Наборщик Федя


Фёдору Афанасьевичу Пуртову исполнилось бы нынче 120 лет. Он 9 октября 1905 года с товарищами набрал первый номер газеты "Красноярский рабочий" в губернской типографии. Позднее был награждён орденом Трудового Красного Знамени. И только в 1958 году закончил рабочую биографию в типографии "Красноярский рабочий"...

Думал ли Федя Пуртов, сын казачий, что придётся ему создавать революционную газету? В начале августа 1905 года его взяли учеником в наборный цех городской типографии. Располагалась она по улице Благовещенской (ныне Ленина, 58). Как-то наборщик Серов пригласил Федю на собрание, чтоб тот смог лучше узнать про жизнь рабочую. Сбор назначили у плашкоута. Собравшиеся были с удочками, корзинами, словно собрались порыбачить.

Пристали к берегу, поднялись в гору, спустились к речке Базаихе. Расселись на полянке. В центр круга вышел немолодой черноглазый мужчина и сообщил, что царские власти для наведения порядка прислали в город Второй железнодорожный батальон. И зачитал письмо о трудной доле рабочих и готовящемся восстании. Выступали и другие. Вечером разожгли костёр, напекли картошки. Утром же возвращались домой с мелкой рыбёшкой, которую загодя наловил засланный товарищ. Пуртову пояснили, что это называется "конспирация". А когда юноша поведал отцу про тайное собрание, тот чуть было его не выпорол, сказав: "Эх, Федька, Федька, я ведь тебя послал ремеслу стоящему учиться, а не в мутной водице плавать да смутьянов разных слушать. Вот вы против царя выступаете, да как же без него?! Не было ещё жизни без царей. Народом править надо!"

Ещё долго отец рассказывал о службе в армии, где в чине вахмистра участвовал в Русско-турецкой войне и возвратился с георгиевскими крестами III и IV степени.

...В Народном доме должен был проходить митинг рабочих железнодорожных мастерских. Но пронёсся слух, что черносотенцы хотят его сорвать. И действительно, Фёдор вскоре увидел, как они проходят мимо Народного дома с криками "Ура!", церковными хоругвями и российскими флагами, где начертано: "Боже, царя храни!" Федя невольно осенил себя крестом, а товарищи, стоявшие рядом, рассмеялись. На следующее утро Пуртов узнал, что черносотенцы хотели поджечь Народный дом, но там среди гимназистов оказалась дочь губернатора. Здание окружили солдаты, казаки, а губернатор распорядился, чтобы выходившие называли фамилии. Лихнер, к примеру, бывший наборщик типографии, а позже профессиональный революционер, представился Морковкиным...

А уже 9 октября Максим Лихнер появился в типографии и обратился к рабочим: "К вечеру срочно надо набрать листовки под заголовком "Красноярский рабочий"!"

Выполнить задание вызвалась только молодёжь - Бриклис, Гончаровский, Ивановский и случайно оказавшийся Федя Пуртов. На следующий день неугомонный Лихнер сам сверстал первый номер "Красноярского рабочего". Надо печатать, а кадровые рабочие отказались... Сметливый нелегал отправился в типографию давнего знакомого Кохановского, на улицу Воскресенскую (теперь Мира, 55). Хозяин типографии, конечно, разрешил напечатать и посоветовал делать газету, а не листовки, бескорыстно снабдив бумагой... Лихнер же, узнав, что Федя живёт на качинском Казачьем взвозе, дал ему пачку газет и попросил раздать соседям железнодорожных мастерских и колбасной фабрики. Мол, туда, где проживают казачьи семьи, вряд ли заглянут черносотенцы. Замечу, что в двадцатых годах над казаками Большекачинской улицы по-садистски наиздевалась во время допросов революционерка из ВЧК Ада Лебедева, как ни пытался сдержать её жестокость Вейнбаум, гражданский муж этой особы или, по-тогдашнему, сожитель... Теперь же эта казачья улица носит, увы, имя Ады Лебедевой! По-божески ли это?!

...До 24 декабря вышло ещё пять номеров газеты "Красноярский рабочий". Вскоре утихли революционные страсти и ещё двенадцать лет трудно, но стабильно жила патриархальная православная Русь.

...Через восемь лет после выхода первых номеров газеты родня из зажиточных красноярских казаков купила Фёдору на Старом базаре скобяно-оружейный магазинчик. Женился он на Елизавете Дмитриевой, и жили они, соблюдая старинный уклад, покою и счастью радуясь, пока не началась Первая мировая война. Закончил её Фёдор в 1916 году в Финляндии. Уходя на фронт, оставил дома беременную Лизу, без него она родила дочку Тамару. Выросла та и вышла замуж за казака Иосифа, что работал в цирке шапито в номере с конями. Появился на свет сынок Саша. Но недолго радовались молодые: в тридцать седьмом году Иосифа с товарищами с казачьего взвоза арестовали по 58-й статье. А его семью - свёкра со свекровью, жену и сынишку - сослали в Игарку. Там Фёдор Афанасьевич почти десять лет трудился на лесоповале, строил деревообрабатывающий комбинат, живя с близкими в холодном бараке. И только в 1946 году оказался в Красноярске и вновь вернулся в типографию "Красноярский рабочий"...

Частенько рассказывал он дочери и внуку про судьбу свою в двух Россиях - царской и советской. Вспоминал приятные сердцу моменты. К примеру, о том, как генерал-губернатор доверил только ему "тиснуть" трёхцветный вензель к 300-летию дома Романовых. Премия была аж сто рублей... Он и певцу Словцову постоянно печатал афиши. А как заводилась лишняя денежка, то шёл в ресторанчик "Медведь" - деревянный, с резной кедровой мебелью, традиционной сибирской кухней. На том месте теперь располагается технологический университет.

И ещё всегда говорил Фёдор Афанасьевич:

- Где бы ни зарабатывал на хлеб насущный честный человек, он всюду будет уважаем. - И тихо добавлял: - Эх, спасибо "Красноярскому рабочему", за него я крепко держался!

Бывало, в старости стопочку беленькой примет, разомлеет и совестится: - За участие в смуте не вини меня, Господи, несмышлёный был, а батя не угостил плёткой казачьей!

Вот такая служба вышла у Феди-наборщика.

Вероника АНУФРИЕВА.

НА СНИМКАХ: Фёдор и Елизавета у своего магазина на Старом базаре (1914 г.). Встреча Ф. А. Пуртова (в центре, с газетой в руках) с коллективом газеты "Красноярский рабочий" (1956 г.).

Фото из архива автора.

Красноярский рабочий 27.05.2009


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е