Не щепки, а люди!


Как это ни печально, но и в наше, казалось бы, демократическое время немало находится граждан, не только склонных оправдывать сталинский террор, но и ностальгически тоскующих по тем временам, когда страной правил "строгий, но справедливый Хозяин". А по поводу многочисленных жертв репрессий нередко можно услышать всё ту же бесчеловечную поговорку-отговорку: "Лес рубят - щепки летят"...

А ведь таких "щепок" в стране было сотни тысяч, и особенно много в нашем крае. Даже сегодня, спустя семьдесят лет после начала Большого террора, на территории Красноярского края проживает более 25 тысяч человек, пострадавших от репрессий. Вот почему в День памяти жертв политических репрессий, который отмечался 30 октября, мы предложили нашим читателям ответить на вопрос: достаточную ли помощь оказывает государство жертвам репрессий и членам их семей? Телефон звонил не умолкая...

- Льготы у нас есть, но сравнимы ли эти льготы с теми лишениями, что мы претерпели?! - начала свой взволнованный монолог Елена Андреевна Юшкова, проживающая в Октябрьском районе краевого центра. - Своего отца я потеряла, когда мне было пять лет - 23 августа 1937 года его арестовали, а уже 18 января 38-го он был расстрелян. Маму спасло то, что она через неделю после его ареста попала в больницу, а потом её прятали друзья. В 50-е годы отца реабилитировали и дали справку, что он умер в 1942 году от гангрены лёгких. А о том, что его расстреляли, я узнала только в 90-е годы. Нам врали всю жизнь! И всю жизнь мы прожили в страхе, в лишениях. Если же говорить о сегодняшних льготах, то я бы хотела, чтобы нам хотя бы часть лекарственных средств давали бесплатно. И неплохо бы в этот скорбный День памяти вспоминать о нас - даже коробку конфет или открытку получить было бы очень приятно!

Ради справедливости следует отметить, что в эти дни районные отделения соцзащиты проводят памятные вечера для репрессированных, вручают им подарки (скромные, конечно). Так, в Центральном районе в Театре музкомедии был показан спектакль "Юнона" и "Авось" (но туда, к сожалению, не все желающие могли быть приглашены - ведь в районе несколько тысяч репрессированных). Значит, впредь надо стараться, чтобы государственной доброты хватало на всех без исключения.

Другая наша землячка и многолетняя подписчица газеты "Красноярский рабочий", Вера Парфентьевна Данилова, пожурила журналистов за то, что редко пишут о таких, как она, жертвах сталинских репрессий:

- Мои родители были раскулачены в Читинской области Нерчинского района, откуда их выслали в Игарку, где позднее родилась я. А моя старшая сестра, Мария Полуполтинных, умерла в дороге и была похоронена вместе со многими другими, такими же несчастными, в деревне Никулино, на берегу Енисея. В начале 70-х годов там поставили памятник жертвам репрессий. Семья наша когда-то была большая, казачья, двадцать человек, мы жили родовым кланом. Мой дядя был священник, в конце 30-х его расстреляли. В Игарке я окончила семь классов, дальше учиться не довелось. Родители наши были так напуганы, что даже нам, своим детям, боялись рассказывать обо всём этом. В таком страхе и прожили всю жизнь. А сейчас о нас редко вспоминают, и государство не спешит возвращать долги, и вы, журналисты, редко рассказываете о наших нуждах, о нищенских прибавках к пенсиям, о скудных льготах...

Станислава Станиславовна Царюк, проживающая на проспекте имени газеты "Красноярский рабочий" и более сорока лет выписывающая нашу газету, впервые оказалась на берегах Енисея уже после войны и не по доброй воле:

- Мы были высланы из Прибалтики в 1949 году, когда наш папа был раскулачен. Да, он был зажиточным фермером, у нас были наёмные работники, но обедали они вместе с нами за одним столом. Многие говорили отцу: "Вступай в партию, пока не поздно!" Но он отказался - и вот... Мне тогда было 9 лет, сестре 4 годика. Везли нас в Сибирь в товарных вагонах, доставили в село Вагино Боготольского района. Это было чудесное село! Я там окончила 10 классов, потом училась в техникуме.

