Вся "накипь"достойна ГУЛАГа?


Уважаемая редакция "Красноярского рабочего"! Прочёл в газете N 177 от 8 декабря 2012 года статью Сергея Аносова "Сочувствие к разрушенной стране" и захотел ответить на неё.

Интересно бы было, конечно, узнать, кто такой Сергей Аносов, его возраст и место работы, кем были его родители и деды? Не зная этого, не могу полностью понять и принять позицию автора, хотя в чём-то с ним согласен.

Автор задаёт вопрос Татьяне Мосиенко из газеты "Маяк Севера": что же движет ею - желание разобраться в нашем прошлом или ненависть к эпохе СССР?

Статью Татьяны Мосиенко я, к сожалению, не читал, но "Сочувствие к разрушенной стране" прочёл внимательно. Когда-то очень давно в журнале "Новый мир" появился очерк Александра Побожия "Мёртвая дорога" (сам очерк не нашёл, но помню его хорошо). Там автор - инженер-изыскатель железной дороги Салехард - Игарка Побожий описал историю строительства, и его трудно заподозрить в предвзятости.

Да, он упоминал и театр в Дудинке, но лагеря были построены по всей трассе, и жизнь на Севере была не сахар. Я сомневаюсь, что заключённых из отдалённых от театра лагерей возили на спектакли, хотя артисты по лаготделениям ездили, но не до всех можно было добраться в условиях полного бездорожья, когда единственным транспортным средством в начале стройки были олени и нарты.

Сергей Аносов пишет про современный период "развития" России, про заказную ложь, исходящую со страниц многих газет и телеканалов. Про людей во власти, их купленность и продажность на всех уровнях. Про то, что трещит по швам наша армия, хиреют образование и культура, растаскиваются бюджеты, вывозятся из России невозобновляемые природные ресурсы и деньги, тем самым грядущие поколения обрекаются на бедствование и зависимость от западных держав. Про богатеющих олигархов и народ, которому на пять лет сократили "срок доживания". И тут я с ним полностью согласен.

Да, сегодня есть кого наказывать, но наказывает власть мелких воришек, укравших бутылку водки, сотовый телефон, кролика или мешок овса. Преступивших определённую планку (более нескольких сотен миллионов) не трогают. При чём здесь нелюбители Советов?

При Советской власти было сделано много хорошего, но опять же в тупик она зашла из-за внутренних проблем - не смогла вовремя перестроиться в экономике (я не имею в виду горбачёвскую псевдоперестройку, но к данной теме это не относится). Были у власти недостатки, и их не следует отрицать, пряча голову в кусты. Не зря академик Сахаров призывал к конвергенции - взять у обеих систем всё лучшее, отбросить худшее и идти своим путём. Это не учли, и положили начало нынешнему кризису экономики и власти.

Высылка и физическое уничтожение огромного числа безвинных душ были. Неправильно, конечно, называть безвинными всех репрессируемых, как и отвергать назревшую тогда необходимость в широкомасштабных чистках как в высшем эшелоне власти, так и в управлении на местах. Но материалы следственных дел осуждённых в 1937-1938 годах оформлялись сами знаете как. Тут хочешь не хочешь, а подпишешь, хотя бы для того, чтобы уйти в мир иной без мучений или скорее в лагерь попасть. А то, что протоколы оформлялись безукоризненно, показания обвиняемых "не оставляют сомнений" - это спорно.

Мой дядя Борис Павлович Смирнов (сын городского головы Красноярска в 1910-1914 годах) сидел с 1920 по 1955 год. Сажали тогда лет на пять, выпускали и тут же снова сажали (Борис Смирнов, "Воспоминания". Журнал "День и ночь", N 4-5, 1998 г. С. 40-55). И только в 37-м он впервые узнал, за что сидит. Опыт жизни за решёткой был, привели к следователю, обсудили предстоящую статью: "японский шпион" - и получил он очередные 10 лет в лагере "Выжаэль" Республики Коми, где на вошебойке у них работала достопримечательность - жена президента (всесоюзного старосты М. И. Калинина).

