Со связанными ногами


Я сфотографировала этих немолодых женщин на праздновании юбилея Шилинки. Они старожилы, более 60 лет живут в селе. Но, оказалось, обе поселились здесь не по доброй воле Много лет назад их отправили сюда в ссылку. Как и большинство других односельчан, они были подвергнуты незаконным репрессиям. Когда я разговаривала с женщинами, не переставала удивляться. В столь почтенном возрасте (82 года и 76 лет) они сохраняют силу духа, достоинство и не ропщут на судьбу.

В книге Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» упоминаются наши места, в частности совхоз «Миндерлинский». А ссылка по выражению великого писателя - это «водворение со связанными ногами».

Неизвестно, как сложилась бы жизнь этих замечательных людей, если бы они не стали жертвами произвола тоталитарного государства. Хочется думать, что были бы они намного счастливей. Во всяком случае, не выпало бы на их долю столько незаслуженных испытаний.

Эти женщины никогда бы не оказались на одной фотографии, так как места их рождения разделяют тысячи километров. Если б не репрессии...

Анна Корнева (на снимке справа) родилась в селе Киндырлык Каратуз- ского района в крепкой, работящей семье Гореловых. Именно такие в первую очередь и подверглись репрессиям. Отец Михаил Никифорович в феврале 1930 года был приговорен Особой Тройкой ОГПУ по Сибир¬скому краю к 10 годам заключения в концлагерях по печально известной 58 статье Особенной части Уголовного Кодекса РСФСР. («Пункт 8 предусматривает наказание за «совершение террористических актов, направленных против представителей Советской власти или деятельности революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации»). Никаких террористических актов Михаил Никифорович, конечно же, не совершал, как не преступали закон и миллионы других узников ГУЛАГа. Скорее всего, он не принял Советскую власть. Может быть, отказался вступать в колхоз и по этой причине стал «врагом народа».

Отца арестовали, а семью отправили в ссылку. Анне было четыре года. После скитаний ее мать определили на спецпоселение в Шилинку. С 15 лет Анна стала работать в подсобном хозяйстве УМВД.

Шел 1941 год. К счастью, ей удалось окончить 5 классов, поэтому ее взяли весовщицей. Другим детям ссыльных повезло меньше. Детей «врагов народа» никто не собирался учить. Если до ареста родителей они успели окончить 1-2 класса, то на этом их «университеты» заканчивались. В войну доставалось всем. Анна Михайловна до сих пор помнит, как вручную пилила лес на дрова. Молодые женщины и девчонки надрывались на непосильной работе и при этом были совершенно бесправны. Анна Михайловна на любом участке работала на совесть, неслучайно же награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

В 1953-м подсобное хозяйство УМВД в Шилинке стало совхозом УКГБ. Анна работала в нем телефонисткой. Потом - продавцом в магазине. Последние годы перед пенсией - рабочей в учхозе «Миндерлинс- кое». Общий трудовой стаж - 37 лет. В этом не было бы ничего удивительного, если бы наша героиня не была многодетной матерью. Она вырастила 5 детей, имеет медаль материнства.

Горе не обошло ее дом. Двух сыновей уже похоронила мать. Дочери живут далеко. Одна в Туле, другая в Минусинске, третья в Красноярске. Мать сумела дать им образование, все они, как говорят в деревне, вышли в люди. Одна работает заместителем начальника налоговой инспекции, другая - заместителем начальника опытного участка, третья - техником-строителем.

В 1958 году ее отец Михаил Никифорович Горелов Красноярским краевым судом был реабилитирован. Кстати, уважаемая Анна Михайловна, Вы, может быть, не знаете о том, что имя Вашего отца вошло в Книгу Памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Я нашла информацию о нем во втором томе этой книги, на странице 356. Такая книга есть и в районной, и в Борской, и в Шилинкинской библиотеках. Вы можете ее найти и прочитать о том, что отца подвергли репрессиям незаконно.

...С осени 1942 года в Красноярский край стали пригонять этапы ЧСИР (членов семей изменников Родины), осужденных ОСО НКВД по ст. 58-1. В подавляющем большинстве дела этих «изменников» были сфальсифицированы. Но многих расстреляли или отправили в лагеря, а родственников сослали в Сибирь или другие необжитые места.

