«Лицемерие превалирует над человеческими отношениями», — считает Анатолий РОМАШОВ


Вице-спикер краевого парламента Анатолий Ромашов решил не баллотироваться на новый срок. Поэтому сегодня на все политические интриги смотрит отстранённо и философски. И сожалеет о том, что некоторые вопросы ему не удалось решить. Один из них — установить место захоронения жены легендарного разведчика Рихарда Зорге. Сосланная в Сибирь как «враг народа», она умерла при странных обстоятельствах в Большемуртинском районе.

— Анатолий Алексеевич, имея достаточно большой политический вес, вы отказались идти на новый срок. Устали от политики?

— Скорее, время пришло. Лучше самому уйти, чем ждать, когда тебя попросят. Это мой выбор, и я рад, что принял такое решение. Мне жалко некоторых своих коллег, которых сегодня кинули и предали. Не хотел бы оказаться в такой ситуации. К сожалению, сейчас в обществе настолько превалирует лицемерие над нормальными человеческими отношениями, что работать становится все сложнее. Появилась масса проблем, которые я решить не смогу. Последние годы занимался социальными вопросами, выезжая в территории, видел, насколько тяжело живут люди. Вот теперь сам хочу попробовать пожить на пенсии.

Опоздали на 60 лет

— Государство решило исполнить долг перед героями войны и приняло решение выделить им жильё. Однако порой даже из уст чиновников и ваших коллег звучит: им не нужны квартиры, они их выбивают для детей и внуков.

— В некоторых случаях так и происходит — дети и внуки не перевозят стариков из ветхого жилья, а занимают новые квартиры сами. Но не нам судить их, а государство должно вернуть долг ветеранам. Мы и так опоздали на 60 лет.

— А есть ещё те, кто прошел через Афганистан, Чечню и другие «горячие точки», которым чиновники соцслужб нередко цинично заявляют: «Мы вас туда не посылали»!

— Это безнравственно. Считаю, что должен быть закон об участниках боевых действий, без привязки к конкретной вой.не. Если государство посылает солдат под пули, оно должно взять на себя ответственность за их судьбы. И не бросать на произвол, когда те возвращаются из «горячих точек». А обязано обеспечить их жильём, лечением, реабилитацией, льготами и т.д. И уж тем более проявлять заботу о семьях, которые получили «груз 200».

— В нашей редакции немало писем от детей войны, которые считают, что тоже незаслуженно обделены вниманием и заботой государства.

— Возраст детей войны сегодня такой, что все они пенсионеры и какие-то льготы уже получают. Скажи, а кому легче было тогда? Бойцу, который не отвечал за детей, оставшихся дома, но не знал, вернётся живым или нет? Или женщине, у которой было трое детей и нечем их кормить? Сколько умерло в тылу, в блокаду, упало у станка, в поле? А женщины в Сибири, которые сплавляли лес — сколько их ушло под воду? Никто не вел статистику — сколько погибло в тылу.

Совершенно очевидно, что дальше нельзя делить людей на категории по отношению к одному периоду. Войну выиграла вся страна. Раз решили как-то компенсировать утраты военных лет льготами, тогда давайте всем.

Причина смерти — расстрел

— В воскресенье отмечали День памяти жертв политических репрессий. А через красноярские ГУЛАГи прошли сотни тысяч людей, ещё больше — ссыльных. Вы второй год занимаетесь поисками могилы жены Зорге. Зачем вам это надо?

— «Уважение к дням минувшим — вот черта, отличающая образованность от дикости». Это сказал Александр Пушкин. Я знаю, что такое — терять родных и не знать, где их могила. В деревне наша семья в августе 41-го первой получила похоронку на отца. Почти два года мы жили в оккупации. Нашу деревню советские войска освободили только в 43-м. Через полтора месяца почтальон привёз мешок писем… из 41-го года. Через неделю привез ещё полмешка… похоронок. Три дня в деревне бабы выли так, что жутко становилось. А о могиле отца через много лет после войны нам сообщили: «красноармейцев, погибших в первые дни войны, хоронили в окопах, и местом захоронения всех, кто погиб в этой зоне, считается город-герой Брест».

