Несвятые святые земли Тоншаевской: в 1986 году в Тоншаеве был убит православный епископ


10 апреля 2016 года исполнилось 30 лет со дня кончины священноисповедника и страстотерпца Феодосия (Бахметьева), архиепископа Пинского и Тоншаевского – человека трагической судьбы, одного из «новомучеников и исповедников безчисленных, добрый плод в терпении Христу принесших».

Он прожил довольно долгую жизнь, полную лишений, гонений и страданий. Архиепископу Феодосию довелось сполна испытать на себе все ужасы ХХ века: Февральский и Октябрьский перевороты 1917 года, гражданскую войну; гонения на Русскую Православную Церковь, вызвавшие череду расколов, в том числе на «сергиан» и «катакомбников»; заключение в сталинских лагерях, Великую Отечественную войну, немецкую оккупацию, после неё – снова лагеря и ссылку, а под конец жизни – предательство одного из самых близких людей, приведшее к гибели.
Несмотря на то, что архиепископ Феодосий в самом Тоншаеве прожил всего 3 года, он, в силу понесённых трудов и подвигов, может по праву считаться одним из наиболее выдающихся его граждан.

Род Бахметьевых (Бахметевых, Бахметовых, Бахмиотовых – в разное время написание фамилии изменялось) основал в XV веке знатный татарский князь Аслан Бахмет, поступивший на службу к Великому Князю Василию Васильевичу Тёмному и принявший православие с именем Иеремии. Из среды потомков Аслана-Иеремии Бахмета вышло немало замечательных людей, достойно потрудившихся на благо России. В основном это военные, были и деятели культуры. Не случайно на гербе рода Бахметьевых изображена рука с мечом – символ верности воинскому долгу. Но в последние десятилетия ушедшей России некоторые его представители взялись за меч духовный, посвятив себя и свою жизнь служению Церкви. Не будет преувеличением считать архиепископа Феодосия одним из самых достойных подвижников благочестия в своём роде, поскольку он по факту стал монахом с 6 лет.

Архиепископ Феодосий (светское имя – Фёдор Андреевич Бахметьев) родился, по одним источникам, 23 января, по другим — 3 мая 1901 года в Екатеринославе (в советское время — Днепропетровск, ныне Днепр) в семье священника. Когда будущему святителю исполнилось 6 лет, его мать умерла. После этого отец принял монашество и был возведён в сан архимандрита, а старший брат забрал Фёдора к себе в Киево-Печерскую Лавру, где служил в должности наместника. Это событие и предопределило дальнейшую судьбу Фёдора Бахметьева. Другие два брата тоже посвятили себя служению Церкви – один стал диаконом, другой – белым священником. Но от Веры Григорьевны Калюжной, келейницы архиепископа Феодосия, к нам поступили другие сведения о семье святителя. У него было 2 брата – Николай и Симеон (имена монашеские), оба стали епископами. Однако сведений о них найдено не было. Вероятно, архиерейское служение они осуществляли тайно, в Катакомбной Церкви.

Послушник Фёдор Бахметьев в 1920 г. принял малую схиму с именем Феодосий (в честь преподобного Феодосия Киево-Печерского) и рукоположен в иеромонаха. Вёл строгий, аскетический образ жизни. Нёс послушания смотрителя Ближних пещер и хранителя гробницы преподобного Феодосия Киево-Печерского, также в его обязанности входило ежегодное переоблачение мощей. В 1922 г. под благовидным предлогом помощи голодающим Поволжья началось изъятие церковных ценностей, принявшее вид откровенного грабежа. Не обошло стороной изъятие и Киево-Печерскую Лавру. Оказав сопротивление вскрытию мощей и изъятию церковных ценностей, иеромонах Феодосий был арестован. Он отказался выдать чудотворную икону Успения Пресвятой Богородицы, скрыв её в потаённом месте.

