осуждения детей-сирот до 15-летнего возраста взять на государственное обеспечение..."

Во исполнение этого постановления НКВД 15 августа 1937 года издал приказ № 00486 "Об операции по репрессированию жен и детей изменников родины". В стране были открыты женские лагеря изменников родины и детские дома НКВД. По неполным данным, только за полгода после приказа НКВД было репрессировано не менее 43 тысяч жен и детей.

Террор был остановлен постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) "Об аресте, прокурорском надзоре и ведении следствия" от 17 ноября 1938 года, в котором формально многое в деятельности НКВД подверглось критике.

Масштабы "Большого террора"

Каковы масштабы репрессий 1937-1938 годов? По имеющейся статистике, осуждено в эти два года 1 344 923 человека, из них приговорено к высшей мере наказания 681 692 человека. По другим сведениям, в 1937-1938 годах было арестовано более 1,7 миллиона человек, казнено более 700 тысяч.

В годы "Большого террора" резко увеличилось "население" лагерей, колоний и тюрем. В 1937 году количество заключенных увеличилось на 685 201 человек. 1 января 1939 года только по ИТЛ, ИТК и тюрьмам насчитывалось 2 022 976 заключенных.

Постановления Политбюро ЦК ВКП(б) и приказы НКВД в 1937-1938 годах породили в обществе атмосферу страха, безысходности, двойной морали, доносительства, шпиономании. Всюду шел поиск "врагов народа", "шпионов". "Плановые задания" на арест "изменников родины", утверждавшиеся в центре, служили для местных органов НКВД руководством к действию. Причем они были многократно перевыполнены.

В Красноярском крае расстреливали по тридцать человек в день.

2 июля 1937 года директива ЦК ВКП(б), подписанная И.В.Сталиным и В.М.Молотовым, о развертывании массовых репрессий против "врагов народа" была направлена на места.

В Красноярском крае с августа 1937 по ноябрь 1938 года по политическим статьям было приговорено к расстрелу 12 603 человека, к отбытию срока заключения в лагерях — 5 529. За этот период "тройки" в Красноярском крае рассмотрели дела 19 652 обвиняемых, из которых 1 550 человек обвинялись по общеуголовным статьям, а 18 132 — по политическим статьям. Вдумайтесь только: 12 603 человека было расстреляно только за 14 месяцев. Примерно 900 человек в месяц. Или тридцать человек ежедневно. Тридцать чьих-то пап, мам, братьев и сестер. Людей, ни в чем не виновных. В это число репрессированных входили и жители Хакасии. (Хакасская автономная область тогда входила в состав Красноярского края.)

Хакасия в 1937-1938 годах

В Хакасии, как и в других регионах СССР, после февральско-мартовского и июньского пленумов ЦК ВКП(б) 1937 года начался поиск "врагов народа". Абаканский городской партактив 16-17 июня 1937 года при обсуждении вопроса "Об итогах июньского пленума ЦК ВКП(б) принял резолюцию: "Каждый партийный и непартийный большевик должен помнить, что враги народа из троцкистско-бухаринской банды будут пытаться использовать выборы для своих вражеских контрреволюционных целей. Поэтому собрание подчеркивает, что все первичные организации должны организовать массы на основе углубления и расширения большевистской критики на разоблачение и уничтожение врагов народа, что является важнейшим условием дальнейшего продвижения нас к полному коммунизму".

Из Красноярского УНКВД поступило "плановое задание": в Хакасии арестовать три тысячи "врагов". Об этом начальник Хакасского УНКВД Н.П.Хмарин доложил на заседании бюро ОК ВКП(б). И оно вынуждено было утвердить "контрольные цифры".

Как пишет в своей книге "Казнь прокурора" ветеран прокуратуры Хакасии Владимир Гавриленко, Управление НКВД разработало целый ряд мер по реализации "планового задания":

"1. Арестовать всех членов бюро обкома, всех первых секретарей райкомов и вторых, если они связаны были с обкомом.

2. Арестовать всех членов облисполкома, председателей городских и районных исполкомов и сельских Советов (последних по выбору).

