Прошу сообщить мне все


В канун Дня памяти жертв политических репрессий в Музее истории освоения и развития НПР открылась выставка, посвященная 20-летию Норильского отделения историко-просветительского общества «Мемориал». Название выставки многозначительное: «Обществу «Мемориал» …прошу сообщить мне все…». Поздравляя бывших и нынешних «мемориальцев» с юбилеем, председатель общественного объединения «Защита жертв политических репрессий» Елизавета ОБСТ вспоминает о первых годах его деятельности.

Комитет по увековечиванию памяти жертв сталинских репрессий появился в Норильске летом 1988 года… Накануне был опубликован текст обращения, составленный редактором Норильской студии телевидения, автором цикла передач «С Норильском связанные судьбы» Леонидом Виноградским и подписанный известными горожанами, в том числе и бывшими норильлаговцами. Председателем этого комитета был избран Виноградский, а его заместителем – директор городского музея Лилия Печерская.

Через год, 24 ноября, в здании Дома политпросвещения, сегодняшнем ГЦК, прошла учредительная конференция Норильской организации Всесоюзного добровольного историко-просветительского общества «Мемориал». Такие общества создавались по всей стране, тогда еще СССР. Норильскую организацию возглавила Лилия Печерская, после отъезда передавшая бразды правления Светлане Эбеджанц. Встречи членов «Мемориала» происходили, как правило, на музейных площадках и при участии его сотрудников во главе с директором.

Первым шагом «мемориальцев» после проведения Недели памяти жертв политических репрессий в апреле 1990-го стала акция по перезахоронению людских останков, вымываемых на поверхность под горою Шмидта на месте бывшего кладбища. Как вспоминает Алла Макарова, энтузиаст «Мемориала», работавшая в то время в музее, это было предложение Серафима Васильевича Знаменского, репрессированного врача, впоследствии почетного гражданина Норильска. Повторю, что в перезахоронении и последующих делах самое активное участие принимали все тогдашние сотрудники музея.

Я не была среди членов учредительной конференции, но сохранила ее резолюцию, которую мне дали позднее в музее.

В ней было написано, что общество ставит своей задачей установление и обнародование полной правды о репрессиях во все времена истории нашего государства, увековечивание памяти жертв сталинских репрессий. И рядом с символической братской могилой, отмеченной крестом, появилась часовенка. Со слов еще одной участницы общества Веры Паузер, с которой мы вместе когда-то работали, это она произнесла фразу: «Надо отметить это место… Может, часовенкой?» Она же рассказала мне в телефонном разговоре, что воплотил идею в жизнь молодой предприниматель Вадим Наговицын. Когда выяснилось, что на купол не хватает денег, он продал свою музыкальную аппаратуру…

Все это вспоминаю для того, чтобы передать настрой начала 90-х годов, в которых было много искренних слов и дел. Тогда же в городе появилась и Ассоциация репрессированных во главе с Митрофаном Рубеко, ее правопреемником является наша общественная организация.

До сих пор у меня хранятся и первые выпуски «Норильского мемориала», вышедшие в 1990-м и 1991 годах. Накануне я связалась по телефону с редактором сборника-1990 Анатолием Львовым и Аллой Макаровой, редактировавшей выпуск 1991 года. Они, как и Вера Паузер, уже давно живут на материке и передают приветы и поздравления бывшим коллегам и соратникам.

В первом номере Анатолий Львов выражал надежду на то, что издание станет регулярным. Насколько мне известно, в этом году музей готовит пятый и шестой выпуски. Зная внушительное собрание музея по истории Норильлага, значительно пополнившееся как раз 20 лет назад, уверена, что вслед за ними появятся седьмой, десятый и так далее…

«Заполярный вестник», № 214, 12.11.2009


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е