Венок из сплетенных рук


ЭТО ГОРОД НАШ С ТОБОЮ

«Заполярный вестник» продолжает прогулки по памятным местам Норильска. Сегодня мы остановимся в сквере у музея. Здесь, в центре города, стоит обелиск жертвам сталинских лагерей.

Общим памятником будет

Идея о строительстве памятника возникла в августе 1988 года. Тогда же объявили сбор средств, на расчетный счет общества «Мемориал» стали поступать пожертвования граждан. Но за деноминацией деньги сгорели, как и личные сбережения сотен тысяч россиян. Воплотить замысел удалось лишь пятнадцать лет спустя, в начале XXI века.

Конкурс на лучший проект памятника жертвам Норильлага собрал девять предложений. Одним авторам памятник представлялся в виде светового луча, который вырывается из земли. Другие рисовали расстрельную стену, изломанный силуэт и цветы… Конкурсная комиссия лучшими признала работы архитекторов Елены Арсеньевой и Лады Давиденко (Павловой).
Поскольку при обсуждении симпатии властей и бывших узников Норильлага разошлись, сестрам Елене и Ладе предложили сделать один памятник. Из материалов они, конечно, выбрали мрамор и бронзу, но красота стоит больших денег. Пришлось руководствоваться соображениями скорее материальными, нежели творческими. В сюжетной линии архитекторам важно было сохранить венок из сплетенных рук. Он символизировал живую цепь участниц восстания в Норильлаге в 1953 году.


Елена Арсеньева: “Победа в конкурсе – особая гордость автора”

История о том, как при подавлении бунта в шестое лаготделение охранники пустили пожарные машины и разгоняли заключенных брандспойтами, а женщины стояли возле бараков, сомкнув руки, защищая себя и свое право на сопротивление, достаточно известна. Во всяком случае, тем, кто интересуется темой тоталитарного прошлого, знаком с работами исследователей Норильлага. Елена Арсеньева и Лада Давиденко встречались с участницами восстания, под впечатлением их рассказов и получилась изломанная фигура, вросшая в каменную кладку, опоясанная венком из сплетенных рук. В день открытия памятника кто-то «увидел» на стеле цветы и колокол, другие говорили о склоненной голове…

Главный специалист управления архитектуры Елена Арсеньева вспоминает: «Конкурс проводили без привязки к месту расположения будущего памятника. Поэтому с трех сторон он должен был смотреться одинаково». Скульптуру изготовляла фирма «Осенор» (Осетия – Норильск). Но облицевали ее безобразной плиткой, венок у подрядчика оказался похожим на осетинскую чеканку. Архитекторы были очень расстроены. Настолько, что через газету обратились к «Осенору» и «торжественно» передали фирме авторские права на памятник. Надо отдать должное подрядчику – он извинился за небрежность.

Вести «авторский надзор» и работать с приехавшим в Норильск скульптором Сосланом Баскаевым пришлось в основном Елене: Лада к тому времени стала мамой, и всю себя посвящала новорожденному.

«Победа в конкурсе – особая гордость автора», – говорит Елена. Признание и понимание горожан, пожалуй, не менее приятно. Однажды сестры поздно вечером гуляли по городу. Шел пасторальный снег, на Ленинском было немноголюдно. Вдруг Елена увидела, как один мужчина – «не старый, не молодой, правильный такой мужчина – наверное, со смены возвращался» – пробежал мимо памятника, скользнул по нему взглядом. Вернулся, перекрестился и пошел дальше.

В день открытия памятника, 30 октября 2004 года, снег в Норильске шел совсем не пасторальный – колючий. Холодный ветер бросал хлопья в лицо собравшимся на митинг возле городского музея. Казалось, не было спасения от этого злого снега. Как в Норильлаге…

С того холодного дня Норильск вошел в число немногих городов России, где созданы памятники жертвам тоталитарного режима. Елена Арсеньева провела такую параллель: «Когда-то власть репрессировала людей, теперь она сама ставит памятники невинным жертвам».

Еще одна деталь, связанная со стелой в сквере у музея. Конкурс на лучший проект, как все конкурсы в то время, был общественный, не предполагавший материального вознаграждения победителей. Но местная власть поощрила архитекторов. Из личного фонда мэра Валерия Мельникова Елена и Лада получили сто тысяч рублей.

В парке – тюльпан

Черный тюльпан мог «вырасти» в нашем городе в нескольких местах. Памятник воинам-интернационалистам и участникам локальных конфликтов собирались поставить на стадионе «Заполярник», возле военкомата, в Комсомольском парке. В итоге конкурсная комиссия выбрала улицу Комсомольскую. Решение было принято после долгого обсуждения проекта, преодоления проблем с финансами, поисками подрядчиков. Свою черную страницу в историю Черного тюльпана вписали местные вандалы: они украли у строителей все инструменты. Через какое-то время сняли памятную доску, на которой были высечены имена погибших норильских парней, совершивших солдатский подвиг.

В дни воинской славы, в феврале и мае, дорогу к Черному тюльпану расчищают активисты «Молодой гвардии». В другие зимние дни подножие памятника и ведущие к нему лестницы заметены снегом. Вчера, например, я пробиралась к тюльпану, скатившись с горки на шубе. К веселому удовольствию маленькой Василисы и ее брата Устина, игравших в Комсомольском парке. Норильские подростки тоже облюбовали это место для своих забав: ребята катаются здесь на досках и картонках.

…«Черными тюльпанами» в XX веке называли самолеты, перевозившие из Афганистана в Советский Союз тела погибших солдат. «Груз-200» приходил в Норильск много раз. Имена 11 парней выгравированы на постаменте. На другом – имена 11 норильчан, погибших на Северном Кавказе. И перечислены все страны, где воевали граждане СССР и России: Вьетнам, Афганистан, Чечня, Абхазия, Эфиопия, Куба, Ангола, Югославия. В названии последней страны нет буквы «в». Нет уже на карте мира и самой Югославии, но конфликты на ее бывшей территории не удается погасить до сих пор.

Памятник жертвам Норильлага (памятник искусства) представляет собой стелу с изображением на просвет стилизованной фигуры человека, поднимающего к небу руки. Установлен по инициативе комиссии по восстановлению прав реабилитированных граждан при администрации города Норильска, общественной организации "Защита прав реабилитированных граждан", Музея истории освоения и развития НПР.

Автором проекта «Черный тюльпан» стала архитектор Лариса Шайдуллина. Ее памятник имеет вид восьмиконечной звезды, символа воинской доблести, украшающей орден Победы Андрея Первозванного, а на ней – арки, символизирующие дороги. Они образуют нишу, в которой спрятан черный тюльпан. Идею норильского архитектора воплотил в жизнь осетинский скульптор Сослан Баскаев.

Лариса Федишина

Заполярный вестник 28.03.2008


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е