Рай в сибирской пустыне (Сад Крутовского)


Из политики он ушёл в садоводство

Всеволод Крутовский родился в Красноярске в семье переселенца из Владимирской губернии, купца и золотопромышленника. Его отцу Михаилу Крутовскому принадлежали три золотых прииска в Удерейской тайге. Человеком он был очень состоятельным. В семье было восемь детей. Но любовь к торговле и бизнесу они от отца не унаследовали. Дети Крутовских тянулись к наукам. После смерти Крутовского-старшего сыновья не захотели продолжать дело отца, а ушли с головой в науки и народовольческие идеи. Наследники сдали один из приисков в аренду и получали проценты с добычи золота.

Всеволод Крутовский, окончив гимназию в 1884 году, поступил на естественный факультет Петербургского университета. Но не закончил, был отчислен, как неблагонадёжный (распространение листовок, укрытие в своей квартире политического преступника, бежавшего из Бутырской тюрьмы и подозрение к причастности в покушении на Александра III). Чтобы избежать ссылки, он уехал за границу. Сначала – в Италию, потом – во Францию. «С 1889 по 1892 год он учился в Париже в Антропологической школе, занимался в лаборатории знаменитого академика Пуше, изучая вопросы физиологии и морозостойкости плодовых растений,-- рассказала Римма Матвеева, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, бывший научный руководитель Ботанического сада им. Вс. Крутовского. – Оказалось, что гибнут плодовые растения в Сибири не из-за морозов зимой, а из-за резких перепадов температур. А при постепенном понижении и повышении температуры яблони и груши нормально развивались, цвели и плодоносили».

Вернувшись на родину, Всеволод Михайлович с 1904 по 1906 гг. был директором фельдшерской школы, секретарём Красноярского общества врачей, редактором газеты "Голос Сибири". В это же время на загородном участке в районе реки Лалетиной, который он приобрёл через своего брата Владимира ещё в 1900 году, занимался выращиванием плодовых растений. Использовал при этом зарубежный опыт, результаты исследований своего брата Владимира Михайловича Крутовского, который также занимался садоводством, и других сибирских садоводов.

Во время учёбы за границей Всеволод Крутовский понял, что в Сибири выращивать плодовые деревья надо по-особому. «Чтобы защитить теплолюбивые сорта яблони, абрикоса и других плодовых деревьев от резкого колебания температур, -- поясняет Римма Матвеева, -- им была разработана стелющаяся форма кроны в виде двуплечего кордона, получившая название "арктический стланец" или "красноярский стланец". Такие деревья находились в пригнутом положении. Благодаря этому они не подмерзали и давали высокий урожай крупных плодов -- до 300 килограммов с дерева».

После революции, опасаясь за судьбу своего детища – плодового сада, он добровольно передал свой участок в хозяйство областной зональной опытной станции. Сад превратился в Лалетинский филиал станции. Крутовского назначили заведующим станции. Всеволод Крутовский вывел 17 культурных и полукультурных сортов яблони (Желтое наливное, Алхас, Лалетино и др.).В 1927 году вышла его книга «Как крестьянину Средней Сибири устроить плодовый сад». «Моё открытие и детальная разработка яблонь груш, слив российских и заграничных сортов в «стелющейся» арктической форме, -- писал Крутовский, – произвело революцию в сибирском плодоводстве».

В 1938 году Крутовский был арестован по обвинению в антисоветской деятельности, в 1940 освобожден "за недостаточностью предъявленного обвинения". После освобождения Всеволод Михайлович он продолжал работать на своём Лалетинском участке. Скончался он 23 апреля 1945 года, похоронен на территории сада. В 1996 году участку был придан статус Ботанического сада им. Вс Крутовского, который подлежит охране как уникальный памятник природы.

Нина ГРАДОВА
Фото: Борис БАРМИН

Городские новости 25.01.2013


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е