Последний ссыльный


Наш райцентр пережил многие события. Были в его истории разные страницы – и хорошие, и трагические. Пожалуй, одна из самых трагических – это та, когда Большой Улуй был местом ссылки, в том числе и политической. Причем было это и при царской, и при Советской власти. Особенно массовой была ссылка в 40-50 годы ХХ века. Тогда в нашем райцентре жили ссыльные врачи, учителя, ученые, художники из многих городов Советского Союза. Были тут и представители репрессированных народов – немцы Поволжья, калмыки, литовцы, эстонцы. Наряду со всеми здесь отбывали ссылку мать будущего барда Булата Окуджавы, Ашхен Степановна Налбандян, а также мать советского драматурга Михаила Шатрова, Цицилия (Циля) Александровна Маршак.

А еще здесь в середине 60-х годов жил Владимир Батшев, пожалуй, последний политический ссыльный ХХ века в селе Большой Улуй. Правда, он был выселен из Москвы по надуманному предлогу. А если по документам, то «…в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 года сроком на пять лет». То есть – на основании широко известного указа по борьбе с тунеядством.

На самом деле Владимир Батшев, несмотря на молодость (ему в июне 1965 года исполнилось всего 18 лет), был одним из ярких представителей антисоветской оппозиции. Уже впоследствии их назвали диссидентами. Еще до высылки из Москвы он неоднократно подвергался репрессиям. Впервые был арестован (и при этом избит) 14 апреля 1965 г. – при разгоне демонстрации, требовавшей свободы слова и творческих объединений, освобождения Нарицы, Буковского, Осипова, Бродского. Вторично его арестовали 2 декабря 1965 г., когда он с друзьями готовил демонстрацию протеста против суда над Синявским и Даниэлем. На этот раз В. Батшев был заключен на короткое время в тюрьму «Матросская тишина». В феврале 1966 г. он вошел в организационный комитет, подготовлявший назначенную на 5 марта демонстрацию против реабилитации Сталина. 24 февраля его арестовали, как и других членов комитета, и после допросов отправили в Лефортовскую тюрьму. Позже, 25 апреля 1966 года, на закрытом судебном процессе, который длился всего пять минут, его приговаривают, как «тунеядца», к пяти годам ссылки в Красноярский край. Кстати, ехал в Сибирь он по этапу в течение трех месяцев, вместе с заключенными.

А еще Владимир Батшев был талантливым поэтом. И пусть его стихи не всегда равноценны, но Большой Улуй он описал, в том числе, и в поэтической форме:

…Триста верст на Север – берег и валун.
Место ссылки. Эх, село Большой Улуй.
Пять годков здесь буду жить и поживать,
коль не стану вдруг поживой для ножа,
коль однажды на каленом берегу
брошусь в воду и от ссылки убегу,
и тогда спускайте всех презлых собак –
убегу я от тоски и от себя.

Поскольку Владимир Батшев находился в ссылке, и ежемесячно отмечался в спецкомендатуре, то подлежал обязательному трудоустройству. И он действительно работал – в Большеулуйской МСО с 27 августа 1966 года по 1 августа 1967 года. За это время закончил вечернюю среднюю школу. Правда, нагрузки на работе сказались не в лучшую сторону на его здоровье: он получил «двухсторонний вывих грудно-ключевых суставов с разрывом связок и суставных сумок». Поэтому в справке ВКК от 15 октября 1966 года значилось: «… не может выполнять физический труд». С 1 августа 1967 года трудился книгоношей в Большеулуйском райпотребсоюзе.

Наверное, никто в Большом Улуе не получал столько писем, сколько Владимир Батшев. Он переписывался с друзьями, которые всячески его поддерживали. А еще он постоянно пишет прозу и стихи. Несколько из них удается опубликовать в газете «Красноярский комсомолец», однако вскоре последовало негласное указание КГБ о полном запрете любых публикаций ссыльного поэта.

В редакции газеты «Красноярский комсомолец» его поддержал журналист Владимир Василенко. Несмотря на то, что стихи и проза Владимира Батшева оказались под запретом, удалось опубликовать в этой газете подборку стихов московского барда Владимира Бережкова, а также московского поэта Алшутова. Но после той удачи никого из друзей Батшева в этом издании уже не печатали.

Во время ссылки Владимир Батшев познакомился с молодой красноярской поэтессой Алиной Котолевской. У нее оказалась необычная судьба. Уже несколько лет девушка ходила на костылях – она болела полиомиелитом. Несмотря на тяжелую болезнь, она никогда не жаловалась на свою судьбу. Отец Алины был военным, вместе с семьей они много ездили по всей стране. Стихи она начала писать в больнице, когда лежала там после операции.

Потом семья переехала в город Калинин – сюда перевели отца. Алина ходила в школу и писала стихи. Стала участницей семинара молодых калининских писателей. Известный поэт Андрей Дементьев написал предисловия к первым двум подборкам стихов Алины, много помогал ее становлению, как начинающей поэтессы. После переезда в Красноярск Котолевская поступила на историко-филологический факультет Красноярского пединститута. Она стала победителем первого тура Всесоюзного телевизионного фестиваля молодой поэзии, посвященного ХV съезду комсомола. Их знакомство с Владимиром Батшевым переросло в близкую дружбу, а потом они поженились.

Разные периоды бывали у них в ссылке в Большом Улуе. Потом Владимир Батшев напишет: «Работа (МСО) – дом (жена Алина, стихи, книги) – школа – библиотека – книжный магазин – почта – продмаг – милиция (ежемесячная отметка у коменданта Защеринского) – больница – поликлиника. Все. Вот мои маршруты. Вот мои контакты. Вот он я».

А еще у него в ссылке зародилась написать книгу. Его поддержал красноярский писатель и поэт Роман Солнцев. Впоследствии Владимир Батшев вспоминал: «…он хорошо относился тогда к Алине, а через нее ко мне, он намекал, что я могу рассчитывать на его помощь, и я поверил. Но в каждый мой приезд в Красноярск на шею мне плотно садился гэбистский хвост, и мои встречи с Солнцевым и Яхниным были прослежены, Роман Харисович…был вызван в местную гэбушку, и после вызова охладел ко мне и моей жене. Но я тогда еще об этом не знал, и во всех своих бедах винил только КГБ и крайком КПСС. Наивный был, юный…».

Он пытается поступить на заочное отделение Красноярского пединститута, и вновь неудача… Но поэт старался не терять присутствия духа. 2 января 1968 года Владимир Батшев был освобожден от дальнейшего отбывания срока выселения, в связи с амнистией к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. После ссылки жил в Москве.

В настоящее время Владимир Батшев проживает в Германии. В 1994 году в Москве, в издательстве «Голос» издана его книга «Записки тунеядца». В ней есть сведения о ссылке в Большом Улуе.

Владимир УСКОВ.
Опубликовано в газете «Вестник Большеулуйского района», № 23 (116) от 10 июня 2011 года.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е