Айли-Эльвина Штырц: «Нас вывезли по дороге жизни»


27 января – снятие блокады Ленинграда

В нашем районе осталось лишь несколько человек, жизнь которых оказалась навсегда связанной с Ленинградом

А именно – с блокадой этого города во время Великой Отечественной войны. Всего у нас трое блокадников. Одна из них – пожилая женщина с двойным именем Айли-Эльвира. Причем по отчеству – она Ивановна, а фамилия – Штырц. То есть в ее родословной тесно переплелись и финские корни, это прослеживается по имени, и русские – отца звали Иван Матвеевич, а также немецкие, поскольку замуж она вышла за парня, в 1941 году высланного из республики немцев Поволжья.

А жила их семья до начала Великой Отечественной войны неподалеку от Ленинграда, в селе Бернгардовка Всеволожского района. Сейчас этот населенный пункт находится от северной столицы на расстоянии в пять остановок при поездке на электричке. Да еще до железной дороги метров 500. В семье было трое детей. Айли-Эльвира – самая старшая, 1930 года рождения. Средняя сестра, Сайма, родилась в следующем году. Самая младшая, Ирма, появилась на свет в 1940 году. Мать также носила двойное имя – Розалия-Лилия Михайловна. Отец, Иван Матвеевич, участвовал в советско-финской войне. Получив тяжелое ранение, долгое время лечился в госпитале, потом поправлял здоровье на курорте.

После того, как начались боевые действия, многие ленинградцы и жители области проводили своих родных и близких на фронт. Иван Матвеевич продолжал трудиться, и повестку о мобилизации пока не получал. А самые трагические события начались в сентябре 1941 года, когда город оказался в кольце вражеской блокады. Причем почти сразу оказались сожженными и разбитыми в результате постоянных бомбежек крупные продовольственные склады. Фактически Ленинград был поставлен на грань выживания. Однако, несмотря на все усилия фашистских войск взять его в течение зимы 1941-1942 года, сделать это так и не удалось.

Айли-Эльвира вспоминает, что они вдвоем с сестрой Саймой вставали в четыре часа утра и ходили в единственный тогда в Бернгардовке магазин за хлебом. Очереди были большие, вот и приходилось подниматься так рано. Норма выдачи хлеба по карточкам зимой была снижена до 125 граммов на каждого нетрудоспособного. Постоянное чувство голода привело к тому, что они, дети, совсем утратили чувство страха. Однажды, получив после нескольких часов стояния в очереди хлеб на всю семью, шли домой. К ним подошел мужчина, остановил девочек, взял в руки буханку, разломил ее пополам. Одну часть забрал себе, вторую вернул им. Айли-Эльвира говорит: «Он все-таки отдал половину буханки, а мог бы и не сделать этого». Можно представить, какие могли быть тогда последствия для их голодающей семьи.

Айли-Эльвира до сих пор помнит, как лежали обессиленные люди на улицах и уже не могли подняться. Зиму они смогли продержаться, а в конце марта 1942 года, когда была открыта «Дорога Жизни» по Ладожскому озеру, всех членов семьи вывезли за пределы блокадного кольца. Причем им повезло – лед уже был непрочный, иногда ломался под тяжестью автомашин. Правда, вывозили их насильно, в административном порядке, как финскую семью. Но в данном случае эта высылка оказалась равносильной спасению. Поскольку вывезти из Ленинграда и области всех жителей было просто нереально.

Когда их грузовая автомашина доехала до железной дороги, там их уже ждал состав. Погрузили всех «доходяг» в товарные вагоны, где стояли печки-буржуйки. И поезд двинулся на восток. Ехали долго, больше месяца, часто останавливались на полустанках. Кормили скудно. От голода и холода многие умирали, их трупы выгружали на остановках. Среди умерших оказались бабушка по линии матери Айли-Эльвиры, и брат бабушки. Они были эстонцами, и могли бы не ехать в Сибирь с этим поездом, но предпочли не оставаться в кольце блокады.

В Ачинске поезд остановился, и объявили, что они прибыли. Здесь стояли подводы, на них и погрузились со своим нехитрым скарбом. Возница сказал, что ехать им предстоит до деревни Симоново. Тогда была обязательная остановка на Зимовье, многие старожилы помнят ее по сей день. Осталась она в памяти Айли-Эльвиры тем, что здесь возницам пришлось снимать с подводы труп одного из блокадников – молодого парня, который ехал из Ленинграда вместе с сестрой. Приехали они в Симоново утром 1 мая 1942 года, один дом был приготовлен специально для эвакуированных из Ленинграда. Позже их семья жила на квартире у Корчевных. Мать вначале трудилась в колхозе, а потом здорово выручила их работа в подсобном хозяйстве 105 запасного стрелкового полка. Была занята там и Айли-Эльвира, жаль только, что не взяла об этом справки. Поэтому не может подтвердить стаж работы во время Великой Отечественной войны. И в ее трудовой книжке записано, что она проработала 15 лет почтальоном.

Послевоенная судьба раскидала семью по разным сторонам. Отец, отработав несколько лет в трудармии, вернулся в Симоново. А потом уехал на родину, завел себе новую семью. Умер в возрасте 92 года. Мама скончалась здесь. Сестра Сайма тоже оказалась в Ленинградской области. Ирма прожила много лет в Литве, недавно ушла из жизни после тяжелой болезни. Напоследок Айли-Эльвира ездила в Ленинградскую область, попрощаться с ней. Сестры, собравшись, пробыли вместе десять дней, и теперь об этом напоминают фотографии.

Айли-Эльвира вышла замуж в поселке Заготскот (ныне – Тихий Ручей) за Андрея Карловича Штырца. В 1951 году они перебрались в Большой Улуй, здесь одними из первых построили дом на улице Чапаева, живут здесь по сей день. У них родилось пять детей, но двое, к сожалению, погибли в дорожных авариях. Супругам поэтому пришлось ставить на ноги двоих внучек, Олесю и Анюту. Большую помощь в этом им оказало ДРСУ. Сейчас обе девушки закончили институты, живут и работают в краевом центре. Олеся вышла замуж. Старший сын, Виктор, волею судеб оказался в Ломоносовском районе Ленинградской области. 16 августа 2009 года ему исполнилось 60 лет, но он продолжает трудиться в совхозе. Значит, вместе супруги Штырц прожили уже более 61 года. Айли-Эльвира скоро отметит юбилей – 25 февраля ей исполнится 80 лет. Пожелаем же ей оставаться такой же энергичной и деятельной, какой она была все эти годы, а также крепкого здоровья.

Владимир Усков

«Вестник Большеулуйского района», № 5, 29.01.2010 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е