3. Арестовать в ближайшее время всех прокуроров, их помощников и следователей прокуратуры, в том числе прокурора области, председателя облсуда, председателя юридической коллегии адвокатов.

4. Арестовать первого секретаря обкома ВЛКСМ Чульджанова и секретарей райгоркомов ВЛКСМ.

5. Арестовать всех работников редакции областных, районных и городских газет, областного радио и ОГИЗа.

6. Арестовать начальников ведущих управлений и отделов облисполкома и райисполкомов,

7. Возбудить уголовные дела по фактам вредительства и саботажа на предприятиях золотодобывающей промышленности, угольных шахтах, заготовительной и перерабатывающей, лесной и деревообрабатывающей промышленности, а также в колхозах, совхозах и МТС".

Перед работниками областного НКВД Хмарин поставил задачу раскрыть контрреволюционную право-троцкистскую организацию под руководством первого секретаря обкома партии С.Е.Сизых, буржуазно-националистической, террористической организации под руководством председателя облисполкома М.Г.Торосова. Руководителям отделов УНКВД предписывалось "в националистическую контрреволюционную организацию включать всех хакасов. Задачей этой организации считать создание самостоятельного тюркского государства под протекторатом Японии, подготовку вооруженного восстания с целью создания самостоятельного тюркского государства и отделения от СССР".

В октябре 1956 года в связи с реабилитацией репрессированных был допрошен Д.П.Кузнецов, который в 1934-1938 годах работал начальником отдела Хакасского УНКВД. Он следователю, в частности, заявил: "С 1937 года из УНКВД по Красноярскому краю стали поступать контрольные цифры на аресты... Первоначально арестовывались лица, на которых были кое-какие оперативные материалы и дела, а затем по исполнению контрольных цифр, получаемых из края, стали арестовывать без всяких оснований..."

Кроме фальсификаций, для ареста руководителей партийных, советских органов, организаций широко применялись в СМИ анонимные статьи. Областная газета "Советская Хакасия" почти ежедневно публиковала статьи об обнаруженных "троцкистах, вредителях, националистах".

С июня и до конца 1937 года бюро Хакасского ОК ВКП(б) проводило свои заседания через каждые три-четыре дня. (Вместо С.Е.Сизых, выехавшего на учебу в Москву, с 9 февраля до 20 октября 1937 года первым секретарем обкома партии работал Б.В.Кубасов, позже он тоже был репрессирован.) На заседаниях бюро и пленумах десятками исключались из членов партии разоблаченные "враги народа". Так, исключены были из партии уже арестованные руководители: С.Е.Сизых — 1-й секретарь Хакасского ОК ВКП(б), Э.Б.Абрамсон — заведующая отделом школ и культпросветительной работы обкома партии, Г.Л.Гусаров —заведующий отделом пропаганды, агитации и печати ОК ВКП(б), Н.И.Киштеев — заведующий отделом ОК ВЛКСМ, И.И.Кавкун — редактор областной газеты "Советская Хакасия", И.Т.Жиров — прокурор области, К.А.Чульджанов — первый секретарь обкома ВЛКСМ, К.Т.Москвитин — директор областного Дома культуры, В.А.Баев — прокурор Боградского района, Д.И.Сидоров — первый секретарь Боградского РК ВКП(б), К.П.Преображенский — первый секретарь Ширинского РК ВКП(б), И.Г.Худяков — заведующий Хакасским облоно, М.Г.Торосов —председатель Хакасского облисполкома, И.В.Тогдин — председатель комитета по делам искусств при облисполкоме, И.И.Абдин — заведующий Аскизским райфо, А.И.Интутова-Маганакова — председатель Аскизского райисполкома и многие другие.

Треть коммунистов области была репрессирована и уничтожена. Руководители области через 8-12 месяцев после ареста Военной коллегией Верховного суда СССР в Красноярске были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу. Списки на них по обвинению по первой категории были утверждены членами Политбюро ЦК ВКП(б) еще 3 января 1938 года. Все они посмертно реабилитированы за отсутствием какого-либо состава преступления в их деятельности.

Массовые репрессии перекинулись в города и районы, органы НКВД обнаружили десятки контрреволюционных организаций.

