К доске! К почету!


ЭТО ГОРОД НАШ С ТОБОЮ

В декабре 1997 года на одном из красивейших зданий нашего города, где «прописаны» Норильский колледж искусств и детская школа искусств, появилась мемориальная доска с рельефной надписью: «Здание построено в 1957–1958 годах. Авторы проекта – заключенные Норильлага Я.К.Трушиньш, инженер-конструктор Л.Э.Францман».


Память о Михаиле Киме увековечена мемориальной доской на доме №19 по Ленинскому проспекту. Ее авторы – норильские художники Виктор Лемента и Виталий Курагин

Как бы на складе

В конце марта 2008 года обнаружить памятный знак на «музыкальном» доме не удалось. В колледже искусств были уверены, что «доска где-то висит». В детской школе искусств на этот счет иллюзий не питали. Заместитель директора по административно-хозяйственной части Роман Савицкий пояснил, что мемориальную доску сняли во время реконструкции здания в 2005 году. Где она теперь, ответить затруднился.

Откапывать памятную доску, которая валяется «как бы на складе», похоже, никто не собирался. Я вступила в переговоры с культурными людьми, но через два дня бросила эту затею. В штате управления по делам культуры нет ставки специалиста по охране памятников истории и культуры. Так что официально спросить не с кого. Остается только надеяться на добрую волю администрации Норильской детской школы искусств и колледжа. До сегодняшнего дня памятную доску на здание не вернули.

Но я решила узнать об авторах проекта дома №17 по улице Богдана Хмельницкого, где изначально располагалась первая в городе музыкальная школа. И обратилась в Музей истории освоения и развития Норильского промышленного района.


Возможно, мемориальная доска, выполненная Романом Кравчишиным и Виталием Курагиным, вернется на это здание

Жемчужина архитектуры

Проектирование здания школы главный архитектор Норильска Витольд Непокойчицкий поручил Екабу-Ольгерту Трушиньшу, а также инженеру-конструктору Льву Францману. Вначале предполагалось создать «музыкалку» на основе чертежей небольшой типовой школы. Трушиньш увеличил этажность и предложил пристроенный концертный зал использовать не только для учебных занятий, но и для проведения городских концертов.

Лев Францман искусно спроектировал тонкое купольное покрытие, от которого зависела великолепная акустика зала. Красивую мебель разработал Николай Лебедев, архитектурные детали фасадов и внутренних помещений – Михаил Вуйцык. Капители колонн рисовала Людмила Жильцова. Но всем проектом дирижировал Яков Карлович (Екаб-Ольгерт) Трушиньш.

Профессор архитектуры почетный гражданин Норильска Лариса Назарова в своих воспоминаниях написала: «Выстроенное здание музыкальной школы, нарядное, как невеста в белом платье, выделялось своей чистотой и благородством на фоне серой застройки. Эта жемчужина архитектуры ГУЛАГа заслуживает мемориальной доски с именами людей, вложивших в проект свою душу и талант. Строительство музыкальной школы долгие годы оставалось уникальным. К примеру, в Красноярске концертный зал был спроектирован и выстроен лишь в 80-е годы».

Стоит добавить, что по проектам Трушиньша в Норильске было построено немало зданий. Среди них кинотеатр имени Ленина (теперь здесь расположен музей), плавательный бассейн, профилакторий «Валек», встроенные магазины на Ленинском проспекте, здание гостиницы на Гвардейской площади (сюда переехало управление комбината).

Его детище и детский сад №45 «Улыбка». Он построен по индивидуальному проекту, выполненному Яковом Трушиньшем вместе с архитектором Ларисой Назаровой. В «Улыбке» впервые в Норильске появился чудесный зимний сад и прогулочный дворик. Примечательно, что Яков Трушиньш постоянно искал пути развития северной архитектуры, создал несколько новаторских проектов, которые не были воплощены в жизнь.

По уникальному проекту детского сада будущая профессор архитектуры Лариса Назарова защитила диссертацию и стала кандидатом технических наук. Кандидатскую защитил и Яков Трушиньш. В начале 70-х годов он уехал из Норильска в Ригу.

Сваи Кима

Кореец Михаил Ким – человек, придумавший новый метод свайного фундирования, благодаря которому построено пол-Норильска. В 15 лет он работал фининспектором, в 25 – учился в аспирантуре Всесоюзного научно-исследовательского института гидротехники, в 27 – попал в Норильлаг. Его молодость прошла в заключении, но для Норильска это стало большой удачей.

Еще раз обращаюсь к воспоминаниям архитектора Ларисы Назаровой. Вот что она пишет о первой встрече с Михаилом Кимом. "…На пересечении Октябрьской и Заводской улиц, в низком, как бы осевшем одноэтажном здании, располагалось геологическое управление. Здесь я познакомилась с Кимом. Навстречу мне поднялся маленький кореец в темной робе (видимо, еще был заключенным), с таким добрым, открытым выражением лица, что я отреагировала приветливой улыбкой. Это приятное впечатление сохранилось у меня на всю жизнь. Михаил Васильевич стал заведующим Норильской научно-исследовательской лабораторией. Впоследствии я работала с ним в одном здании, мы часто виделись и стали друзьями. Он прошел путь от лаборанта отдела изысканий «Норильскпроекта» до инженера этого же отдела, потом стал руководителем научно-исследовательской лаборатории. Как ученый он был признан отечественной и мировой наукой, так как определил различные свойства вечномерзлых грунтов на широте Норильска…"

Повадки вечной мерзлоты

Заключенный норильского лагеря Михаил Ким начал изучать повадки мерзлоты в 1936 году. Уже в 37-м возникла идея продуваемого подполья, воздушной подушки между зданием и землей, которая не дает грунтам греться. Нормативные документы предлагали сначала оттаивать грунты, потом в лунку ставили сваю, заливали раствором и долго ждали, когда все снова замерзнет. Инженер Ким предложил решение проще: долбить мерзлоту канатно-ударными станками. Позже были придуманы новые фундаменты – со сваями, защемленными в скальное основание.

Специалисты-мерзлотники говорили, что на улице Советской заканчивается скальная площадка, выбранная для строительства Норильска по завенягинскому генплану, а дальше начинаются болотистые пустоши. Инженер-строитель Михаил Ким предложил ставить дома на болотах, разработав уникальные методы свайного фундирования – когда сваи вмораживаются в вечную мерзлоту, а уже на них ставится весь дом. «Сваи Кима» позволили развернуть в Норильске бурное жилищное строительство – каждый год заселялось до десяти новеньких «хрущевок». На торце пятиэтажки на улице Ленинградской, 3, еще недавно красовалось изображение снежинки и дата «1961». Говорят, что это первый дом, который построили на вечной мерзлоте. Снежинка – символ того, что он стоит на сваях, вмороженных в болотистый грунт. О том, когда и по какой причине она «растаяла», «Заполярный вестник» рассказывал 22 марта в публикации «Ленин: то белый, то серый».

За гениальные решения Михаил Ким и еще десять норильчан – руководителей строительства были удостоены Ленинской премии.

Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ

Текст: Лариса ФЕДИШИНА

Заполярный вестник 04.04.2008


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е