«За присвоение государственной собственности» иеромонаха Феодосия приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей и отправили отбывать срок в Соловецкий лагерь особого назначения. В то время заключённые, перевыполнявшие нормы работы, имели право на условно-досрочное освобождение. Иеромонах Феодосий освободился условно-досрочно в 1928 г. и вернулся в Киево-Печерскую Лавру. Но, пока он отбывал свой срок, 29 сентября 1926 г. ВУЦИК и СНК УССР приняли «Постановление о признании бывшей Киево-Печерской Лавры историко-культурным государственным заповедником и о превращении её во Всеукраинский музейный городок». На основании этого постановления к моменту возвращения иеромонаха Феодосия с Соловецких островов шло постепенное вытеснение из Лавры монашеской общины, завершившееся к 1930 году полной ликвидацией монастыря.

Иеромонах Феодосий приехал вечером и, не осмотрев даже храмов и келий, остановился в лаврской гостинице. Утром ему предложили подписать печально известную Декларацию митрополита Сергия (Страгородского), изданную в 1927 году. О. Феодосий отказался. Его арестовали и возобновили неотбытый срок заключения. Так иеромонах Феодосий стал одним из довольно многочисленных тогда религиозных оппозиционеров, которые впоследствии получат название «катакомбников».

Твёрдую и убеждённую непримиримость по отношению к советской идеологии он сохранит до самых последних дней. По освобождении в 1931 г. иеромонах Феодосий в Киев не вернулся, перешёл на нелегальное положение, странствовал по святым местам, документов не имел.

Однажды о. Феодосий оказался в Сарове и зашёл в действующий храм. Уже шла служба, прихожан в храме было мало. О. Феодосий встал у задней стены. Необычного посетителя вскоре заметили, он значительно выделялся из всех присутствующих благообразным внешним видом, к тому же, не кланялся в ответ на каждение и благословение. Его сразу заподозрили в принадлежности к катакомбному движению.

Священник дал звонок властям о необыкновенном человеке. Одна прихожанка, узнав о звонке священника, сжалилась и подошла к о. Феодосию. Сказала: «Если у Вас нет документов, то Вам нужно скрыться, а то Вас могут забрать». И о. Феодосий быстро удалился. Но далеко не ушёл, дошёл только до привокзальной площади. Там его арестовали и судили как странствующего священника, проповедавшего возмущение в народе против советской власти. Осуждён на 10 лет лишения свободы и на этот раз полностью отбыл свой срок в Беломорско-Балтийском лагере. Всего в местах лишения свободы до Великой Отечественной войны исповедник провёл 19 лет.

Заметим, что странствование русских священнослужителей во время гонений было явлением обыкновенным и массовым. Об этом, а также об отношении советской власти к странствующему духовенству председатель «Союза воинствующих безбожников» М.И.Губельман, более известный как «Емельян Ярославский», в брошюре «Задачи антирелигиозной пропаганды» (1937) писал: «Глупо думать, что если поп лишился своего прихода, то он перестал быть попом. Мы знаем сотни случаев, когда после закрытия церквей их священнослужители превращались в попов-передвижек и вместе со своим немудрёным инвентарём путешествовали по деревням, рабочим посёлкам, совершая религиозные обряды, читая молитвы, Библию, Псалтирь. Такой поп-передвижка порой опаснее того, который служит открыто». Поэтому неудивительно, что режим преследовал с особой ненавистью именно представителей катакомбного духовенства и иеромонах Феодосий разделил судьбу многочисленных страдальцев за веру.

В 1941 г., после освобождения из заключения, иеромонах Феодосий поселился в одном из монастырей Белоруссии, где его застала Великая Отечественная война. Белорусскую Православную Церковь возглавил старейший по хиротонии архиепископ Гродненский и Вилейский (впоследствии – митрополит Минский и Белорусский) Пантелеимон (Рожновский). В том же году, вероятно, архиепископом Пантелеимоном, иеромонах Феодосий (Бахметьев) возведён в игумены, затем в архимандриты и определён настоятелем мужского монастыря в честь Рождества Пресвятой Богородицы в посёлке Белыничи (Бялыничи) Могилёвской области. Когда-то там находилась особо почитаемая в той местности как православными, так и католиками чудотворная икона Божией Матери – Белыничская Одигитрия. В 1920-х гг. монастырь закрыт, а его главная святыня – чудотворная икона Божией Матери «Белыничская» - исчезла. Во время Великой Отечественной войны главный храм ещё был цел, хотя в 1930-х гг. с него снесли купол и переоборудовали под клуб. Окончательное уничтожение и разрушение монастыря произошло в 1953 г. Главный храм взорвали.