В трех томах Книги Памяти жертв политических репрессий Хакасии, подготовленных "Мемориалом", опубликованы сведения не обо всех гражданах, репрессированных в 1920-1950-е годы. Ведь часть архивно-следственных дел, находящихся в архивах военных округов в Новосибирске, Москве, оказалась для нас недоступной.

По имеющимся у нас сведениям, в Хакасии в 1920-1950-е годы подверглись арестам по политическим мотивам 5 402 человека. Из них в 1937 и 1938 годах было репрессировано 3 339 человек. Из этого количества в 1937 году по постановлениям судебных и несудебных органов расстреляно 1 025 человек, заключено в исправительно-трудовые лагеря 549 человек; в 1938 году расстреляно 1 316 человек, заключено в лагеря 449. (Многие арестованные в 1937-м были осуждены в следующем году.)

Классовый состав репрессированных в годы "Большого террора": 52 процента — рабочие, 27,4 — крестьяне, 21,6 процента — представители интеллигенции. Спустя годы все они реабилитированы за отсутствием состава преступления.

Помнить, чтобы не повторилась трагедия

Массовые политические репрессии в 1937-1938 годах завершили формирование жесткого тоталитарного режима в СССР. В обществе был нагнетен террор, страх перед ним исключал всякое сопротивление властям. Репрессии обезглавили промышленность, армию, сферу обслуживания, науку, культуру. Пострадали партийные, комсомольские, советские, правоохранительные органы. В Красной Армии накануне Великой Отечественной войны было незаконно репрессировано около 40 тысяч офицеров. В годы "Большого террора" была опробована политика массового насильственного переселения. Первыми ее жертвами стали корейцы с Дальнего Востока, а в последующие годы — десятки депортированных народов.

В годы политического террора все крупные промышленные объекты первых пятилеток сооружались с использованием дешевого, принудительного труда заключенных, в том числе политических.

В 1920-1950-е годы через лагеря, колонии и тюрьмы прошли миллионы человек. Субкультура уголовного мира, его ценности, приоритеты, язык были навязаны обществу. Оно вынуждено было десятилетиями жить не по закону, а по "понятиям", не христианскими заповедями, а надуманными идеологическими установками

Что такое тридцать седьмой год? Это гигантский масштаб репрессий, фальсификация фантастических обвинений арестованным, пытки и истязания во время допросов, закрытый характер судопроизводства. Официальная ложь о судьбах расстрелянных. Десятки тысяч заключенных в специальные лагеря вдов "врагов народа", сотни тысяч "сирот тридцать седьмого" — людей с украденным детством и изломанной юностью. Тридцать седьмой — это эпоха полного смещения в народном сознании всех правовых понятий.

Мы живем в другую эпоху. Но наше общество еще не дало публичную оценку политического террора государства с правовых позиций. Не дана юридическая оценка тогдашних руководителей страны, и прежде всего Иосифа Сталина. Призрак сталинизма иногда проявляется и сейчас — в установках бюстов генеральному идеологу террора на улицах городов, в выражении ностальгии по наведению "порядка" в стране сталинским методом.

Государственная Дума РФ в 2005 году исключила из преамбулы закона о реабилитации 1991 года упоминание о моральном ущербе, причиненном жертвам государственного террора. Надо вернуть эти слова в текст закона. Для того, чтобы загладить оскорбление, нанесенное нескольким десяткам тысяч выживших узников ГУЛАГа и сотням тысяч родственников жертв террора. До сих пор не создан памятник погибшим, который был бы поставлен государством и от имени государства. А его нам обещают вот уже 45 лет.

История террора и ГУЛАГа должна быть представлена во всех исторических и краеведческих музеях. До сих пор существуют препятствия, ограничения доступа к архивным материалам, связанным с политическими репрессиями. Крайне необходима общероссийская программа поиска и мемориализации мест захоронения жертв террора. Ведь сколько еще до сих пор неизвестных расстрельных рвов и братских могил разбросано по стране?

Нам надо помнить об этой мрачной истории прошлого и делать все, чтобы в будущем не повторилась подобная трагедия.

Николай Абдин,
председатель Хакасского республиканского общества
жертв политических репрессий "Мемориал"

«Хакасия», № 126, 10.07.2007 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е