Нет памяти - нет свободы


Общество "Мемориал" было создано двадцать лет назад, на закате советской эпохи, на хмельной волне перестроечной эйфории, когда казалось, что стоит лишь протянуть руку - и вот она, долгожданная свобода, вот они, равные для всех права и торжество закона... Оправдались ли эти мечты и надежды?

Накануне Дня памяти жертв политических репрессий мы встретились с Алексеем Бабием - руководителем красноярского отделения Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества "Мемориал". Нашу беседу мы начали с воспоминаний о том, как создавался красноярский "Мемориал".

- В октябре 1988 года мы с Владимиром Сиротининым отправились в Москву, на учредительную конференцию по организации всесоюзного общества "Мемориал", - вспоминает Алексей Бабий. - Официальными учредителями были такие общественные организации, как Союз писателей и Союз кинематографистов, которые и "рулили" на конференции. Немало там было и чиновников...

- Как писала в своём дневнике, опубликованном недавно в "Новом мире", Лидия Чуковская, "в президиуме были разные лица - от бывших заключённых до всякой чертовщины-мертвечины, то есть официальных чиновников..." Она же отмечала, что почётным председателем был академик Сахаров. А кто был инициатором создания "Мемориала"?

- Застрельщиками были журналист Юрий Щекочихин и правозащитник Лев Пономарёв, которые в 1987 году опубликовали в "Литературной газете" обращение, где напоминали о том, что ещё Хрущёв обещал поставить Мемориал - памятник жертвам сталинских репрессий. И что пришла пора это сделать. Во всех городах начался сбор подписей. И в Красноярске - тоже, а вскоре у нас образовался круг людей, из которых и возник "Мемориал". Поначалу общество называлось "Судьбы людей", а руководил им ныне покойный Володя Биргер. Постепенно стали не только собирать подписи в поддержку памятника, но и составлять списки всех репрессированных, говорить о необходимости льгот жертвам репрессий и так далее. Так окончательно созрела идея создать всероссийское общество, и для его учреждения не случайно было выбрано 30 октября - День памяти жертв политических репрессий.

- А почему этот день отмечается 30 октября?

- 30 октября 1974 года сразу в нескольких лагерях проходила массовая акция протеста политзаключённых в защиту своих прав. С тех пор этот день и отмечается как День памяти. Когда мы с Мишей Молибогом и Владимиром Сиротининым, первым председателем нашего общества, ехали в Москву, то всерьёз готовились к тому, что нас всех могут там задержать. Ведь впервые в советской истории люди собрались в Москве, чтобы открыто создать общественную организацию явно антисоветскую. Так что поначалу трудно было предположить, чем всё закончится. Кстати, некоторые делегаты из других регионов были задержаны в местных аэропортах под надуманными предлогами... Конференция проходила в Доме кино. Чиновники отлавливали делегатов и оказывали на них и на организаторов давление. В последний момент устроители струхнули - и объявили, что конференция не учредительная, а всего лишь подготовительная.

- Чем вам особенно запомнился этот день?

- Сам я в диссидентской тусовке до этого не вертелся, поэтому впервые смог познакомиться с разными интересными людьми. Очень много в зале было бывших зэков - тогда ещё многие из них были живы. И меня, помню, очень удивило то, насколько они расходятся друг с другом в понимании разных вопросов. Среди зэков были и закоренелые коммунисты, и антикоммунисты. Большой спор разгорелся вокруг того, что вообще можно считать политическими репрессиями и от какого года вести отсчёт. Когда кто-то заикнулся, что надо идти от 1917 года и до нынешнего дня, поднялся такой хай! Были жаркие дискуссии и по поводу льгот жертвам репрессий, среди противников были и некоторые из бывших зэков, упёртых коммунистов... Вообще люди в тот день больше старались выговориться, излить душу. А конструктивных решений принято не было... И вот мы с Сиротининым устроили бучу - я выступил и предложил, чтобы эта конференция всё-таки считалась учредительной. Что же, мы ехали в такую даль для одних разговоров?! Но моё предложение не было поставлено на обсуждение - и сразу же объявили другого докладчика.

- С кем из интересных людей вам довелось там встретиться?

- Помню, пробовал взять интервью у Булата Окуджавы. Но я тогда даже не знал, что у него и отец, и мать были репрессированы, так что беседа не очень-то удалась. Спустя два месяца, в январе 1989 года, состоялась вторая, учредительная конференция - и был создан всесоюзный "Мемориал", был принят устав, создано правление. Но ещё два года общество не хотели регистрировать официально.

- Прошло двадцать лет... Что сделано красноярским "Мемориалом" за эти годы?