В конце лета или осенью 1942 г. архимандрит Феодосий был рукоположён во епископа и назначен в г. Пинск (Пинское викариатство Волынской епархии). С началом Великой Отечественной войны немцы присоединили Полесье с Пинском, Мозырем и Брестом к созданному ими рейхскомиссариату «Украина». Соответственно, Пинская кафедра подчинялась в 1941 – 1944 гг. не митрополиту Минскому и всея Белоруссии Пантелеимону (Рожновскому), а предстоятелю Украинской Автономной Православной Церкви (УАПЦ). Им тогда был архиепископ (впоследствии – митрополит) Волынский и Житомирский Алексий (Громадский), а после его убийства партизанами-националистами из группировки А.Мельника 7 мая 1943 года – архиепископ Каменец-Подольский Дамаскин (Малюта).

Само таинство рукоположения состоялось в пещерах Киево-Печерской Лавры. Его совершили входившие в состав УАПЦ ныне прославленный в лике святых схиархиепископ Антоний (князь Абашидзе), временно управлявший Киевской епархией архиепископ Львовский и Тернопольский Пантелеимон (Рудык), а также 2 катакомбных епископа – Илия из Грузии и некий Макарий. Скорее всего, это был схиепископ Михаил (Костюк), названный Макарием при посвящении в малую схиму. Впрочем, есть не лишённое оснований предположение, что сам архиепископ Пантелеимон (Рудык) в таинстве не участвовал, а всего лишь подписал ставленническую грамоту (либо его подпись подделали), поскольку УАПЦ, в отличие от Украинской Автокефальной Православной Церкви официально не заявляла о своём полном разрыве с Москвой, а катакомбники относились к Московской патриархии враждебно. Да и сам схиархиепископ Антоний был катакомбником и к УАПЦ присоединился лишь после начала Великой Отечественной войны. Кроме того, немцы признавали только легализованные церковные структуры.

По мере изменения линии фронта рейхскомиссариат «Украина» прекратил своё существование и в конце 1943 г. немцы вернули Полесье в состав Белоруссии. Соответственно, Пинская кафедра отделилась от Киева и переподчинилась Минску, но прошло это не очень быстро. В середине 1944 г. состоялся Собор белорусских архиереев. Один из его участников – архиепископ Афанасий (Мартос) – в своих воспоминаниях писал, что на соборе: «…были решены… важные церковные вопросы, из которых для примера укажем следующие: присвоение митрополиту Пантелеимону титула «Его Блаженство», права ношения им двух панагий и предношения креста; утверждение и подписание статута Белорусской Православной Церкви с изменением некоторых параграфов в нем; присоединение к Белорусской митрополии двух полесских епархий: Пинской и Брестской с епархиальными архиереями и духовенством. Собор епископов закончился в спешном порядке, потому что близость немецко-советского фронта беспокоила всех.

Во второй половине мая советские войска прорвали линию фронта между Витебском и Оршей и быстро двинулись на запад Беларуси. Белорусские иерархи во главе с митрополитом в спешном порядке выехали в Гродно и оттуда 7 июля 1944 года эмигрировали в Германию. Бежали за границу все белорусские деятели, причинившие много вреда православному духовенству и Церкви в Беларуси. Своими несвоевременными действиями они способствовали гибели многих тысяч человеческих жизней. Белорусское духовенство осталось на своих приходах и до конца разделило судьбу своих прихожан».

