Тайна осталась нераскрытой


В селе Большой Улуй проживает пожилая женщина, которая хранит память о своем отце, сгинувшем в годы массовых политических репрессий

Это – Екатерина Васильевна Синицына. Ее отец, Василий Степанович Крылов, родился в одном из сел Воронежской губернии в 1886 году. Так сложилось, что в 1912 году он выехал в город Харбин, где поступил на работу в качестве кондуктора на Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД). Трудился там до 1921 года. Именно в этом году он приобрел дом из трех комнат. А позже купил 15 коров, молоко от которых продавал, и семья существовала на вырученные деньги.

Василий в первый раз завел семью в начале XX века, но неудачно. От того брака у него остался сын Иван, который появился на свет в 1918 году. А позже его спутницей жизни стала Евдокия Максимовна. В 1922 году на свет появился сын Николай, затем – Владимир. Дочь Антонида родилась в 1932 году, а через три года – Екатерина. Все семейство жило за счет личного подворья, а развозили молоко к покупателям на коне по кличке Мальчик.

Так бы все и продолжалось, если бы не переменилась политическая ситуация на Дальнем Востоке. КВЖД с 1924 по 1935 годы находилась в совместной собственности Советского Союза и Китая. Но фактически уже с 5 февраля 1932 года город Харбин был оккупирован японскими войсками, в Манчжурии было создано марионеточное правительство Манчжоу-Го. Приближалась большая война, и в этих условиях многие из русских семей принимают решение о переезде в Советский Союз. В марте 1937 года последовало этому примеру и семейство Крыловых. Решили обосноваться в с.Нижний Карачан Верхне-Карачанского района Воронежской области, там, где когда-то родился Василий Степанович.

Они и не предполагали, чем закончится для них этот переезд. Всего из Харбина выехало несколько десятков тысяч русских эмигрантов, и в Советском Союзе их стали называть «харбинцами». А уже 20 сентября 1937 года был подписан приказ НКВД СССР № 00593, согласно которому многие из них подверглись политическим репрессиям. Всего по надуманным обвинениям на территории СССР было осуждено 29 981 человек, из них к расстрелу – 19 312 человек. Попал в число репрессированных и Василий Степанович Крылов.

В Центре документации новейшей истории Воронежской области хранится его архивно-следственное дело. В нем указано, что B.C.Крылов был арестован 5 февраля 1938 года Верхне-Карачанским РО НКВД, осужден постановлением особого совещания при НКВД СССР от 19 апреля 1938 года по статье 58-10 ч.1 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Как следует из материалов дела, на момент ареста имел семью в составе: жена Евдокия Максимовна, 42 года, сын Николай, 16 лет, сын Владимир, 14 лет, дочь Антонида, 5лет, дочь Екатерина, 2 года. Был проведен личный обыск B.C.Крылова, при котором обнаружены деньги в сумме в сумме 271 руб. 49 коп., перочинный нож.

Огромное горе обрушилось на семью Крыловых. Евдокия Максимовна осталась без мужа, с четырьмя детьми. Причем о судьбе Василия Степановича после ареста им никто ничего не сообщал. И они предполагали самое худшее. Главе семейства исполнилось 52 года, человек он был полный, жаловался на сердце. Поэтому даже если попал в тюрьму, шансов остаться в живых у него оставалось немного. Собственно, так и закончилась жизнь у многих политических заключенных – они умерли в тюрьме или лагере.

Летели месяцы и годы. Началась Великая Отечественная война. На фронт ушли Николай и Владимир Крыловы. Старший, Николай, пропал без вести в апреле 1942 года. Владимир тоже воевал, вернулся живым. Уже после смерти И.В.Сталина политзаключенных начали реабилитировать. Однако по-прежнему о судьбе B.C.Крылова не было ничего известно. И лишь 31 декабря 1957 года постановлением президиума Воронежского областного суда было отменено постановление особого совещания при НКВД СССР, и дело прекращено за недостаточностью улик. По данному делу Василий Степанович Крылов был реабилитирован. Тогда же, в 1957 году, была проведена дополнительная проверка, и выяснено, что на 14.11.1941 года он содержался в Карлаге НКВД СССР. Однако его судьба по-прежнему оставалась неизвестной. Домой он не вернулся, хотя срок заключения давно истек.

Прошли многие годы. В 1965 году ушла из жизни Евдокия Максимовна, позже не стало и Владимира Васильевича. И лишь в конце XX века младшая дочь B.C.Крылова, Екатерина Васильевна, решила узнать о судьбе отца. Она сделала запросы в УВД и государственный архив Воронежской области. Ей выслали справку о реабилитации отца. Затем, на основании полученных ответов, обратилась в прокуратуру Воронежской области, и ее признали пострадавшей от политических репрессий. Позже получила справку о собственной реабилитации.

В начале XXI века Екатерина Васильевна обратилась в город Караганду, где когда-то размещался печально известный среди политзаключенных Карлаг. Через некоторое время из управления комитета по правовой статистике и специальным учетам по Карагандинской области генеральной прокуратуры республики Казахстан пришел ответ:

«На Ваше заявление направляем справку об осуждении и отбытии меры наказания гр.Крылова Василия Степановича, 1886 года рождения. Дополни-тельно сообщаем, что архивная справка подготовлена по имеющейся на хранении архивной карточке, так как личное дело заключенного по истечении сро-ка хранения было уничтожено по акту № 22 от 31 октября 1960 года...»

А вот текст самой архивной справки:

«Настоящим удостоверяется, что действительно гр.Крылов Василий Степанович, 1886 года рождения, уроженец с.Н.-Карачаны В-Карачанского района Воронежской области, 19 апреля 1938 года был осужден Особым Совещанием НКВД СССР /кодекс и статья не указаны/ за контрреволюционную деятельность сроком на 10 лет /вид наказания не указан/. Начало срока 4 февраля 1938 года. Конец срока 4 февраля 1948 года.

Меру наказания отбывал в Карлаге НКВД СССР, куда прибыл 16 июля 1938 года этапом из П-Павловска /так в архивной карточке/.

Освобожден по истечении срока наказания 11 февраля 1948 года.

Основание: архивная карточка № 170602.»

Самым неожиданным в этом ответе оказалось то, что B.C.Крылов свой срок отбыл полностью, как говорят, «от звонка до звонка», и был освобожден. Что могло случиться с ним впоследствии? Екатерина Васильевна на всякий случай сделала запрос в ЗАГС Карагандинской области, однако сведениями о его смерти в 1948-1950 годах там не располагали. Также никаких сведений о нем не оказалось и в главном информационно-аналитическом центре МВД в городе Москве.

Таким образом, осталось загадкой, что же случилось с бывшим заключенным Карлага после его освобождения. Василию Степановичу Крылову исполнилось к тому времени 62 года. Есть и другие неясные вопросы. Например, почему в 1957 году, когда он был реабилитирован, и по его делу производилась дополнительная проверка, нашли сведения лишь о том, что в 1941 году он находился в Карлаге. Почему родным не сообщили, что свой срок он отбыл полностью, и его освободили? Не совсем понятно, почему в 1960 году было уничтожено личное дело заключенного – во многих случаях они хранятся в архивах до сих пор.

Остается добавить, что в поиске сведений о B.C.Крылове активную помощь оказало краевое общество «Мемориал».

Усков Владимир

«Вестник Большеулуйского района», № 32, 30.10.2009 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е