Точка невозвращения


30 октября - День памяти жертв политический репрессий

Пятилетнему Гришке в этот день было невдомек: с чего бы это мать не посылает его как обычно с узелком с нехитрым обедом для отца. А дело было в том, что в этот майский день 1938 года его отца Михаила Дементьевича Милащенко крестьянина из деревни Малые пруды, что в Канском районе, арестовали. Прямо на пашне, с поля, что он готовил под весенний сев. Его отвезли в районный центр, где он как в воду канул. Ничего о нем не было известно. Ходили глу­хие слухи, что дали ему десять лет без права переписки. И только спустя двадцать лет после знаменитого февральского 1956 года XX съезда партии и этого же года июньского Постановле­ния ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его послед­ствий» семье сообщили в 1958 году, что их отец вскоре после ареста был расстрелян по об­винению в контрреволюционной работе в составе антисоветской группы. Также в этой справке сообщалось, что с их отца снято это обвинение и он восстанов­лен в своих правах...

Вскоре после ареста мужа, мать, посадив шестерых детей на телегу, запряженную быком, подалась в свое родное село – в Каменку Ирбейского района. К этому времени дом ее свекра уже был отдан чу­жим людям. Порядок тогда был такой: донесешь властям, что твой сосед при вступлении в колхоз упрятал, не сдал в общее хозяйство выездную сбрую, – и что он вообще кулак-мироед – его арестовывают, а тебе отдают его жилище и еще кое-что может перепасть из надворного хозяйства...

Приютила их родная сестра ма­тери. И началась несладкая жизнь семьи «врага народа». А тут еще одна беда – умирает сестра матери. Ее троих детей берет под свое крыло Гришкина мать. Те­перь голодных ртов стало девять.

Вспоминая те дни, Григорий Михайлович коротко и грустно сказал: «Всегда хотелось есть...» Уже с девяти лет он начал добывать свой кусок хлеба. Летом два года ходил в подпасках. После ему уже доверили самостоятельно пасти молодняк – 50 телят. Став чуть постарше, он подался в бригаду. Работа хоть и тяжелая для пацана, но за это кормили. Все матери на один голодный рот облегчение.

Не по годам крепкому само­стоятельному парнишке вскоре доверили отдельный пост – он стал конюхом. На его плечах лежала забота о сорока лошадях. Он и его напарник, такой же па­цан работали по суткам. Дел было невпроворот: привезти воды, напоить лошадей, накосить зеленки, привести, накормить, выпасти..., а зимой дел-то еще больше. Словом хлеб насущный рано он начал зарабатывать, как и многие деревенские детишки тех лет. Была только одна разница: он был сыном врага народа, и догляд за ним был особый. «Я хоть и мальчишкой еще был, – рассказывает Григорий Михайлович, – но всей шкурой чувствовал – за мной зорко следят, цепляются за каждую чепуху. Поэтому и старался работать без замечаний».

«А время тогда было суровое, – продолжает он. – Суди сам: женщина за год должна была зара­батывать не менее трехсот трудодней. Это было очень тяжело. Ведь было много матерей одиночек, а в деревне больницы нет, детского садика, яслей нет. За­болел ребенок – не оставишь одного. Вот и пропустила день, а значит на один трудодень меньше... Посчитают, а у тебя милая бабонька, нет трехсот трудодней... Собирай пожитки, своих детишек и ... на Север. Последняя высылка пяти семей по этой причине, помню, была в 1947 году».

«Или вот еще пример, – продолжает ветеран. Тракторист на деревне – на вес золота. Ценная профессия. Но в те времена для освоения Севера, даже и деревенских механизаторов так необходимых на селе, посылали туда. Помню, одного нашего тракториста помимо его воли отправляли на Север. За него вступились двое односельчан. Дескать, как семья без него: детишки мал-мала, не выдюжат. Тракториста все-таки отправили, а его заступникам – по пять лет лишения свободы».

Добывая кусок хлеба, Милащенко рано ушел из школы. Все его университеты – это только четыре класса. Все остальное образование он получил от нелегкой жизни.

В 16 лет, после уборочной на всю зиму уезжал в Манскую тайгу, где с такими же парнишками валил лес, пилил его на баланы. Грузил на сани, отвозил к узкоколейке, там сгружал... И как всегда старался работать без замечаний. И ему это удавалось.

После трех с лишним лет службы во внутренних войсках (в этом было доверие властей) Григорий вернулся в родную деревню. Год отучился в Канской школе механизации на тракториста-комбайнера длинной почти в сорок лет. Он в полном смысле слова «отпахал» на сельской ниве.

Работал не за страх, а за совесть. На своем тракторе К-700 (точнее на двух тракторах К-700, столько их было за эти годы им «изъезжено») Милащенко выдавал рекорды. По 18 часов не выходил из-за рычагов могучей машины. Особенно «жаркими» были дни посевных или уборочных.

При норме 12, 40 га глубокой вспашки он пахал 15 гектаров. А где земли получше так давал и 22 гектара.

Его имя стало все чаще и чаще звучать на собраниях, торжественных заседаниях, в местной газете и в краевой. В 1970 году его награждают медалью «За доблестный труд» в честь столетия со дня рождения В.И.Ленина. Через три года ему присваивается звание «Лучший пахарь». А в следующем знатного механизатора за самые высокие показатели в районе награждают орденом Трудового Красного Знамени.

После этой награды Милащенко в 1975 году признается ударником девятой пятилетки. Он не почивает на лаврах и дальше. По-прежнему трудится с душой, любовно, по-хозяйски относится к технике, а она платит ему той же монетой: всегда безукоризненно работает. И так, до выхода на пенсию в 1993 году.

Вот уже почти десять лет как Милащенко-бородинец. В городе из троих его детей, двое – дочь и сын. Сегодня он просто пенсионер, человек на заслуженном отдыхе.

Его крепкую, плотно сбитую среднего роста фигуру, можно встретить на улицах города. И только его земляки-каменцы, которых среди горожан много, знают историю этого человека. Человека, испытавшего горькую судьбу сына врага народа, запоздалое извинение власти за лишение его без вины виноватого кормильца, оскорбительные прозвища, насто­роженно-сдержанное внимание той же власти. Человека, который несмотря на все это, всю свою жизнь честно и добросовестно тру­дился. И в конце концов та же власть признала все его заслуги. Но главное – он оставил свой добрый след в истории Каменки. Ведь среди ее трудолюбивых жителей – один Герой Социалистического Труда, двое – награждены орденами Ленина, двое – орденами Трудового Красного Знамени. Один из этих двоих – Григорий Михайлович Милащенко!

Да, кстати, один из двоих, награжденных орденами Ленина – Константин Михайлович Милащенко. Его старший брат. Тоже знатный механизатор. Вот такие повороты судьбы.

Григорий Михайлович родился в Малых прудах. Тогда, в 1933 году деревеньку эту еще называли «Первая точка». С нее начался отсчет его судьбы. Выдержав все ее удары, сегодня он с высоты мудрости прожитых лет желает только одного: никому не возвращаться к этой драматической точке отсчета многих и многих судеб.

Анатолий Афанасьев
 
«Бородинский вестник», 03.11.2007 г.

 


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е