Непонятно, почему епископ Пинский Феодосий (Бахметьев) вообще не упоминается в воспоминаниях архиепископа Афанасия (Мартоса) и почему не принимал участия в работе Минского собора. Скорее всего, не смог приехать из-за стремительного продвижения линии фронта. Непонятна также причина, по которой епископ Феодосий не уехал вместе со всеми. В.Мосс сообщает, что святитель получал предложение об отъезде за границу от митрополита Пантелеимона (Рожновского), но отказался, объяснив это тем, что уже отсидел 3 срока и хочет умереть на своей земле. Тогда митрополит Пантелеимон (Рожновский), архиепископ Филофей (Нарко) и некий епископ Антоний решили, что, так как епископ Феодосий остаётся в Белоруссии, ему следует стать блюстителем тайного служения в катакомбах.

Почему митрополит Пантелеимон и его епископы приняли именно такое решение? Ответ очевиден: белорусские епископы небезосновательно опасались, что с возвращением советской власти начнётся новая волна гонений. Именно по этой причине епископа Феодосия благословили уйти в катакомбы и, вероятно, возвели в достоинство архиепископа как старейшего по хиротонии архиерея в новообразованной Белорусской Катакомбной Церкви, а также поставили в помощь ему новых епископов, из которых известны 2: Александр Пружанский и Афанасий Гродненский. Следовательно, белорусские епископы, уезжавшие не по своей воле, а по приказу немецкого командования, не бросили свою паству на произвол судьбы и оставили после себя достойных преемников, вступивших на заведомо исповеднический путь.

14 июля 1944 г. Пинск был взят Советской армией. Владыка Феодосий после освобождения города продолжил в нём открытое служение, но недолго. 27 февраля 1945 г. в Москве на замену владыке Феодосию был рукоположен во епископа Пинского и Брестского Онисифор (Пономарёв). Мы не располагаем точными и подробными сведениями о том, как сложилась судьба святителя в 1944 – 1946 гг., поскольку разные источники содержат разные данные.

Так, например, В.Мосс в своей рукописи жития Феодосия (Бахметьева) сообщает, что владыка Феодосий 18 декабря 1944 г. в конце литургии хотел произнести проповедь, но был арестован прямо на амвоне. Святителя обвинили в том, что он возмущал народ против советской власти. Приговор суда – 10 лет тюремного заключения и 8 лет ссылки.
В.Крыжановский в своём труде «Кто есть кто в Российских катакомбах. Историко-каноническая справка» приводит другие сведения: архиепископ Феодосий в 1946 г. осуждён на 5 лет исправительно-трудовых лагерей. По некоторым имеющимся у нас данным, во время допросов к владыке Феодосию применялись пытки – представители «компетентных органов» рубили подследственному ноги топором, отчего у владыки Феодосия остались потом следы на всю жизнь. Если взять за основу труд В.Крыжановского, возникает вопрос: где был и что делал владыка Феодосий с 1944 по 1946 год? Возможно, спасаясь от большевицкого кривосудия, перешёл вновь на нелегальное положение. В то время многие из священнослужителей были арестованы НКВД по подозрению в сотрудничестве с оккупантами, которое, как правило, выражалось только в том, что священники открывали храмы и совершали богослужения по разрешению немецких властей.

В 1951 владыка Феодосий в очередной раз арестован в Киеве, приговор – 10 лет ИТЛ и 8 лет ссылки. Срок отбывал в Красноярске. С 1958 г., после досрочного освобождения из заключения, находился в ссылке в селе Мокрушинском Казачинского района Красноярского края.

Таким образом, после окончания Великой Отечественной войны владыка Феодосий провёл в местах лишения свободы 12 или 13 лет. О ссыльном архиерее прошёл слух по всей России, и катакомбники, имевшие возможность съездить в Красноярский край, стали навещать владыку в поисках истинного епископа. Приём, как сообщает В.Мосс, был таков: перед крестом и раскрытым Евангелием владыка Феодосий подробно расспрашивал посетителя обо всём, что считал нужным. Выдержать этот приём не всем было под силу. И когда владыка Феодосий узнавал о неправде солгавших перед крестом и Евангелием, то с таковыми уже не имел общения, и отвергнутые священники поносили его и клеветали на него очень много.