Мы как-то с жительницей Сухобузимского района пытались выяснить, отчего умер её репрессированный отец. На наш запрос получили ксерокопию справки о смерти, в которой была фраза: «Причина смерти — расстрел». Каково это было читать уже 72-летней женщине, потерявшей в детстве отца и выросшей с клеймом «дочь врага народа»? А сколько в нашей стране похожих судеб! Бывая на встречах, я столько получил оплеух от репрессированных. Они обвиняют власть в бездействии. Говорят: мы тоже были под пулями. Какая разница — под чьими? Свои ещё больнее бьют. И во многом они правы. Скажи, во что можно оценить жизнь человека?

— Она бесценна.

— Екатерина Максимова умерла как осуждённая Особым совещанием, находясь в ссылке под надзором НКВД в июле 1943 года. Она жила будущим, ждала мужа. Но началась война. Её арестовали, выбив признания, заставили быть врагом. И скажи — чем мы можем перед её памятью оправдаться? Вот пытаемся найти место захоронения, чтобы установить крест на могиле простой русской женщины, не дождавшейся ни мужа, ни победы. «Ничто не забыто, никто не забыт» — вот почему мы с тобой ищем могилу Максимовой.

Милосердная ссылка

— По версии некоторых очевидцев тех лет, жену Зорге отравили. Я знаю, вы обращались к силовикам с просьбой рассекретить материалы дела…

— На первое письмо получил ответ: «дело имеет ограничение на ознакомление с ним в связи с Законом «О государственной тайне». Второе обращение я отправил руководителю ФСБ РФ и получил ответ за подписью руководителя управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ В. С. Христофорова. Суть такова: ознакомиться с делом не имею права в соответствии с Законом о жертвах политических репрессий. На это имеют право только родственники, а те якобы к ним не обращались.

— В одном интервью руководитель этого управления утверждал, что Екатерина Максимова не представляла никакого интереса для НКВД, и эти органы не имеют отношения к её смерти.

— Тогда каким образом она оказалась в ссылке? Да и в комментариях много противоречивой информации. С одной стороны, её обвиняли в шпионаже, и якобы она призналась в этом. С другой — утверждают, что её арест не связан с именем Зорге. Это неправда. Максимову арестовали после того, как в Японии взяли Зорге. Более 20 лет наша страна ничего не знала о нём. И только когда французы сняли фильм «Кто вы, доктор Зорге?», а его увидел Хрущёв, разведчику присвоили звание Героя Советского Союза. Посмертно. Чуть позже реабилитировали и Максимову. Прах Зорге предала земле в 1949 году на гражданском кладбище в Токио японская женщина. Место захоронения Максимовой, умершей в ссылке в п. Большая Мурта, до сих пор неизвестно.

— А ещё, по версии представителя ФСБ, Максимову сослали в Сибирь, чтобы спасти от расстрела.

— Я много читал про репрессии, но о таком «милосердии» услышал впервые.

— Похоже, они знают что-то такое, чего не должны знать мы.

— Они знают много. И дело Максимовой, которое не дают читать, — это одна из папок большого дела Зорге. Работники местного музея собирают о его жене информацию по крупицам, записывают воспоминания очевидцев, но ни один сотрудник НКВД того времени не откликнулся. Я думаю, и не откликнется, пока кто-то сверху не даст команду.

ДОСЬЕ

Анатолий РОМАШОВ родился в 1939 году в селе Булгаковка Курской области. Окончил Харьковский инженерно-строительный институт. Работал на горно-химическом комбинате, был председателем Железногорского городского Совета. С 1989 года — депутат краевого Совета, с 1997 — депутат Заксобрания трех созывов.

Ольга ЛОБЗИНА

Аргументы и факты 02.11.2011


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е