Фамильная усадьба


Потомков известной династии уже не осталось

Старые дома, стоящие на главных улицах Красноярска, возможно, не привлекают уже внимание горожан. Большинство их них обветшали и непригодны для проживания. Однако, как говорят специалисты, эти памятники старины очень ценны для краевого центра. Именно они рассказывают современному урбанизированному обществу о том, что происходило в сибирском городе пару сотен лет назад. Краеведы добавляют: за каждой створкой окна старого здания таится судьба известного в прошлом горожанина. История, о которой современные красноярцы даже не задумываются

Деревянный дом на улице Карла Маркса, 24 в списках памятников архитектуры значится как «типичное здание жилой застройки города второй половины XIX века». Возведен он в 1840 году по «образцовому проекту». Сейчас в домике расположились различные фирмы и архитектурные мастерские, а тогда, почти два столетия назад, усадьба принадлежала известному в Красноярске чиновнику Фон-Эзерскому.

Откуда появилась эта фамилия в Сибири, доподлинно неизвестно. Современные краеведы могут рассказать лишь о семье, когда-то проживавшей в доме. При этом говорят, что последний потомок рода Фон-Эзерских – Николай Николаевич – в детстве даже не подозревал о родовом гнезде, но бережно хранил шпагу деда и семейные фотографии. Его семью постигла участь всей видной интеллигенции, попавшей под жернов революции и сталинского режима. Недавно ушел из жизни и он. Потомков некогда известной в городе династии уже не осталось.

– Я уже больше двадцати лет собираю сведения о репрессированных в 30-х годах прошлого столетия известных красноярцах, – рассказывает краевед Марина Волкова. – В городе 22 года существует общество «Мемориал». Однажды к нам пришел мужчина, который был потомком Фон-Эзерских. Я заинтересовалась его историей и начала собирать сведения о семье.

Марина Георгиевна рассказывает, как она работала с архивами ФСБ, выцепляя по крупицам ценную информацию, отыскивала сведения о Фон-Эзерских в старых газетах. В итоге нашла фотографии самого первого жителя дома на Маркса, 24 (раньше это была улица Гостиная, 22) и узнала, как окончила свои дни некогда известная династия.

Первый хозяин дома (который и построил его по «образцовому проекту» для своей многочисленной семьи) – Николай Александрович – более тридцати лет, вплоть до 1915 года, служил в Енисейской казенной палате – от должности секретаря (чин коллежского асессора) до казначея. Службу закончил статским советником. В те годы чин этот приравнивался к генеральскому и давал право на личное дворянство. За успехи по службе чиновник был награжден орденами Святой Анны 3-й степени и Святого Станислава 2-й степени. На содержании глава семейства имел семь детей – сыновей Николая, Виктора, Константина, Анатолия, Владимира и дочерей Зинаиду и Елену.

– Когда собирала информацию о семье, я специально заходила в этот дом, – рассказывает Марина Волкова. – На первый взгляд, он маленький, но устроен таким образом, что вся большая семья в нем могла уместиться. В качестве второго этажа к нему была пристроена светелка. Там жили девочки, которые так и не вышли замуж.

В начале прошлого века к красивому дому примыкали двухэтажный флигель, конюшня, баня, подвалы и амбары. В двадцатые годы Фон-Эзерских лишили большей части имущества, а в начале 30-х отобрали и дом, оставив семье всего две комнаты.

Старший сын – Николай Николаевич – к тому времени уже окончил с отличием Енисейскую гимназию и медицинский факультет Томского университета. Краевед предполагает, что именно в университете молодой человек вступил в партию эсеров, отдав дань студенческой моде тех лет.

1916 год. Шла война, и Николая Николаевича призвали в армию в медицинскую часть. На фронт отправились и его братья – Константин и Виктор (работавший с отцом в казенной палате). Накануне отбытия на службу все втроем собрались у фотографа. Как говорит краевед, это был последний совместный снимок старших Фон-Эзерских.

Воевать братьям пришлось недолго. Грянула революция, затем Гражданская война. Только вернулись домой – и снова мобилизация. Теперь уже в армию Колчака. Константин погиб где-то под Минусинском. Виктор был делопроизводителем батареи, Николай снова отправился в госпиталь. Дань службе в армии отдал и младший брат Фон-Эзерских – Анатолий. После разгрома Колчака братья вернулись домой.

Николай Николаевич вместе с женой Анной Васильевной (которая окончила фельдшерско-акушерскую школу) начал работать разъездным врачом.

– К сожалению, медицинские архивы тех лет не сохранились, – говорит Марина Георгиевна. – Но мне удалось найти ежемесячные отчеты Николая Николаевича за 1925 год. В них он подробно описывает, каких больных посетил, с какими диагнозами. Ежемесячно врач делал 250-360 выездов, а в 30-е годы совмещал разъездную работу с врачебной в поликлиниках. В те годы он считался светилом местного здравоохранения. К нему обращались на консультации в особо сложных случаях.

В семье было уже два сына – Евгений и Николай, – когда массовый террор достал и Фон-Эзерских. Врача Николая Николаевича арестовали в феврале 1938 года по старым спискам эсеров и выдвинули обвинение: участие в террористической организации, якобы готовившей свержение советской власти, диверсии и террор. Расстреляли через два месяца. Тогда в деле фигурировали фамилии многих известных в Красноярске врачей – Кускова, Олофинского, Айзенберга, Сакуна. Через несколько месяцев арестовали и расстреляли Виктора Фон-Эзерского. Уцелел только младший брат Анатолий, который скрылся из родного города.

После ареста Николая Николаевича у Фон-Эзерских отобрали еще одну комнату. Кабинет практикующего врача занял новый жилец – энкавэдэшник. Мать Николая, его жена, две сестры и сыновья теснились в одной.

У младших братьев и сестер Фон-Ээерских детей не было. После ареста отца умер старший сын Николая Николаевича – Евгений. Оставался только младший – Николай...

Регина Дубова

«Городские новости», № 38 (2139), 19.03.2010 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е