Но бывало и такое, что посетители сами не признавали за Феодосием (Бахметьевым) архиерейское достоинство. Так случилось с воронежской катакомбной делегацией, которая приехала на встречу с владыкой Феодосием после смерти своего духовного наставника иеромонаха Иллариона (митрофорного протоиерея Иоанна Андриевского) с целью поиска истинного катакомбного архиерея и в итоге не признала его.

Вероятно, святитель, опасаясь провокаций, открывался далеко не всем посетителям, а тем только, в которых сам чувствовал людей надёжных. 18 декабря 1965 года, незадолго до освобождения из ссылки, Казачинский районный отдел милиции выдал владыке Феодосию паспорт, причём имя в паспорте было монашеское. Никаких близких родственников у владыки не осталось. Он отправил письмо семье Калюжных, с которой познакомился ещё в бытность монахом Киево-Печерской Лавры, где писал, что освобождается из ссылки и ехать ему некуда.

Поэтому в начале 1966 года Вера Григорьевна Калюжная приехала из Свердловской области в Красноярский край за владыкой, но из-за неблагоприятных погодных условий целый месяц не могла потом уехать обратно. В.Г.Калюжная оформила над архиепископом Феодосием опеку и забрала к себе, прописав в своём доме в г. Берёзовском Свердловской области и став одновременно его келейницей.

В беседе с автором этих строк В.Г.Калюжная охарактеризовала владыку Феодосия как очень порядочного и праведного человека. В Берёзовском святитель вёл образ жизни, предельно приближённый к затворническому, из дома почти не выходил и из Берёзовского никуда не уезжал, проводя время в безмолвии и непрестанной молитве. Выходил из дома только по ночам зимой для чистки снега.
Также автору удалось через племянницу известного в Москве протоиерея А.Гомонова получить свидетельство Горненского женского монастыря (г. Иерусалим) схимонахини Софронии, знавшей святителя лично. Схимонахиня Софрония рассказывала, что святитель Феодосий был человеком большой души и всю жизнь страдал от клеветы и несправедливости.

Силами семьи Калюжных и протоиерея Александра Шабельника (мужа В.Калюжной, одного из ставленников владыки) был обустроен домовой храм в честь преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, где владыка Феодосий служил вместе со своими ставленниками. Каждые воскресные и праздничные дни совершал полный суточный круг богослужений, в прочее время совершал монашеское правило. Все богослужебные облачения пошила сестра В.Г.Калюжной, Валентина Григорьевна Ермак (Калюжная), швея 7 разряда.

По воспоминаниям Веры Калюжной, во время богослужений архиепископ Феодосий светлел и преображался, принимая ангельский вид, что наблюдали все присутствующие. Благодатность таинств Московской Патриархии не признавал, на богослужениях поминал Первоиерарха Русской Православной Зарубежной Церкви. Архиепископ Феодосий совершал при жизни чудеса исцеления, сам к услугам советской медицины не прибегал и своей пастве благословения на то не давал.

Обладал даром прозорливости, что подтверждает один описанный В.Моссом случай. В.Мосс сообщает, что в 1976 году на архиепископа Феодосия была произведена клевета неким иеромонахом Паисием. Этот Паисий явился к владыке Феодосию и попросил докончить его хиротонию в иеромонаха, пояснив, что начал рукополагаться у архиепископа Антония (Голынского-Михайловского), но власти помешали довести его хиротонию до конца. Архиепископ Феодосий внимательно осмотрел Паисия и сказал ему: «Пусть тебя поставляет тот, кто начинал тебя ставить». После этого отказа Паисий начал распространять клеветнические слухи, что владыка Феодосий – агент КГБ. Упомянутый случай говорит о том, что владыка Феодосий каноничность достоинства архиепископа Антония (Голынского-Михайловского), видимо, признавал. Также признавал законность архиепископа Серафима (Поздеева), с которым имел общение, но Геннадия (Секача) однозначно отвергал. С Ф.Журбенко (будущим схиархиепископом Лазарем), искавшим у различных катакомбных иерархов (в том числе и у владыки Феодосия) рукоположения в священный сан, по неизвестной нам причине встречаться отказался, после чего Ф.Журбенко тоже начал распространять клевету на владыку Феодосия и делать всё возможное, чтобы опорочить его честь и достоинство.

