Ксанбух от прабабушки


Библии в толстом переплете с кожаной обложкой более 100 лет. Кажется, что время не властно над старинной вещью.

Всю жизнь Л.А. Парамонова из Малиновки бережно хранит семейные реликвии, которые много лет назад подарила ей бабушка. Это библия, песенник на немецком языке – ксанбух, вазочка, кожаный саквояж и сахарница.

- Это дорогие для меня вещи, — говорит Лилия Артуровна. – Они безмолвные свидетели тех страданий, которые выпали на долю моих родных. Дед подвергся политическим репрессиям и был расстрелян. Бабушку с маленькими детьми отправили из Поволжья в Сибирь, в ссылку.

1 ноября 1937 года. В тот вечер ничто не предвещало беды в доме супругов Гейнце. Глава семьи Александр что-то мастерил. Дети играли. Супруга Лидия, вымыла оставшуюся после ужина посуду и стала стелить постели. Громкий стук в дверь заставил всех домочадцев прервать свои занятия. Александр пошел открывать. Дети испуганно начали собирать незамысловатые игрушки. Лидия присела на краешек кровати, приложив руку к груди – нестерпимо больно кольнуло сердце, словно в предчувствии беды. И даже когда увидела на пороге мужчин в военной форме, упорно гнала прочь тревожные мысли. «Да разве мог что-то плохого сделать мой Саша? Ведь он же столько лет трудится конюхом в колхозе».

Один из мужчин сухо зачитал строки официального документа: — Александр Гейнрихович Гейнце, 19 декабря 1887 года рождения, уроженец и житель села Штрасбург Палласовского кантона обвиняется по ст. 58 УК РСФСР – контрреволюционная деятельность. Мы вас арестовываем.

В комнате повисла гнетущая тишина. Лидия хотела подняться, чтобы обнять супруга, но ноги подкосились и отказывались ее слушаться. Дети, застыв, молча наблюдали за происходящим. И даже когда за Александром захлопнулась дверь, все продолжали оставаться на своих местах.

Душу Лидии разрывали вопросы: куда, за что, почему он, что теперь будет с детьми?

Лидия Соломоновна еще не знала, что больше никогда не увидит своего мужа. Она продолжала его ждать. Вечерами, уложив детей спать, подолгу плакала, уткнувшись в подушку.

4 сентября 1941 года женщину вместе с детьми как и тысячи немцев Повольжья, посадили в товарный вагон и отправили в ссылку в далекую Сибирь. Никто не знал, куда везут немцев. Спрашивать люди боялись. Через месяц состав прибыл в Красноярск. Оттуда семью отправили в Атаманово, а через несколько дней — в Высотино. Поселили в избу к Варваре Чернышевой. Хозяйка выделила ссыльным небольшой уголок в дальней комнате.

Старшему из детей Теодору на момент ареста отца было 17 лет, младшему Артуру – один год. Теодора в Сибири многие стали называть Федором. Вскоре он уже и сам привык к новому имени.

Лидия Соломоновна сумела привезти с собой из Поволжья швейную машинку «Zinger». Именно она помогла семье Гейнце пережить трудные времена. За небольшую плату женщина шила платья и другую одежду, постельные принадлежности. Оставшийся за старшего Федор взвалил на свои плечи заботу о матери, младших братьях и сестре, работал не покладая рук. Через некоторое время на подворье Гейнце появились гуси, куры, овцы, а главное – корова-кормилица. Затем завели и небольшую пасеку.

Дети выросли. Федор и средний сын Александр перебрались жить в Казахстан. Дочь Вера вышла замуж и переехала в деревню Татарскую. Артур женился, у него родилась дочь Лилия. Большую часть своей жизни он трудился в совхозе – водителем, механизатором.

Лидия Соломоновна жила с семьей младшего сына Артура. Она не теряла надежды узнать хоть что-нибудь о судьбе мужа. Сердце подсказывало, его нет в живых. Знала, будь иначе, он бы непременно разыскал их в любом глухом сибирском уголке. Так и умерла, ничего не узнав о его последних днях.

И лишь в 1998 году родные получили ответ на свой запрос из Управления федеральной службы безопасности по Волгоградской области.

«В Управлении ФСБ РФ хранится архивное дело на Гейнце Александра Гейнриховича, 1887 года рождения (дата рождения – 19 декабря), уроженца и жителя с. Штрасбург Палласовского кантона АССР немцев Поволжья, работавшего пастухом в колхозе.

Он был арестован 1 ноября 1937 года и ему необоснованно предъявлено обвинение по ст. 58 пп.10 и 11 УК РСФСР.

На основании данного обвинения 14 ноября 1937 года заседание тройки НКВД АССР немцев Повольжья вынесло постановление о расстреле Гейнце Александра Гейнриховича. Поставновление тройки приведено в исполнение в Энгельсе 17 ноября 1937 года. Сведений о месте захоронения в материалах дела не имеется, так как такие данные в уголовных делах не отражались. Свидетельство о смерти родным следует запросить из отдела ЗАГСа Палласовского района, где его смерть зарегистрирована 18 октября 1989 года за № 1.

Согласно заключению, утвержденному прокурором Волгоградской области 23 марта 1989 года, Гейнце Александр Гейнрихович подпадает под действие статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов». Он является репрессированным».

Для Лилии Артуровны этот документ также дорог, как и вещи переданные бабушкой. Когда-нибудь она подарит их младшей дочери Юлии, которая продолжит хранить бесценные реликвии.

Светлана Тараненко

Фото Алексея Матонина

 "Сельская жизнь" Сухобузимское   14.02.2014


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е