"Он будет жив, оправдывая имя!.."


Многие красноярцы хорошо помнят талантливого художника Марка Феодосьевича Живило (1923-1989), которому 11 июля исполнилось бы 87 лет. Трудная, драматическая жизнь выпала на его долю.

"Доброго пути тебе, художник, по новым дорогам большой Сибири и большого творчества! - напутствовал его на страницах газеты "Красноярский рабочий" в сентябре 1963 года известный художник Тойво Ряннель. - Предлагаю вниманию наших читателей рисунки Марка Живило, художника талантливого, молодого, с хорошо поставленным глазом..."

Всё верно в этом напутствии, вот только эпитет "молодой" несколько смущает - ведь в 1963 году Марку Живило исполнилось уже 40 лет. В эти годы вместились и нелёгкое детство, что прошло в магаданском крае, откуда он в 1942-м добровольцем ушёл на фронт, и три года войны, и три ранения. Воевали и два его брата, Марк был старшим. Обаятельный, лёгкий в общении, артистичный, порывистый, он храбро сражался, о чём свидетельствуют его боевые награды. О том же, что пришлось ему пережить на войне, рассказывают его горячие исповедальные письма, адресованные любимой маме, Елизавете Ивановне. Вот лишь некоторые отрывки из этих писем:

"Дорогая мамулька, жду и не дождусь от вас письма... Жив и здоров, с 5-го числа нахожусь в боях. Мины и снаряды здесь сыплются градом, особенно когда были в обороне. Три дня сдерживали натиск врага... Я начал свой счёт немецким гадам... не беспокойся, мама, - за всё отомщу. Лучше умру, но останусь победителем..."

"Дорогая мамулька, здравствуй! Я пока жив, но не совсем здоров. Первого числа был ранен при налёте авиации осколком бомбы в правый бок... Сразу эвакуировали в тыл, здесь и нахожусь в госпитале... Ты, мамулька, можешь гордиться сыном - он уничтожил 21 немца, он пролил свою кровь за Родину... Мама, я понял, что такое жизнь!.."

"Я научился быть выносливым. По четверо суток без пищи, без воды, маневрируя до 30-40 км в сутки. Я научился быть равнодушным ко всяким страстям. Приходилось спать ночью на поле боя, укрываясь от пуль трупом, не обращая внимания на запах разложившегося тела. Я ел конину сырую без соли и хлеба, когда рядом лежали оторванные руки и ноги... Ни тени брезгливости или отвращения - война научит всему..."

"Дорогая мамулька! Снова нахожусь в госпитале. Больше всего боюсь за свои ноги - ведь ты знаешь, как я люблю танцевать..."

"Как долго ещё будет продолжаться так? И что ещё предстоит на этом пути? Жизнь - борьба!.."

Последнее письмо с фронта, написанное 17 декабря 1944 года, заканчивалось словами:

"Мамочка!.. Буду жив, ведь я не простился с тобой, уезжая, значит, я увижу тебя непременно, увижу, чтобы поцеловать однажды (долг!) и без конца целовать за встречу нашу. Пока - мысленно - целую, целую. Марк".

И вот она, весна 1945 года! Победа!.. Он остался жив, ему скоро двадцать два года - вся жизнь впереди. Но произошла нелепая случайность - Марк где-то потерял справку об одном из ранений, которая давала ему право на первоочередную мобилизацию...

Бумажка. Пустяк. Простая формальность - ведь вот он сам, можете посмотреть израненное тело - шрамы под гимнастёркой говорили за себя... И он решается на этот шаг: подделал эту злополучную справку - и демобилизовался по первой очереди. Талант художника и помог ему, и жестоко подвёл его на этот раз...

А дальше всё понеслось, как поезд под откос. Подделка обнаружилась, арест, следствие, статьи за "измену", "дезертирство", побег, арест и снова побег...

Из автобиографии: "В моём деле не столько вины, сколько беды, именно поэтому я не хотел мириться с судопроизводством, навязавшем мне и вину, и срок. Будучи подследственным, дважды бежал из-под стражи, чем усугубил своё положение и ужесточил наказание".

По иронии судьбы суд состоялся в канун праздника Победы, 8 мая 1948 года. Военный трибунал Московского гарнизона выносит ему приговор - по пяти уголовным статьям - десять лет лишения свободы!..

Не могла душа молодого солдата смириться с такой несправедливостью! Но не помогли ни письма, ни заявления, ни жалобы на несправедливость приговора. Сталинская система исправления и наказания работала безотказно.

В зоне у него начался туберкулёз - раненое лёгкое не выдержало лагерных условий. Как он вообще выжил и не сломался, чего это ему стоило - знал только он один да мама, которая любила его, ждала и верила.

