Женщина-легенда


История одной судьбы

Бывает так: видишь женщину, на лице ее сияет добрая улыбка, и не подумаешь, сколько в ее судьбе произошло тревожного, сколько горя перенесла она в юные годы... Но она пережила все.

Мы, жители Лесосибирска, слышали о ней. Ведь ее приглашали на встречи школьники города, студенты местного университета. Молодежь слушала ее, затаив дыхание, задавала много вопросов. Как она выжила после того, что ей пришлось пережить? Один из студентов поблагодарил за встречу, назвав Лидию Харлампиевну Марусяк легендой...

А начиналось все так.

В детстве и юности она Демченко Лидия. Родилась в городе Кировограде на Украине. До войны окончила 7 классов, подала документы в педтехникум в городе Николаев. Но мечтам не суждено было сбыться. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. 10-15 августа в город Кировоград вошли фашисты. Дядя Лидии Харлампиевны, бывiий начальник райфо, по заданию Правительства, был оставлен в городе для подрывной деятельности в тылу врага. Лида с матерью эвакуировались в Новгородку — райцентр, где работал дядя Федор Жиботинский. Лида, три ее одноклассника и дядя в сентябре 1941 года ушли в партизаны. Фронт был в 12 км. Юной партизанке два раза, одной (она была связной) пришлось переходить линию фронта — за медикаментами, за солью. Мать оставалась в Новгородке. В сентябре отряду понадобился переводчик. Дядя дал задание: из Новгородки привести еврея Риву Флейтмахера. Надо было идти по болотам. 8 км прошли камышами до того места, где надо было перейти дорогу — большак. Дядя говорил: «Идешь последний раз. Больше беспокоить не будем». Не успела связная перейти дорогу, вдруг на большаке появилась крытая машина с немцами. Лиду остановили и велели сесть в машину. В машине были подростки, их везли на станцию Куцавка. Лида была легко одета. Мимо проезжал пожилой мужчина, вез молоко подводой. Девушка крикнула ему: «Скажи моей маме: нужна одежда!» Мама принесла ночью и через колючую проволоку перекинула мешок с одеждой и продуктами. Среди тех, кого везли в машине, Лида увидели одного знакомого. Он сказал: «Прикуси язык, молчи!»

Так они доехали до Перемышля (Польша). Свои продукты кончились. Паек – 200 грамм хлеба и пол-литра воды. Хлеб стряпали еще в 1928 году, видно было по упаковке. Открывали вагон утром, бросали и снова закрывали. И все. До этого была комиссия. Был укол, вызвавший опухоль. Попала на карантин. Лечили от опухоли и чесотки. На карантине находилась полгода. Поляки чем-либо подкармливали. 43 год в Штеттине в Германии. Город подвергся бомбардировке. Мало кто выжил.

В сентябре 1943 года Лидия попала в Австрию на металлургический завод. Начался фашизм. Это был крематорный лагерь. Выжигали на руке номер (клеймо). Не обошла эта участь и Лидию. Через полтора месяца отправили в крематорий. Загружали в газовые камеры, на третий день камеры чистили от золы, вывозили на поля, работали живые номерные мужчины лагеря. Кормили впроголодь: 250 грамм хлеба, черный ячменный кофе 0,5 л, отварная брюква. Узники опухали. Лида весила 43 кг. К тому же у нее взяли 3,5 литра крови, за раз брали по 0,5 л. Кровь заставляли сдавать молодых, 1925-1927 годов рождения. На работу, которая длилась по 12 часов, гоняли в сопровождении собак.

Сколько сожжено людей! Ни имени, ни даты... Это страшно быть забытым... Ведь мы крепимся памятью. Для Лидии Харлампиевны на чужбине встретились люди-звери. Их боялись все пленные: они осатанели, измывались, изводили — это исчадия, чудовища.

Такое надругательство над плотью, такое измывательство над душой, такой изощренный садизм!

Лида Демченко была в этом номерном лагере до мая 1945 года. Впоследствии эта территория отошла к американцам. Выпустили всех, объявили: «Завтра прибудет российское командование!»