Владыка почти никого не рукополагал, поскольку, как считал, не было достойных. Поставил 1 священника, 1 дьякона и 1 чтеца. По сведениям В.Мосса, 16 катакомбных иеромонахов и священников, служивших ранее в силу сложившихся обстоятельств без архиерейского управления, признавали над собой духовную власть архиепископа Феодосия. Их имена и места проживания (кроме протоиерея А.Шабельника) установить уже не представляется возможным, но известно, что паства святителя Феодосия была в Свердловской области, Красноярском крае, Воронеже, Горьковской области.

Священники-бахметьевцы служили под омофором святителя до 1970-х гг., пока Ф.Журбенко, в монашестве Лазарь, не оклеветал его и не поставил перед подчинёнными владыки Феодосия под сомнение вопрос о каноничности его архиерейского достоинства. В частных разговорах Лазарь (Журбенко) обвинял святителя даже в принадлежности к украинским самосвятам (автокефалистам), однако нигде и никогда не заявлял об этом публично. Более того, уже после своего посвящения в епископы (посвящение состоялось в 1982 г.), в 1990 г. катакомбный епископ Тамбовский и Моршанский Лазарь (Журбенко) посетил Нью-Йорк и Джорданвилль, где представил Синоду Русской Православной Зарубежной Церкви ряд тематических докладов о жизни Катакомбной Церкви в России. Кроме того, епископ Лазарь также изложил своё мнение по вопросу каноничности некоторых катакомбных архиереев и основанных ими ветвей катакомбного движения. На основании этих докладов Канцелярией Синода РПЗЦ 15 августа 1990 г. издана справка № 4/77/133, подписанная заместителем секретаря Зарубежного Синода епископом Манхэттенским Иларионом (Капралом). Справка выражает мнение Зарубежного Синода о невозможности признания каноничности упомянутых в ней катакомбных иерархов, причём некоторые из них на момент издания документа уже ушли из жизни. Имя архиепископа Феодосия (Бахметьева) в той справке не значится. Это может говорить о том, что епископ (на тот момент) Лазарь при непростых отношениях между ним и святителем Феодосием, не рискнул произносить на последнего клевету на столь высоком уровне. Заметим ещё, что Зарубежный Синод признавал каноничность духовенства, посвящённого в Украинской Автономной Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны. Известно также, что архиепископ Лазарь никогда не отзывался плохо о протоиерее Александре Шабельнике и не высказывал сомнений относительно каноничности и подлинности его священного звания. Следовательно, архиепископ Лазарь при всей личной неприязни, которую испытывал к архиепископу Феодосию, всё же признавал за последним каноничность посвящения и чистоту апостольского преемства. Однако отсутствие упоминания архиепископа Феодосия в тексте справки не может служить полноценным доказательством признания со стороны РПЗЦ. Автору этих строк удалось через посредников узнать от Первоиерарха РПЗЦ митрополита Илариона (Капрала) 31 января 2016 года, что Зарубежная Церковь располагает слишком малыми сведениями для признания или отрицания каноничности священного достоинства архиепископа Феодосия.

Владыка Феодосий состоял также в общении с катакомбным епископом Гавриилом Чимкентским, который лично ходатайствовал за него на тайном Никольском Соборе Катакомбной Церкви 1961 г., прося принять владыку Феодосия в каноническое общение, что участниками Собора было удовлетворено. Но неизвестно, был ли он принят предварительно или в полное общение, поскольку состояние значительной части сохранившихся документов Никольского Собора очень плохое и чтению они не поддаются.

Владыка Феодосий, помимо епископа Гавриила Чимкентского, поддерживал связь с другими катакомбными архиереями, в частности, с архиепископом Серафимом (Поздеевым), а также некоторыми белорусскими и украинскими епископами-автономистами, оказавшимися после Великой Отечественной войны на нелегальном положении. Все вместе они составили определённое сообщество в Катакомбной Церкви, развив весьма активную деятельность.