- Одним из главных результатов считаю увековечение памяти жертв политических репрессий. Во всех регионах страны по инициативе и при участии "Мемориала" издаются "Книги памяти". Установлены памятники, памятные знаки, мемориальные доски. У нас, в Красноярске, установлен мемориальный камень. Только что вышел шестой том Книги Памяти (кстати, это издание стало возможным благодаря поддержке краевой администрации, за что мы ей благодарны). Проделана также очень большая исследовательская работа по истории политических репрессий. И теперь у нас есть реальная историческая картина начиная с 1917 года и до конца 1980-х. Опубликованы очень интересные документы, "перевернувшие" многие прежние концепции. Например, стал известен приказ по НКВД N 447 от 1937 года, который помог совершенно по-новому оценить Великий террор. Ведь до сих пор многие считают, что жертвами сталинского террора были только представители партийной и советской элиты, а из этого приказа видно, что террор был направлен против всего народа и прежде всего против крестьянства. Сверху на места спускались лимиты, срок окончания - 5 декабря 1937 года, и это означает, что чистили электоральное поле перед выборами. То есть это была такая сталинская политтехнология. Правда, потом на местах "увлеклись" и перевыполнили план вождя...

- Не зря, наверное, "Мемориал" называется также и просветительским обществом...

- Да, на протяжении всех этих лет мы проводили всевозможные выставки, лекции, выступления в школах, публиковали статьи в газетах. День 30 октября стал всероссийским днём поминовения. Следует также отметить, что Закон о реабилитации жертв политических репрессий был разработан в основном "мемориальцами" в очень короткие сроки - сразу после августа 1991 года, по совету президента Ельцина, который был в общественном совете "Мемориала". Благодаря этому закону только у нас в крае было реабилитировано свыше пятисот тысяч человек. Эти люди впервые стали чувствовать себя полноправными гражданами, к тому же они получили льготы (на оплату жилья, медицинское обслуживание и так далее).

- А чего вам не удалось добиться за эти годы?

- К сожалению, не удалось повернуть сознание людей... Люди не очень-то изменились. И нынешний поворот в сторону "державности" и авторитаризма многие восприняли с благодарностью и энтузиазмом. Далеко за примерами ходить не надо. У нас в Красноярске за последние годы трижды пытались поставить памятник Сталину, и, хотя представители власти справедливо отвергли эту идею, пятьдесят процентов опрошенных обывателей высказывались "за". Это говорит о том, что страна и люди ещё не готовы к нормальной, демократической, нетоталитарной жизни. Значит, вся наша просветительская деятельность пока не увенчалась успехом. И самих "мемориальцев", кстати, не становится больше, в Красноярском крае сейчас всего 19 человек, почти все - пенсионеры и инвалиды. То есть не в наших силах перестроить всем людям мозги...

- Как писала уже упомянутая мной Лидия Чуковская, "движение за права человека никогда у нас не будет массовым, потому что люди у нас бывают возмущены неравенством пайков и жилья, но не более того. Никакого чувства чести и чувства собственного достоинства..." Как хотелось бы думать, что она ошибается... Впрочем, вернёмся к юбилейной теме. Что сегодня является главной задачей общества "Мемориал"?

- Задачи прежние - увековечение памяти жертв репрессий, просветительская работа. У нас есть хорошие активисты не только в Красноярске, но и в районах. Так, в Бирилюсском районе есть член "Мемориала" Лактионова, она же директор местного музея. Или - в Курагино - Александра Ивановна Фролова, совершенно фантастическая женщина! В свои преклонные годы она и памятник поставила, и книги выпускает. А вообще нашей главной задачей становится просветительская работа. Ведь сейчас нам снова навязывают сталинистское понимание истории, по телевидению вовсю идёт своеобразная реабилитация сталинизма. Под видимостью объективности протаскивается ложь. Мол, репрессии были совсем не такие уж многочисленные и жестокие. И в качестве консультантов с экрана выступают бывшие следователи и те, кто когда-то сажал невиновных. И всё чаще, особенно на Первом канале, интерпретация недавней истории даётся в стиле "Краткого курса ВКП(б)". Если эти господа с таким пренебрежением могут относиться к жертвам сталинских репрессий, значит, они так же относятся и к ныне живущим людям. Значит, в любой момент мы можем ожидать повторения прошлого. Те, кто оправдывает преступления прошлого, готовы совершить их вновь.

- Неужто возможен возврат к социализму?

- Нет, следующий виток тоталитаризма у нас назревает в виде национал-шовинизма, то есть возможен вариант 1933 года в Германии. И тут главная проблема мне видится не столько во власти, сколько в самих людях. Очень многие, к сожалению, склонны к национал-патриотизму и готовы увидеть врага в любом чужестранце. И тут сходятся мотивы обывателя и власти, которой очень удобно, чтобы виновной считали не её, власть, а тех, кто "понаехали" в страну. Мы пытаемся объяснить это людям, читаем лекции в школах, где говорим о терпимости, о гуманизме. О том, что, к примеру, чеченцы и таджики такие же люди, как и русские...

- Ох и трудно вам будет победить предрассудки, Алексей Андреевич. Пока вы, "мемориальцы", занимаетесь просветительством, другие занимаются махровой демагогией, играют на инстинктах, на недобрых чувствах простых людей. Вы обращаетесь к разуму, а быть может, надо и вам больше воздействовать на эмоции, на чувства...

- И мы это стараемся делать. Вот сегодня я был в одной школе, где рассказывал учащимся, как невыносимо жилось женщинам в ГУЛАГе. И у некоторых девчонок глаза были на мокром месте!

С гостем беседовал
Эдуард РУСАКОВ.

Красноярский рабочий, 01.11.2008

Фото Валерия ЗАБОЛОТСКОГО.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е