В хлебе было больше опилок, чем муки


Одна из самых страшных страниц в истории Великой отечественной войны – блокада Ленинграда. 872 дня в городе свирепствовали голод и смерть, человеческие трупы устилали улицы, холод, многочисленные случаи каннибализма. Это лишь некоторые всем известные черты ужасной картины под названием «Блокада Ленинграда».

Тяжелейшие испытания, которые обрушились на жителей Ленинграда, были так же неожиданны, как и появление противника у его стен. Артиллерийские обстрелы и воздушные бомбардировки, которым по своей силе и продолжительности не подвергался ни один город в годы Второй мировой войны. В душе тех людей блокада оставила неизгладимый отпечаток. Им всем очень больно вспоминать о том, как гибли их родные. И каждый из них желает только одного, чтобы больше никто не видел такого страшного времени.

Одним из таких людей является житель нашего района Павел Павлович Наскаль, который родился вблизи от прекрасного города Ленинграда. Сейчас ему 86 лет, по состоянию здоровья он с трудом может рассказать о том тяжёлом времени. Только то, что смогла вспомнить из его рассказов младшая дочь Нина Павловна, хоть как-то прояснили картину.

- Когда началась война, ему было шестнадцать лет, - рассказывает Нина Павловна. – Родился в многодетной семье из пяти детей. Его старший брат погиб на фронте. Отец умер из-за переживаний, когда у них украли лошадь. До этих страшных событий Павел увлекался лыжным спортом. Он с трепетом говорил: «В Ленинграде такие горки высокие, на которых я любил кататься!». В то время работали все – от мала до велика, и папа был не исключением. С шестнадцати лет он начал работать на военном заводе «Металл-продукт».

В марте 1942 года их семья была депортирована в Сибирь из-за финской национальности. К сожалению, его мама умерла в дороге, и его вместе с остальными членами семьи привезли в п. Предивинск. В ноябре 1942 года его призвали в трудовую армию в Челябинскую область. Там он пять лет поработал в шахтах, и только в 1947 году смог воссоединиться с семьёй.

Во время рассказа о Великой Отечественной войне его глаза погрустнели. Тяжело вздохнув, он произнёс: «Хлеба давали всего 125 грамм на человека в день. В нём было больше опилок, чем муки».

В Предивинске Павел Павлович познакомился с супругой, за которой, как он гордо сказал, ухаживал семь месяцев. Затем у них родились сын и дочь, которые подарили им 6 внуков, а те в свою очередь – 5 правнуков. Всю свою трудовую деятельность он работал в гараже слесарем, затем инструментальщиком. В 1966 году стал вулканизаторщиком. После выхода на пенсию в 1986 году ещё два года работал сторожем в школе. Всю жизнь держали хозяйство.

12 лет назад, после того, как умерла супруга, младшая дочь забрала П. П. Наскаля в свою семью, и вместе с мужем заботится о пожилом отце. В апреле прошлого 2011 года Павел Павлович по программе «Улучшения жилищных условий жертвам блокадного Ленинграда» получил квартиру в п. Большая Мурта, которую он ласково называет царской. Как любой другой пенсионер, в свободное время смотрит сериалы и читает газеты.

Много воды утекло с начала Ленинградской блокады, но в памяти сохранилось всё то, что нельзя забыть никогда. Нам остаётся только низко поклониться свидетелям той трагедии, о которой наше поколение знает только из фильмов и книг. Ведь каждый день, прожитый в блокадном городе, равен подвигу!

Анна Давыдова.
Фото Елены Чапало.

«НОВОЕ ВРЕМЯ», № 4, 28.01.12.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е