В 1980 году протоиерея А.Шабельника и его жену В.Калюжную арестовали. Суд приговорил А.Шабельника к 3,5 годам лишения свободы с частичной конфискацией имущества, В.Калюжную – к 2 годам лишения свободы. Как следует из материалов уголовного дела, владыка Феодосий проходил по нему в качестве свидетеля. Но В.Г.Калюжная рассказывала автору этих строк, что архиепископ Феодосий ни на предварительном следствии, ни на суде не появлялся, а некоторые материалы уголовного дела были сфальсифицированы.
Своего духовного наставника паства очень тщательно прятала от властей, чтобы лишний раз не подвергать опасности, потому что в случае привлечения владыки к следствию он, учитывая прошлые судимости и своё общественное положение, стал бы, скорее всего, не свидетелем, а обвиняемым и соучастником. Сейчас, изучая приговор, можно с полной уверенностью сказать, что это какая-то пародия на правосудие. Тем не менее, несмотря на все старания защиты, обвинительный приговор в отношении подсудимых был вынесен, оставлен без изменений и приведён в исполнение. По окончании судебного процесса Г.И.Мухортов (посвящённый во чтеца святителем Феодосием), также проходивший свидетелем по тому же делу, забрал владыку Феодосия к себе в деревню Симоновщина Енисейского района Красноярского края.

С 1980 года и до конца жизни архиепископ Феодосий литургии уже не совершал. Освободившись из заключения, В.Г.Калюжная разыскала владыку Феодосия и в 1983 г. перевезла в посёлок Тоншаево Горьковской области, где находилась одна из «Бахметьевских» катакомбных общин. В Тоншаеве святитель жил в семье Халтуриных. Земной путь владыки Феодосия закончился очень трагично, повторив в какой-то мере житие преподобного Серафима Саровского. В.Г.Калюжная рассказывала автору этих строк, что в Тоншаево приезжал Г.И.Мухортов и настроил местную власть против владыки Феодосия.

В чём причина такого непонятного на первый взгляд поведения? В.Г.Калюжная рассказывала, что Г.И.Мухортов был довольно зажиточным человеком – 9 коров имел, что, однако, не мешало ему постоянно обращаться к святителю за материальной помощью. Архиепископ Феодосий, добрейшей души человек, помогал, но, видимо, со временем ему это надоело и он помогать прекратил. Обиженный дьяк совершил предательство Иуды в отношении святителя, от которого получил своё звание церковнослужителя.

После этого в одну из ночей домой к владыке пришли участковый уполномоченный, вооружённый штатной резиновой палкой, и бесноватый сын М.Халтуриной Н.С.Халтурин. Посетители, думая, что у архиерея в доме имеются спрятанные большие денежные средства, потребовали всё выдать, но по понятным причинам ничего не получили. Тогда они очень сильно избили владыку. Участковый палкой отбил всю спину владыке, да так, что тело отстало от костей. 10 дней спустя архиепископ Феодосий скончался в больнице посёлка Тоншаево от побоев, вызвавших нарушение мозгового кровообращения и потерю речи. Кончина святителя последовала 28 марта (10 апреля) 1986 г., в четверг 4 недели Великого поста (Крестопоклонной). Несмотря на то, что действия посетителей можно квалифицировать как «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего», уголовное дело по данному факту возбуждено не было.

Организацией погребения занялась семья Халтуриных. Для похорон нашлось старое архиерейское облачение, в нём же святителя и похоронили. Архипастырь, ставший монахом с самого детства, испытавший за время земной жизни множество гонений и страданий, проведший более 30 лет в заключении и 8 лет в ссылке, мученически завершивший свой путь, нашёл место упокоения в старой части Тоншаевского кладбища.