Денег в лагере Смирнову не платили, и стаж не шёл, так что на выходе он получил пенсию 13 рублей. Писал Булганину - тот добавил 5 рублей "хлебных". Потом пересчитали, и до конца дней своих он получал 62 рубля. Это за огромный срок за колючей проволокой.

В 47-м его освободили, но жить ближе 50 километров от железной дороги было нельзя - вдруг поезд под откос пустит? И что-то я не слыхал от него, чтобы в лагере разносолами кормили.

Мой дед Сергей Константинович Кусков, заведующий терапевтическим отделением больницы водников в Красноярске, 9 апреля 1938 года был приглашён к больному, подали автомобиль и отвезли в НКВД. Было ему 55 лет. Обвинение - находясь на дежурстве в больнице, ночью выключал радио в палатах. Посадили его на 6 лет по печально известной статье 58, отбывал срок в Качинской исправительно-трудовой колонии, где его и не стало.

Вспоминаю стихи Б. П. Смирнова:

Как припомню я прошлые годы,
И как много я их потерял,
Как надолго лишился свободы,
Как работал тогда в лагерях.

Не свершал никаких преступлений,
Я прошёл через застенки тогда.
И подобных на свете явлений
Не бывало ещё никогда.

Не один я сидел в заключеньи,
Сотни тысяч сидели людей.
Не один испытал я мученья,
Что придумал грузинский злодей.

Очень многих из нас расстреляли
Ни за что, ну совсем ни за грош,
Без суда дело всем оформляли.
А зачем? Ну никак ни поймёшь.

Лес валили и рыли каналы,
Превратившись в бесправных рабов,
А когда в лагерях умирали,
Хоронили в земле без гробов.

А сейчас это всё позабыто,
И о том вспоминать не велят,
Сколько было в застенках убито
И под соснами сколько лежат.

Читая мартиролог "Мемориала" на букву К по Красноярскому краю, встречаю такие "преступления": простой неграмотный конюх на Таймыре рыл тоннель в Америку. Итог - ВМН. Это говорит о том, что следователь исчерпал фантазию и откровенно халтурил или придуривался.

Автор пишет, что, пытаясь продлить своё благоденствие, преступный режим будет всячески воспитывать в массах ненависть к Советам и к их методам восстановления социальной справедливости, ибо только суровыми мерами сегодня можно избавить общество от той же коррупции, пронизывающей любые государственные структуры снизу доверху.

Согласен, только режим не сильно старается внедрить ненависть к советской власти, он взял курс на оглупление всей нации через СМИ, воспитание разобщённости и равнодушия людей, их безразличия к политике, позиции "моя хата с краю". Все интересы сводятся к получению удовольствий. И это удаётся - люди становятся безразличными к проблемам страны и мира, не интересуются газетами и книгами, не тяготеют к получению информации, как это было раньше. А по ТВ по всем каналам их кормят чернухой, то есть зомбируют. Откройте сайт А. П. Быкова (www.bykov.info), там есть его хорошее предложение, как искоренить коррупцию в России, может быть, даже малой кровью.

Он предлагает организовать на Севере Красноярского края отделение ГУЛАГа по тем правилам, которые были в 1937 году, и сажать туда всю современную "накипь". У большинства чиновников, замешанных в коррупции, появится страх перед неотвратимостью жестокого наказания, и они остановятся. А кто не сможет прекратить воровать и вывозить капитал за границу - Бог им судья.

Да, в определённых обстоятельствах разгул преступности может быть пресечён властью лишь суровыми мерами, что и делалось в СССР. Но как отделить козлищ от агнцев? Уровень карательного аппарата не всегда позволяет это сделать, и я не удивился бы, если бы Сергей Аносов или любой другой в руках жёсткого следователя на третий день дал бы признательные показания на любое преступление при безукоризненно оформленном протоколе.

