Как украсть со стройки зэка?


«Заполярная правда» начинает рассказ об истории строительства Норильска, его развития. Надеемся, что вам будет интересно.

Знаете ли вы, что первыми домами в Норильске считались любые строения, от палаток, обшитых дранкой, до зданий, построенных из гипса?
Знаете ли вы, что первые строители Норильска не гнушались приписками даже под страхом расстрела?
Знаете ли вы, что зимой 1938 года у населения города изымались обычные 60–ваттные лампочки?

Сегодня каждый знает о том, что норильские руды и уголь были известны ещё с XVII–XVIII веков, а активное строительство производства и собственно города началось в 1935 году. С этого времени и можно начинать рассказ.

Дела матвеевские

Поначалу тогда ещё молодая и бедная страна планировала разработку норильского месторождения силами вольнонаёмных работников. Предполагалось, что стройку станет курировать Главное управление Северного морского пути, которое возглавлял легендарный Отто Юльевич Шмидт. Однако оценив все условия строительства, высшее советское руководство выбрало дармовую рабочую силу — заключённых. И в 1935 году, спустя год после возникновения ГУЛАГа, появляется исправительно–трудовой лагерь (ИТЛ) Норильлаг. Начальником Норильскстроя и ИТЛ был назначен Владимир МАТВЕЕВ.

Именно при нём и началось строительство Норильска — рабочего посёлка — лагеря. За три года руководства Матвеева появились химическая лаборатория, мерзлотная станция, типография, радио– и телефонная станции, некое подобие больницы и многое другое. Для кормления вольных и заключённых был образован совхоз, начато строительство кирпичного завода, рудников, железной дороги. Всё это начиналось с нуля, никаких планов и смет не было в помине. Стройматериалы доставлялись с материка любыми мыслимыми и немыслимыми способами. В навигацию 1936 года на берег Енисея в Дудинке было выгружено вручную более 50 тысяч тонн груза.

Планы по строительству корректировались еженедельно — вместе с металлургическим и горным производством создавалась основная инфраструктура. Строительство заводов и домов велось на каждом пригодном для строительства клочке земли. План гражданского и промышленного строительства в 1938 году сорван. Его выполнение составило всего 48%. Строительный хаос прекратился только при Авраамии ЗАВЕНЯГИНЕ, сменившем Владимира Матвеева на посту начальника Норильского строительства и Исправительно–трудового Лагеря НКВД СССР.

Новый начальник — новый порядок

А. Завенягин принял хозяйство 1 мая 1938 года. Лицо у хозяйства было не ах. Новый начальник сообщил наркому внутренних дел Ежову, что «временного жилья выстроено 1,5 десятка домов, лагерь размещён в крайней тесноте в обветшалых палатках и фанерных бараках».

Из акта передачи новому руководству дел Норильского строительства и Лагеря НКВД СССР:

«...Готовность объектов вспомогательного строительства — Временной электростанции — 40%, Опытной обогатительной фабрики — 10%, Кирпичный завод — только забиты сваи по контуру.

Все постройки жилищного, коммунального и прочего назначения, произведённые в 1936, 1937 и 1938 годах, построены дорого и очень низкого качества. Удорожание против сметных цен по большинству работ колеблется от 200 до 300%, несмотря на то, что некоторые конструктивные элементы сооружений сделаны с отступлением от проекта в сторону ухудшения и удешевления. Качество работ не соответствует техническим условиям и нормам. /.../ Выстроенные жилые дома холодные, продуваемые ветром. Чёрные полы сделаны без смазки глиной и с недостаточной засыпкой шлаком (30–40 мм)...»

А. Завенягин также отмечал, что в домах междуэтажные перекрытия звукопроводны. Перегородки без засыпки также звукопроводны и имеют щели. Кровля всех построенных сооружений сделана временного типа, низкого качества и «при всяком дожде течёт», причём вода проникает не только в верхние этажи, но и нижние. Жилые дома не оштукатурены, что привело их в антисанитарное состояние. Жилищно–бытовые условия вольнонаёмного состава комбината были в 1938 году крайне примитивны.

Способ сокращения лагерного срока

Основными строителями Норильска были заключённые. Первый этап заключённых был в 1935 году — 1200 человек. К декабрю 1938 года численность врагов народа и уголовников выросла до 12 440 человек, а в целом через норильские лагеря прошли от 300 до 500 тысяч человек. Причём там содержались более тысячи человек из 22 стран мира.

Уровень подготовки таких строителей был крайне низок. Несмотря на то, что в начале 1938 года в Норильлаге был создан учебный комбинат, где из зэков в срочном порядке готовили плотников, бетонщиков, кузнецов и т. д., строителей всё же не хватало.

На стройках творится невероятное: в приказном порядке местные стройматериалы (песок, гравий, гипс, лес, кирпич, известь, бут) берутся под жёсткий контроль и идут на строительство всех без исключения объектов; руководители строек буквально «воруют» у своих коллег целые бригады строителей–зэков, перебрасывая их на собственные стройки. Вместе с этим идёт тотальное воровство стройматериалов — цемента, досок, гвоздей, дранки. Наказания в виде ареста, лишения зачёта трудовых дней сыплются как из пресловутого рога изобилия. Тащат всё и все — от уголовников до вольнонаёмных и даже мелких начальников. На строительстве процветает пьянство. Некоторые «умельцы» при строительстве столбов вместо бетона используют песок, гравий и глину, в результате чего после снятия опалубки «бетонные» столбы рассыпаются.

Из приказа по комбинату №409 от 17.10.1938 года:

«Работа строителей Норильского комбината в сентябре и начале октября протекает очень плохо. При плане на сентябрь в 8 млн. рублей выполнен объём работ только на 6 млн. рублей. /.../ Основным злом строительства является отсутствие руководства на производстве, полное отсутствие производственной дисциплины на многих строительных участках, систематические отлучки прорабов и десятников с производства во время работы и открытое уклонение большого количества лагерников при систематическом попустительстве бригадиров и полной безнаказанности уклоняющихся...»

Как бы то ни было, одна большая норильская стройка продолжалась. Приказ о разработке Генерального плана Норильска и лагеря был отдан ещё в феврале 1938 года. Несколько месяцев спустя норильские улицы получили названия.

Из приказа А. Завенягина (№433 от 04.11.1938 г.):
«Присвоить улицам Норильска нижеследующие наименования:
1) Горная улица — идущая от Угольного ручья к новому лагерю.
2) Заводская улица — идущая с запада на восток от нового лагеря к заводу.
3) Пясинская улица — идущая вдоль обрыва по Северной и Западной стороне нового лагеря направленная на озеро Пясино.
4) Улица им. Мельниченко — идущая параллельно Заводской улице в новом лагере севернее её. Наименование улицы присваивается в честь стрелка ВОХР тов. Мельниченко, убитого при поимке бежавших уголовников.
5) Озёрная улица — идущая вдоль школы, гипсовых домов, 2–х квартирок и двух двухэтажных домов (4 и 8 кв.).
6) Октябрьская улица — идущая по левому берегу Медвежьего ручья мимо дома ВОХР.
* Озеро у подножия горы Рудной назвать «Рудное озеро».»

Так началась история строительства Норильска. В следующих выпусках мы расскажем о том, как рос и развивался город в 40 — 50–х годах прошлого века.

Ален БУРНАШЕВ.
Фото Александра ГРИШИНА и из архива редакции.

Автор выражает благодарность специалисту Норильского городского архива Ирине ПЕРФИЛЬЕВОЙ и сотрудникам Музея истории освоения и развития НПР за предоставленные архивные материалы.

Заполярная правда 29.09.2007


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е