В том же году, после дня Покрова Пресвятой Богородицы, в Тоншаево приехали протоиерей А.Шабельник и В.Калюжная, после освобождения из заключения жившие в Витебске под надзором. О. Александр совершил на самой могиле чин отпевания архиепископа Феодосия. Могила сохранилась и доныне. Известны случаи помощи от владыки после молитвенного к нему обращения. По мнению В.Крыжановского, именование Феодосия (Бахметьева) архиепископом неверно, однако, как потом уточняет тот же автор, В.Г.Калюжная и чтец Г.И.Мухортов, близко знавшие владыку Феодосия, утверждали, что он архиепископом всё-таки был. О том же свидетельствуют, в частности, материалы судебного процесса по делу протоиерея А.Шабельника и В.Калюжной. Но кем, где, когда и при каких обстоятельствах епископ Феодосий был возведён в достоинство архиепископа, остаётся неизвестным даже предположительно. Относительно возведения епископа Феодосия в достоинство архиепископа возможны 2 версии.

1. Архиепископ Феодосий мог получить своё звание на правах главы новообразованной Белорусской Катакомбной Церкви от митрополита Минского и всея Белоруссии Пантелеимона (Рожновского) в 1944 г. незадолго до его отъезда в Германию.

2. Вероятно, что епископ Феодосий мог стать архиепископом во время отбывания тюремных сроков после окончания Великой Отечественной войны – тогда подобная практика тайных посвящений и проведения тайных тюремных соборов была широко распространена среди катакомбного духовенства, находившегося в местах лишения свободы. Более того, известно даже о существовании в местах лишения свободы целой катакомбной иерархии, но вследствие строжайшей конспирации подробных сведений о ней имеется очень мало. Естественно, что никакая выдача ставленнических грамот и прочих документов, подтверждающих священное достоинство предъявителя, полученное тайно и в заключении, в то время и в тех условиях была невозможна. Но, по сведениям В.Г.Калюжной, точно известно, что на момент приезда в Берёзовский в 1966 году владыка Феодосий уже имел звание архиепископа.

3 июля 2013 года состоялась встреча автора с В.Г.Калюжной в г. Берёзовском, в ходе этой встречи и были получены очень важные сведения, необходимые для составления жития. Также по нашей просьбе В.Г.Калюжная показывала находившиеся у неё на хранении некоторые артефакты владыки Феодосия, в частности, его скуфью и клобук. И на скуфье, и на клобуке имелись кресты, ношение которых разрешается архиереям, начиная от архиепископа и выше.

Вся жизнь архиепископа Феодосия являет собой сплошной пример монашеских добродетелей – твёрдости духа, поста, непрестанной молитвы, смирения и нестяжания. Выходец из старинного воинского рода, святитель достойно пронёс меч духовный, сражаясь им с сатанинской советской властью, проявив при этом мужество, стойкость и несгибаемость. Благодаря именно таким людям и смогла выстоять Церковь в тяжёлое для себя и страны время.

После кончины святителя память о нём не исчезла. В 1991 году в редакцию газеты «Православная Русь» (издание Русской Православной Зарубежной Церкви) было направлено группой духовных чад архиепископа Феодосия письмо от 6 июня 1991 года, где сообщались подробные обстоятельства его кончины.

Могилу святителя время от времени навещали почитатели. Так, например, В.Г.Калюжная рассказывала, как получила на могиле помощь от святителя во время болезни. Помогал святитель и автору этих строк, но личное не всегда может стать достоянием общественности.

Сейчас вопрос об официальном прославлении архиепископа Феодосия в лике святых не стоит. Причина, прежде всего, в том, что о нём известно очень малому кругу лиц. Что же касается отрицания святителем Декларации митрополита Сергия, то известны случаи канонизации Московской патриархией таких же оппозиционеров-отрицателей, которые заявляли о разрыве с ней при жизни. Иногда бывает, что народное почитание святого со временем перерастает в общецерковное. С другой стороны, так уж ли нужна официальная церемония прославления?

Ведь не подлежит никакому сомнению, что за понесённые труды архиепископ Феодосий у Бога уже прославлен, а это самое главное, и помогает всем, с верою к нему притекающим, и в сонме прочих русских святых у престола Божия молится за Тоншаево, Нижегородскую область, всю нашу страну и наш народ.

Тоншаево.ру 31.07.2019


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е