Сейчас я на пенсии, болячек - тьма, - продолжает свой рассказ Станислава Станиславовна. - Не хочу жаловаться, но жить тяжело, очень тяжело. Есть, правда, прибавка к пенсии 90 рублей (разве не смешная цифра?), бесплатный проезд один раз в году на железнодорожном транспорте. А все остальные льготы - 50 процентов за квартиру, за газ, электричество и за лекарства, так это ведь и у всех других льготников. Кстати, обратите внимание, что список лекарств, подлежащих льготам, становится всё короче и короче. Мне, например, постоянно нужны мази от деформирующего остеопороза, а они не входят в список - и приходится платить за каждый тюбик от 90 до 170 рублей. А в последнее время продукты страшно подорожали. Я понимаю, у нас демократия, рынок, но разве нельзя навести порядок с ценами? Или у нас государство всегда будет кидаться из крайности в крайность - то деспотизм, то вообще анархия и никакого порядка?!

Проживающий в Ленинском районе Николай Андреевич Кириллов с лёгким сарказмом посоветовал мне "заглянуть в свою газету 70-летней давности" и более чётко обозначить сегодняшнюю позицию по поводу сталинского террора:

- Ведь это были не просто перегибы, - резонно заметил он, - а планомерная антинародная политика преступного государства. Сам я из казачьей семьи, всех нас раскулачили и выслали в 1931 году из Забайкалья. Родился я уже на поселении, в посёлке Татарка на Ангаре. Отец кулаком не был, он был просто зажиточным крестьянином, неплохо зарабатывал на перевозке продуктов на золотые прииски. И когда в 1937 году началась волна репрессий, местные сотрудники НКВД стали требовать от него, чтобы он "отдал припрятанное золото". Избивали его, обливали холодной водой на морозе. Так он и погиб. А мой дядя был расстрелян. Все они есть в "Книге памяти жертв политических репрессий". Из Читы я получил на отца справку о реабилитации, а вот в Красноярске - ни в УВД, ни в КГБ - о нём не было ничего, никаких упоминаний. Несколько раз писал - глухая стена!

И вообще государство наше и сегодня не очень о нас заботится. Что это за добавка к пенсии - 90 рублей! Да и эти гроши дают только тем, кто получил статус реабилитированного до 1997 года.

Мы попросили прокомментировать ситуацию председателя красноярского отделения правозащитного общества "Мемориал" Алексея Бабия.

- Самая большая проблема, общая для всех льготников, это, конечно, льготные лекарства, - сказал Алексей Андреевич. - Люди ищут лекарства, а их нет. По мнению многих репрессированных, этим их просто подталкивают к тому, чтобы они соглашались на социальный пакет. Льготные лекарства должны поступать к льготникам, а сейчас аптеки деньги из бюджета получают, но лекарств больным не дают. В чём причина? Одно из двух - система работает либо неэффективно, либо криминально. Всё это требует контроля и исправления.

Также многим не удаётся воспользоваться другой льготой - ежегодным бесплатным проездом на железнодорожном транспорте. Эту проблему можно решить, если люди будут получать в органах соцзащиты специальный ваучер и на него приобретать в кассе билет, а потом этот билет сдавать обратно в соцзащиту. А сейчас зачастую деньги остаются недоиспользованными, "связанными" в бюджете.

Многие проблемы объясняются тем, что с недавних пор введён в действие Федеральный закон N 122, согласно которому вся социальная поддержка реабилитированных была перекинута на региональный уровень. Это вдвойне плохо и неправильно. Во-первых, людей репрессировали не регионы, а государство, значит, оно и должно нести ответственность. Во-вторых, регионы в стране разные - бедные и богатые. Например, наш регион сохранил все льготы, а в других, более бедных, практически нет льгот. Согласно проведённому недавно "Мемориалом" исследованию, Красноярский край входит в пятёрку лучших регионов России по сохранению льгот.

И напоследок - куда обращаться нашим читателям по волнующим их проблемам.

По вопросам реабилитации - в ГУВД Красноярского края (ул. Диктатуры Пролетариата, 23), приём с 11 до 13 часов ежедневно. По вопросам, связанным с ознакомлением с делами граждан, репрессированных по 58-й статье, - в региональное управление ФСБ (ул. Дзержинского, 18). По поводу льгот - в районные агентства социальной защиты населения. И, наконец, координаты красноярского общества "Мемориал": ул. Урицкого, 61, ком. 4-27, тел. 65-13-85.

Эдуард РУСАКОВ.
Красноярский рабочий 01.11.2007

НА СНИМКЕ: Енисей помнит многое.
Фото Ильи НАЙМУШИНА (Рейтер).


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е