Воспоминания Мины Фридриховны


Скорбные уроки истории

Станицу Тинскую Саянского района Красноярского края можно по праву назвать малой родиной многих репрессированных граждан не только Красноярского края, но и немцев Поволжья.

Очередная волна репрессий коснулась тинчан в конце 20-х годов. У правительства не оставалось иного выхода, как изменить существующую хозяйственную политику. Так появилась идея коллективизации, которая коснулась и населения Сибири, в том числе и жителей станицы Тинская.

Основная волна раскулачивания началась в 1929 году. Те, кто не принимал коллективизацию, подвергался репрессиям.

В сентябрьские дни 1941 года в Саянский район приехали сотни немецких семей, более 3000 человек. В одной из семей станицы Тинская проживала семья немецких переселенцев по фамилии Вамбольт Глава семейства – Фридрих Петрович. Его супруга – Мария Ивановна. Дети: Мина, Люся, Арнольд, Сильва.

Воспоминаниями делится старшая из детей – Мина Фридриховна

Воспоминания Мины Фридриховны

В нашей семье я была старшая. Родилась 28 июня 1931 года в селении Алешники Жирновског района Волгоградской области. До войны наша семья построила добротный деревянный дом: три комнаты, кухня, мебель была вся необходимая в доме. Был сад и огород. Из живности – козы, корова, свиньи, куры. Отец – кузнец, мать – технолог кирпичного завода. Зарабатывали родители неплохо, семья жила в достатке. Город Пальтцер, в котором мы жили до 1941 года, был большим и красивым. Когда началась война, всем немецким семьям объявили (смешанные семьи не трогали), чтобы собирались с вещами для переезда в другое место. Собранный груз оценивался в зависимости от веса. Все, что оставалось дома, замыкалось под ключ, который был отдан на сохранение коменданту города. На дорогу родители зарезали козу. Мясо сварили, и ели всю дорогу. Оставленное обещали вернуть обратно. Нас погрузили в машину и повезли к Волге, где посадили на пароход. После многочасового плавания нас пересадили в поезд. Везли как скотину. Разбитые вагоны, предназначенные для перевозки скота. Они были абсолютно не пригодны для перевозки людей. Ехали медленно, с длительными остановками. На этих остановках мы старались запастись водой, сходить в туалет, а во время движения поезда терпели, потому что не было туалета. Особенно тяжело было тем, у кого были маленькие дети. И вот мы прибыли в Красноярский край, в город Уяр, где нас начали расселять. Мы попали в Партизанский район, деревню Стойба. Поселили нас на квартире у одной из местных жительниц. А буквально через два дня отца – Фридриха Петровича забрали в трудовую армию. Попал он в Пермскую область, Кудайский район, лагерь 244 «А», где работал кузнецом. Здоровье его к этому времени сильно подкосилось – болел желудок. Он очень хотел увидеться с родными, но его не пускали. А через три года наш папочка умер, о чем нам письменно сообщили из лагеря. Мама работала в селе, но средств не хватало для содержания семьи, и ей приходилось побираться по деревням.

Однажды пришла в Тинскую, где встретила брата своего мужа (тоже высланного). Через несколько дней вернулась в Стойбу. Дети, оголодавшие, уже не могли встать с постели. Помню, что в это время мы жили в общежитии, где кроме нас проживала еще одна семья. Мама сумела все же детей своих отходить – спасли подаяния. Не знаю, чем она сама питалась, но мне кажется, что она все продукта отдавала нам.

Весной пешком мы пришли в Тинскую к Вамбольт Александру (брату отца), где тоже было четверо детей. Мама устроилась техничкой в школу, ей дали маленькую избушку, в которой была русская печь. Огорода не было, потому что нам запрещалось вести какое-либо хозяйство. К нашей радости, нам выделили небольшой участок земли, на котором посадили картошку, а осенью накопали 10 мешков! Часть урожая продали и купили корову. Летом держали ее во дворе, а зимой – в доме, так как не было теплой стайки.

После войны мы купили свою избу. Ходили учиться в четырехлетнюю школу.

С 12 лет я работала свинаркой на ферме. Через год пошла в телятницы, а еще через три года стала дояркой. Доила вручную 15 коров.

В 1953 году вышла замуж за Константина Блюмова. Через год родилась дочь Лида. Приходилось работать и в поле – силос заготавливать, на подтоварнике – зерно сушить, в общем, трудиться везде, куда пошлют. В 1956 году родилась Маша и нас сняли с контроля комендатуры, а до этого ежемесячно проверяли. Меня отправили работать няней в детсад, а брат Арнольд уехал в Казахстан, в Кустанайскую область к родне отца. Сильва с мамой потом уехали к нему.

В 60-х годах брат ездил на родину – в Поволжье. Но в нашем доме уже жили другие люди. В возврате имущества нам отказали.

Сегодня я проживаю в Сосновоборске вместе со своими детьми. После долгих лет мытарств получила свидетельство А150151 «О реабилитации жертв политических репрессий». Получила от государства и льготы, хотя какие льготы мне сейчас нужны. Для меня главная льгота – любовь и забота со стороны детей и внуков. Я богатая, имею семь внуков и правнучку. Родина высоко оценила мои заслуги, наградив меня медалями: «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», к 50-летию и 60-летию Победы в Великой Отечественной войне, присвоив мне звание «Ветеран труда РФ». Мне не на что обижаться.

Хочется поблагодарить Сосновоборскую организацию жертв политических репрессий и редакцию «Сосновоборской газеты» за эту рубрику в газете, в которой можно публиковать воспоминания людей, подвергшихся репрессиям. Пусть они станут завещанием для наших детей и внуков, чтобы они не допустили такого бесправия и унижения, которое мы пережили.

С пожеланиями всем добра и мира
М.Ф.Блюмова

«Сосновоборская газета», № 47 (249), 04.12.2008 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е