Автор пишет: "Нелишне коснуться и концентрационных лагерей, развёрнутых генералом Колчаком на территории Сибири". Историю помнить надо, но надо помнить и то, что она не однобока. 5 декабря сего года в краевой библиотеке состоялась конференция "Енисейская губерния. Красноярский край - 190 лет истории", и выступавшая там с докладом по истории краеведческого музея не упомянула, что было в здании в 1920-1927 годах. Понимаю - она просто не знала, хотя работает в музее. Но в книге "Справочник по городу Красноярску..." было размещено рекламное объявление: "1-й красноярский концлагерь. Берег Енисея, Новый музей". О чём оно говорит? Что цены были - вне конкуренции, так как рабсила-то бесплатная.

А кроме первого, был ещё и концлагерь N 2 на территории военного городка, были лагеря в районе Плодово-ягодной станции, на станции Кача, на Кемчуге.

А вот стройка N 503 была нужна стране, поэтому на ней целью начальника генерала Барабанова было построить дорогу, а не уморить людей. Но мой знакомый журналист из Твери был призван на БАМ замполитом, и там, протаивая забитые льдом туннели, они находили тачки с кандалами, к которым приковывались люди.

Могу подвести итог. Сочувствие к разрушенной стране, которой обязаны мы многим, необходимо, но на ошибках мы учимся. Не надо дважды наступать на одни и те же грабли. И как исправить нынешние ошибки, которые показал в очередной раз Сергей Аносов? Революции нынешняя власть не допустит, да и как её можно представить? По образцу октябрьского переворота - открываем тюрьмы и лагеря, заключённые жгут дела и идут двумя путями: кто - снова грабить и убивать, а самые умные - во власть? И всё повторяется.

...А на следующей странице "Красноярского рабочего" Сергея Аносова поддерживает и продолжает Афанасий Хохлов. Владыку Антония поддел - дескать, "Бог не давал "поручения" Гитлеру вероломно напасть на СССР, убивать детей, женщин, уничтожать славян и евреев поголовно". Рефрен статьи: не так уж плохо было на 503-й стройке, продуктов излишки, одежда тёплая, жильё комфортное - каждый бы туда работать поехал, но только не всех НКВД пускало, отбор был строгий.

А что ассортимент рыбы состоял из дорогостоящих сортов сиговых и лососёвых пород - так не с Тихого же океана было минтая с селёдкой возить - ели то, что рядом рыбаки ловили. А в Оби что только не плавает - и осетры, и стерлядь, и нельма. Плохой и дешёвой рыбы не водилось. В старые годы на рынке в Красноярске тоже было два вида икры: дешёвая чёрная и дорогая заморская красная. Про "барабановский паёк" - хлеб, колбаса, сыр, спирт - я уже упоминал, Барабанов был строителем, а не садистом. Извёл бы людей - с кем стройку продолжать? Его целью было дорогу построить.

А вот то, что на стройке, кроме кирки, лопаты, тачки, были автомашины, экскаваторы, трактора, электростанции, бетономешалки, насосы, паровозы - это не везде возможно. Чтобы пустить паровоз, надо сделать насыпь и проложить рельсы. На болотах жидкий грунт на насыпь носили в вёдрах, так как там никакая техника не проходила. А уж в конце, когда рельсы проложат, появлялись паровозы, с помощью которых насыпи досыпали камнем и песком. Автомашины и экскаваторы на первом, самом трудном этапе работ тоже не могли применяться: сами представьте тундру - а по ней самосвал МАЗ-205 несётся?

И хотелось бы спросить Сергея Аносова, а сам он хотел бы оказаться в ситуации, в которой в своё время оказались многие? Например, учится он в гуманитарном институте, окончил его, и на банкете в честь получения диплома, выпив, по недомыслию рассказал анекдот неполиткорректный - и поехал за "антисоветскую агитацию" на стройку 503 рядовым рабочим. Какими бы ему показались условия быта или работы, конвой, барак? Неужели лучше, чем на месте работы по направлению после окончания вуза? И неужели он считает, что Штильмарку на стройке было лучше, чем на работе по специальности?

Сергей ОРЛОВСКИЙ. Красноярск, Академгородок.

На снимке: Грандиозная 503-я стройка оказалась дорогой в никуда.
Фото Владимира ПАВЛОВСКОГО.

Красноярский рабочий 13.12.12


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е