Человеческая жизнь бесценна


30 октября – День памяти жертв политических репрессий

30 октября, начиная с 1991 года, отмечается День памяти жертв политических репрессий. В этот день проходят митинги и различные культурные мероприятия, в ходе которых вспоминают о пострадавших от политических репрессий. В некоторых школах организуют «живые» уроки истории, на которые приглашаются свидетели этих трагических событий.


Памятник жертвам политических репрессий в Мотыгино на Красной горке

30 октября 1974 г. по инициативе Кронида Любарского и других узников мордовских и пермских лагерей впервые был отмечен «День политзаключённого». Отметили совместной голодовкой и зажиганием свечей в память о безвинно погибших. В тот же день Сергей Ковалев собрал в квартире А.Д. Сахарова в Москве пресс-конференцию, на которой было объявлено о проходящей акции, показаны документы из лагерей, прозвучали заявления московских диссидентов и продемонстрирован свежий выпуск «Хроники текущих событий» (подпольного правозащитного бюллетеня, выходившего в 1968-1983 гг.), в котором рассказывалось об этом событии. Через несколько месяцев организация этой пресс-конференции станет одним из пунктов обвинения в адрес уже самого Ковалева.

После этого ежегодно 30 октября проходили голодовки политзаключенных, а с 1987 года - демонстрации в Москве, Ленинграде, Львове, Тбилиси и других городах. 30 октября 1989 г. около 3 тысяч человек со свечами в руках образовали «живую цепь» вокруг здания КГБ СССР. После того, как они отправились оттуда на Пушкинскую площадь с целью проведения митинга, они были разогнаны ОМОНом.

Политические репрессии в советской России начались сразу после Октябрьской революции 1917 года. При этом жертвами репрессий становились не только активные политические противники большевиков, но и люди, просто выражавшие несогласие с их политикой. Репрессии проводились также по социальному признаку (против бывших полицейских, жандармов, чиновников царского правительства, священников, а также бывших помещиков и предпринимателей).

Еще в 1934 году академик И.П. Павлов писал в СНК СССР: «Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия. Если бы нашу обывательскую действительность воспроизвести целиком, без пропусков, со всеми ежедневными подробностями, - это была бы ужасающая картина, потрясающее впечатление от которой на настоящих людей едва ли бы значительно смягчилось, если рядом с ней поставить и другую нашу картину – с чудесно как бы вновь вырастающими городами, днепростроями, гигантами-заводами и бесчисленными учеными и учебными заведениями».

С началом принудительной коллективизации сельского хозяйства и ускоренной индустриализации в конце 1920-х - начале 1930-х годов, а также укреплением личной власти Сталина репрессии приобрели массовый характер. Особенного размаха они достигли в 1937-1938 годы, когда сотни тысяч советских граждан были расстреляны и отправлены в лагеря ГУЛАГа по обвинениям в совершении политических преступлений.

С разной степенью интенсивности политические репрессии продолжались до самой смерти Сталина в марте 1953 г.

В.М. Молотов (нарком внутренних дел СССР) так объяснял причины «большого террора»: «1937 г. был необходим. Если учесть, что мы после революции рубили направо – налево, одержали победу, но остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом грозящей опасности фашистской агрессии они могли объединиться. Ведь даже среди большевиков были и есть такие, которые хороши и преданы, когда все хорошо, когда стране и партии не грозит опасность. Но если начнется что-нибудь, они дрогнут, переметнутся. Сталин, по-моему, вел очень правильную линию: пускай лишняя голова слетит, но не будет колебаний во время войны и после войны». По мнению Молотова, массовые репрессии были «профилактической чисткой» без особых границ.

Массовые репрессии нанесли стране большой урон: была уничтожена значительная часть хозяйственных, военных, культурных кадров. Террор позволил ещё более расширить «лагерную империю», в небывалой степени усилить роль принудительного труда в экономике. Миллионы советских граждан, арестованных по необоснованным обвинениям, в результате фальсификации их дел были отправлены в ГУЛАГ. Всего через ГУЛАГ в 20-50-х годах по некоторым данным прошли около 10 миллионов человек.

Вопрос о количестве репрессированных до сих пор остается предметом острых дискуссий. На сегодняшний день ясно только одно – террор коснулся миллионов людей, подвергшихся арестам, депортациям, принудительным работам и ссылкам.

В это же время репрессий в печати появляются «разоблачительные» статьи о мнимых «врагах народа» и громких процессах над ними. Вот пример заметки работников машинно-тракторной станции из Оренбургской области «Восхищаемся советской разведкой», опубликованной в газете «Правда» 1938 года: «Враги пытались поднять кровавую руку на вождя народов – товарища Сталина, на того, кто привел нас к светлой зажиточной жизни, хотели убить славного наркома тов. Ежова, покушались на жизнь руководителей партии и правительства. Собравшиеся восхищаются советской разведкой и благодарят чекистов, которые под руководством тов. Ежова разоблачили злодейскую троцкистско-бухаринскую банду».

Простые граждане одобряют приговоры к смертной казни, не догадываясь, что признания осужденных нередко выбиты с помощью пыток и угроз. Еще во времена хрущёвской «оттепели» советская прокуратура осуществила проверку ряда политических процессов и групповых судебных дел. Во всех случаях проверка вскрыла грубую фальсификацию, когда «признательные показания» были получены под пытками.

Человеческая жизнь бесценна. Убийство невинных людей нельзя оправдать – будь то один человек или миллионы. И наше непростое прошлое не должно дать нам об этом забыть.

Михаил ЗАХАРЦОВ, по материалам историко-просветительского общества «Мемориал»

Ангарский рабочий 30.10.12


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е