Осенью 1949 года в лагере в Ангарске Марк встретил свою будущую жену, Зинаиду, которая работала инженером-экономистом на том же объекте, что и Марк. Она поверила ему и полюбила. Она прошла с ним жестокие испытания, но не отвернулась, а наоборот, ещё до его освобождения стала его женой, а в марте 1952 года родила ему сына - Марка-младшего.

Из автобиографии: "Чтобы доказать свои чувства любимой, я решил бежать... 12 мая 1950 года я совершил свой третий побег, переодевшись в женское платье Зины, она не пожалела для меня и своих изумительных волос - отрезала... Я был задержан на третий день у её дома, так как не испытывал ни малейшего желания быть на свободе без любимой, которую арестовали уже в первый день моего побега, по подозрению в соучастии... На нашей свадьбе было много народа - нас судили показательным судом в помещении кинотеатра... Мне дали 10 лет, а Зине - 5 лет лишения свободы... Мы поклялись быть вместе, до конца дней своих!.."

В своих письмах из зоны, которые он писал теперь не только маме, но и Зине, каждый день на протяжении пяти последних лет, он мечтал, описывая будущую счастливую жизнь, их дом, писал стихи жене, сыну.

Освободился Марк Живило летом 1954 года, когда ему уже исполнился 31 год. Дома, в шахтёрском Черногорске, его ждали родные: мама, сестра, двухлетний сын и верная жена Зина. Его приняли на работу в школу учителем черчения и рисования. Вскоре его фото- и изорепортажи стали появляться на страницах местной газеты "Шахтёр". А потом и другие газеты охотно печатали его рисунки и фотографии. Пробовал он и писать, но старался избегать военной темы. В партию так и не вступил - не захотел кривить душой, хотя бы перед самим собой. Он просто остался одним из... народа, который вынес на своих плечах все ужасы войны, страдал от голода и разрухи, замерзал и строил.

Вот почему в его очерках и на его рисунках мы видим только рядовых, простых советских людей: строителей, шахтёров, ткачих, актёров, колхозников, учителей, учёных. Особенно ценил он в людях талант, порядочность и честность.

Начиная с 1959 года Марк Живило работает в журналистике, сначала внештатным корреспондентом газеты "Советская Хакасия", потом спецкором газеты "Советская Россия" по Сибири и Дальнему Востоку. Тесно сотрудничал с газетами "Труд", "Гудок", "Известия", "Правда", "Литературной газетой". Печатался в журналах "Огонёк", "Смена", "Юность", "Работница", "Крестьянка". С первых же публикаций всех привлекла его особая форма подачи текстового материала, иллюстрированного собственными рисунками. Выполненные в чёрно-белых тонах, портретные зарисовки очень оживляли его материалы.

В 1964 году родился второй сын - Лёва, а в 1965-м семья переезжает в Красноярск. Марк Живило работает главным художником краевого театра кукол, в Красноярском книжном издательстве, постоянно бывает в творческих командировках по всему краю. Будучи художественным редактором в книжном издательстве, он оформляет сотни, иллюстрирует десятки книг красноярских поэтов и прозаиков. Его друзьями становятся Зорий Яхнин, Роман Солнцев, Николай Шагурин, Игнатий Рождественский, Анатолий Чмыхало, Виктор Астафьев и другие писатели.

По заданию редколлегии альманаха "Енисей", где он проработал ответственным художественным редактором более 15 лет, им была выполнена серия портретов "Участники войны - Герои Советского Союза".

Наконец восторжествовала справедливость - и вместе с документами о ранениях были найдены и наградные документы. И спустя 40 лет, в 1983 году, в год его 60-летия, Марку Феодосьевичу вручили самую дорогую для него боевую награду - орден Славы III степени. Высшая солдатская награда была вручена бывшему старшине, помощнику командира взвода автоматчиков, получившему боевое крещение и ранения в боях под Смоленском, в Курско-Орловской битве, при освобождении Латвии. Сдержать слёз Марк Феодосьевич не смог.

В 1985 году его наградили орденом Отечественной войны II степени.

Марк Живило пережил свою жену Зинаиду на пять лет. Он выполнил её последнюю просьбу - доучил и поставил на ноги младшего сына Льва, который тоже стал художником. 17 января 1989 года Марк Феодосьевич умер после тяжёлой болезни сердца.

На эту смерть откликнулся его друг, поэт Эдуард Нонин. Прощальные стихи заканчивались такими словами:

Я памяти его не оскорблю
Признаньями и клятвами пустыми,
Пока дышу и помню, я люблю -
Он будет жив, оправдывая имя!..

Ирина ГОРСКАЯ, племянница М. Ф. Живило.

На снимках: художник Марк Живило; рисунки М. Живило.

Красноярский рабочий 16.07.2010


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е