Годы леденящей стужи


В те злые годы леденящей стужи
Что не бывало?..
Страхом сражена,
Иная - даже верная жена -
Писала отречение от мужа...

Давид КУГУЛЬТИНОВ,
калмыцкий поэт, узник Норильлага в 1946-1956 годах

Далёкое и суровое Заполярье издавна привлекало к себе исследователей. Летом 1915 года патриот края, потомственный казак, в то время - студент Томского технологического института А. А. Сотников самостоятельно, на собственные средства снарядил и возглавил экспедицию в Норильские горы для обследования месторождений угля, медной руды и графита. В эту экспедицию он включил и Н. Н. Урванцева. В экспедиции 1919 года они поменялись ролями. Усилия исследователей привели к потрясающим результатам - на Таймыре были открыты огромные залежи меди, никеля и молибдена. Радости молодых геологов не было конца - воображение рисовало процветающий город в далёком Заполярье...

Но прошло совсем немного времени, и в стране установился небывалый по жестокости коммунистический режим. В 1921 году в Красноярске был казнён Сотников. В 1935 году Сталин обратил взгляд на Таймыр. Возникновение Норильского горно-металлургического комбината ведёт отсчёт с учреждения на этом месте Норильлага. Вот как вспоминает этот момент главный геолог Норильскстроя А. Воронцов: "В кратком докладе я рассказал о полезных ископаемых Норильска. Товарищ Сталин принял оживлённое участие в беседе. Вспоминая своё пребывание в Курейской ссылке, он высказал предположение, что норильский климат ещё суровее курейского... В заключение по предложению товарища Сталина было принято решение передать строительство промышленного предприятия в ведение НКВД..." ("Норильская голгофа". Красноярск, 2002 год. Стр.19-20).

История строительства и эксплуатации Норильского промышленного района изобилует человеческими драмами. Не зря в народе говорят, что Норильск стоит на костях заключённых. За время существования Норильлага через него прошло около 300 тысяч заключённых - рабочих, крестьян, колхозников, представителей интеллигенции. В 1937 году в Норильск вернулся и Урванцев - уже в качестве политзаключённого.

Волны репрессий уносили в небытие и жителей Заполярья. По выявленным нами документам в архиве РУ ФСБ, весь шквал казней в этом регионе в годы Большого террора пришёлся на 1938 год (причины этого пока не ясны, возможно, что осень 1937-го ушла на фабрикацию и доставку обвинений в Красноярск и приговоров в Норильск). В этом году в Норильске было казнено 24 человека (3 - в марте и 21 - в мае), в Дудинке - 75 человек (15 - в январе, 12 - в марте, 4 - в апреле, 32 - в мае, 1 - в июле и 11 - в сентябре), в Игарке - 379 человек (55 - в феврале, 94 - в марте, 124 - в апреле, 50 - в мае, 52 - в июне и 4 - в августе), в Туруханске - 106 человек (74 - в марте и 32 - в апреле). Казни производились и в последующие годы. В 1942 году в Норильске было расстреляно 204 человека, в 1943-м - в Норильске - 23, в Игарке - 2, в 1944-м - в Норильске - 6, в Игарке - 2, в 1945-м в Норильске было расстреляно 14 человек и в 1946-м - 14 человек. Анализ списков расстрелянных не выявил ни одного уголовника. Отметим также, что в одном 1938 году было казнено больше людей, чем за все военные годы.

Велик был процент смертности в Норильлаге вследствие разного рода болезней, истощения, побоев и травматизма. Если в 1931-1934 годах в исправтрудучреждениях норильского региона зафиксировано 615 такого рода смертей, то в 1935-1948 годах - 13 248 смертей (по другим документам - 13 764) ("Норильская голгофа", стр. 34). В организованном в 1948 году Особом (каторжном) лагере N 2 за всё время его существования зафиксировано 1 140 смертей.

Исключительно трагическая страница в истории Норильска - восстание, произошедшее в упомянутом Особом лагере N 2 (также называвшемся Горлаг) в мае 1953 года. В Горлаге содержались в основном политзаключённые. Восстание явилось следствием невыносимых условий содержания (средний срок жизни каторжанина составлял 5-6 лет). Последней каплей, переполнившей чашу терпения измученных людей, стал случай 26 мая, когда охранник открыл неспровоцированную стрельбу по отдыхавшим заключённым, убив одного и ранив 6 человек. Восставшие прекратили работу, вывесили чёрный флаг и с помощью воздушного змея выпустили на волю воззвание. В нём говорилось: "Дорогие друзья! Хорошенько подумайте и от души ответьте: кто построил 25-й з-д, БМЗ, Коксохим-завод, БОФ, Медеплавильный з-д, 3-й кирпичный и цементный заводы? Кто проектировал и воздвигал город со всеми особо значительными сооружениями в нём?.. И над всем этим везде и повсюду величественно высочится наше имя - людей с номерами, в закрытых бараках, лишённых всех прав и благ человека... Мы требуем разбора дел на месте с личным опросом каждого з/к и конкретным решением московской комиссии на месте! Верим в достижение цели!"

Восставшие держались до начала августа. В ночь на 4 августа зона была взята, 57 человек было убито, 98 ранено ("Норильская голгофа", стр. 42-43). Тем не менее цель восставших вскоре была осуществлена - в 1954 году был ликвидирован Горлаг, в 1956 году - Норильлаг. Начался массовый пересмотр дел.

Отблески того жуткого времени достигают и нас, жителей XXI столетия: отчисления "Норникеля" составляют 31 процент краевого бюджета. Норильский горно-металлургический комбинат на сегодняшний день - единственное предприятие в мире, носящее имя начальника когда-то существовавшего на этом месте лагеря.

Павел ЛОПАТИН, член Красноярского историко-просветительского общества "Мемориал".

Красноярский рабочий 29.10.2013


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е