В 1944 году в одном из «скотских» вагонов из Западной Украины в тесноте и страшной духоте ехали две сестры. Василине было 18 лет, Агафье - всего 12. Ни в каком кошмарном сне им не могло присниться, что, родившись в краю цветущих яблонь и вишен, окажутся они в заснеженной Сибири. Но за участие в УПА (Украинской Повстанческой Армии) их брата Михаила сестры были сосланы в Красноярский край. Девочки, оказавшись в среде «врагов народа» - изгоев общества, силились понять, в чем их вина, - и не находили ответа на этот вопрос.

Не секрет, что совершеннолетних членов семей «изменников Родины» ссылали в Сибирь. Но детей все же определяли в детские дома. Почему так случилось, что 12- летнюю девочку отправили не в детский дом, а в ссылку?!

Сейчас трудно представить, как смогли они с сестрой выжить в суровом краю, где гибли от голода и холода взрослые, более приспособленные к жизни люди. Агафье пришлось начать работать с 12 лет. В ХОЗО УМВД -.на разных работах. Трудовую книжку малолетке, разумеется, не выдали, так что стаж ей впоследствии пришлось подтверждать свидетельскими показаниями. Девочка успела окончить только два класса. По-русски не говорила. Считай, иностранка. Ведь родом она из Ровенской области. В момент рождения девочки это была заграница. Область была то в составе России, то Литвы, то Польши. В 1920 году в результате советско-польской войны Западная Украина отошла к Польше. В 1939 году, после раздела сфер влияния между СССР и Германией, Ровенскую область включили в Украинскую ССР. А в 1941 началась война. Украина была захвачена немцами. Когда закончилась оккупация, сверстники девочки вернулись в школу. Для Агаши же началось хождение по мукам на чужбине. Не пришлось больше сесть за школьную парту. Нет образования - значит, ждет тебя тяжелая физическая работа. Так и случилась. Была разнорабочей в подсобном хозяйстве НКВД - это низкооплачиваемый изнурительный труд в поле, на току, ферме. Был перерыв в трудовом стаже - ухаживала за детьми. В семье родилось их трое -две дочери и сын. Когда дети выросли, довелось поработать санитаркой в Шилинском доме-интернате - с 1976 по 1991 год.

Жизнь этих женщин прошла в непрерывном труде. Обе вырастили детей, дали им образование. Шилинка с годами стала родной. Когда началась реабилитация, у ссыльных появилась возможность вернуться в родные места. Но большинству ехать было некуда. Родные гнезда разорены, родные или истреблены, или разбросаны по необъятной нашей стране.

По Закону РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменявшими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, а также дети, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей или одного из них, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, признаются подвергшимися политическим репрессиям и подлежат реабилитации. Это дает право на определенные льготы и небольшую надбавку к пенсии. Закон о реабилитации вышел в 1991 году.

Государство, хоть и с большим опозданием, но повинилось перед своими гражданами и в качестве хоть какой-то компенсации за перенесенные страдания учредило льготы.

Реабилитированным лицам и членам их семей предоставляется субсидия в размере 50 процентов от оплаты жилья и коммунальных услуг. Реабилитированные имеют право на компенсацию расходов на проезд один раз в год по России на железнодорожном транспорте, установку квартирного телефона или приобретение сотового, бесплатное зубопротезирование, льготы на проезд в муниципальном и железнодорожном транспорте пригородного сообщения. И это не полный перечень мер социальной поддержки. Но, к сожалению, до сих пор многие дети репрессированных не знают о своих правах.

A.M. Корнева обратилась за справкой в краевую прокуратуру только в апреле 2005 года. И только с этого года стала получать меры социальной поддержки. А надбавку к пенсии - с июля 2008 года. Такая вот «справедливость». Видимо, никто не .подсказал пожилой женщине (сейчас ей 82 года), что она имеет право на льготы.

А. К. Супрунюк была реабилитирована в 1994 году, с 1995 года она получает прибавку к пенсии. Кстати, справку о незаконной высылке и дальнейшей реабилитации прислали из УВД Ровенской области. На украинском языке. Сотрудники управления социальной защиты и Пенсионного фонда напряженно вчитывались в незнакомые слова. Правда, в итоге обошлись без переводчика, ведь славянские языки имеют много общих слов. Украинская письменность - на основе кириллицы.

... А сколько же людей так и умерло, не получив от государства ни покаяния, ни копейки за то, что когда- то были незаконно вышвырнуты с родного места, отбывали срок в колонии или ссылке! Они могли бы стать учеными или врачами, инженерами или экономистами. Но для «врагов народа», их детей предназначались лопата и кирка. Большинство так и не увидело достатка, в нищете закончив свой земной путь.

Ольга ВАВИЛЕНКО Фото автора

Сельская жизнь (Сухобузимское) 22.08.2008


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е