В июне зарегистрировали к отправке на Родину. Но Лида прождала еще два месяца. Все это время жили в бараках, спали валетом. Как-то ночью пришел офицер-чекист: «Кто Демченко?» Лиду повели в подвал... Каждую ночь людей с Украины, Польши становилось все меньше и меньше. Через четыре дня Лиду на следствии перевели в тюрьму. Били долго, спрашивали: «Кто такой Кимлач Сергей Митрофанович?» Так ее еще восемь месяцев продержали в следственном изоляторе, следствие вели ночью, а днем спать не давали. На нервной почве у Лиды начался тик. Из еды давали только 350 грамм хлеба и пол-литра воды. В декабре, уже осужденную, Лиду отправили в Россию в номерной лагерь, осудили на 10 лет. Шли пешком, по 12 км. Лида была бригадиром еще 18-ти истощенных человек. «Не дай Бог никому попасть туда. Чего не знал, не видел — подпишешь, что требуют», — с горечью говорит Лидия Харлампиевна.

До конца срока Лидия сидела в Мордовии. Знала только свой барак и работу, без права переписки. В тюрьме — барак усиленного режима — БУР.

«Со мной сидели Лидия Русланова, Ляля Черная, пол-Марииинки с Ленинграда, Солженицын — с ним встречались в 1951 году». Из его фонда Лидия Харлампиевна получает два раза в год от одной до трех тысяч рублей.

После отбытия наказания Лидия Харлампиевна была отправлена на поселение в Енисейский район Красноярского края, в поселок Стрелка. Строили бараки. Легкой работы не было. Там Лидия вышла замуж за хорошего человека, вырастили с ним троих детей — двоих сыновей и дочь. Жили прилично. Заочно Лидия закончила автодорожный техникум в Красноярске. В поселке Стрелка прожили с 1954 по 1974 год.

В 1965 году Лидия Харлампиевна была реабилитирована. Уехали они с семьей на Кавказ, в Майкопский район. Но случилось так, что мужа убили бандиты, а дом подожгли. Тогда Лидия Харлампиевна переехала в Омск к дочери. Оттуда в 2000 году ездила в Германию, в Австрию. Такая поездка на две недели разрешалась бывшим малолетним узникам. Вообще, бывшим узникам оказывали достаточное внимание: много раз выделялись бесплатные путевки санатории, а до 2000 года один раз в год разрешалась поездка самолетом.

И все-таки, Лидия Харлампиевна, Вы счастливый человек!

Ведь у Вас была мечта, работ квартира, даже собственный дом, муж, которого Вы любили, два сына, дочь. Были и страдания, но они приобрели иную окраску. Они теперь Вам помогают жить.

А что человек без страданий? Жизнь без страданий пуста. Несчастливы те, у кого жизнь безвыходна, кто ничего не испытал в жизни: ни любви, ни суровой жизни — ничего, что крепит человека. У Вас, Лидия Харлампиевна, все было и еще есть.

Да, Ваше выживание диковинно. Легко ли Вам? Кажется, что Вы готовы взлететь, руки обросли перьями — толкнись слегка и подымет тебя над миром. Вот и наслаждайтесь этим чувством покоя и душевной легкости.

Л.М.Щукина, Л.И.Лендель,
ветераны труда

Подписи к фото:


Лидия Харлампиевна Марусяк


В больнице в сталинских лагерях


Германия. 1943 год: за станком на заводе


Поселок Стрелка. 1955 год, в ссылке

Какая-то лесосибирская газета, предположительно 2009 г.

Примечание: по сведениям lists.memo.ru

Демченко (по мужу - Марусяк) Лидия Харлампиевна
Род. 1925, Кировоградская обл.
Место работы: чернорабочая на заводе.
Прож.: Австрия, г. Ферлаг.
Обвинение: 58-1 а.
Приговор: Военный трибунал 57 армии, 07.08.1945 - 10 лет ИТЛ, отбывала в Мордовии, ст. Потьма.
Реабилитация: Военная коллегия ВС СССР, 20.05.1965.
Источник: Архив НИПЦ "Мемориал", Москва


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е