Уничтожали под корень


Довольно ясное представление о масштабах репрессий в отношении казаков нашего региона дают списки фамилий, опубликованные в Книге Памяти жертв политических репрессий Красноярского края.

О страшных десятилетиях гонений со стороны советской власти до сих пор вспоминают в каждой казачьей семье, особенно в осеннюю пору, в преддверии 30 октября - даты, которая в нашей стране отмечается как День памяти жертв политических репрессий.

Упразднить и запретить

После установления в Енисейской губернии советской власти и возобновления с 8 января 1920 года деятельности красноярской Губчека большинство казаков были репрессированы по политическим мотивам. Началом массовых репрессий всего российского казачества стало печально известное секретное циркулярное письмо Оргбюро РКП(б) об отношении к казакам, более известное как "Директива о расказачивании" от 24 января 1919 года, подписанная председателем ВЦИК Свердловым.

Следующий шаг: в феврале 1920 года специальным декретом советского правительства были упразднены все области казачьих войск, существовавшие в Российской империи. Советской властью был разработан и применён целый комплекс серьёзных дискриминационных мер, включавший расстрелы мужского населения казачьих станиц и посёлков, полное разоружение казаков, переселение на казачьи земли иного населения, введение института заложничества, перекройка и упразднение границ войсковых земель, казачьих наименований, запрет на ношение традиционного воинского костюма и многое другое.

В 1920 году партизанским отрядом Лыткина были расстреляны жители Монока (ныне - село Большой Монок Бейского района в Хакасии), служившие в Красноярском казачьем дивизионе: подхорунжий И. Н. Воротников, казаки Н. Д. Байкалов, Н. П. Байкалов, Ф. К. Байкалов и сотник 2-й сотни дивизиона П. И. Худяков.

Был застрелен и священник Михайло-Архангельской церкви Монока - отец Степан, который воспрепятствовал входу вооружённых красных партизан в помещение храма. От рук партизан Лыткина приняли мученическую смерть около 30 жителей хакасского аала, расположенного неподалёку от бывшей старинной казачьей станицы Арбаты (ныне - село Малые Арбаты Таштыпского района).

В последних числах апреля 1924 года в станице Солёноозёрной, которая больше известна под названием Форпост, чоновцами (бойцами части особого назначения) были убиты командир горно-конного партизанского отряда имени великого князя Михаила Александровича (Романова) енисейский казак И. Соловьёв и его товарищи по несчастью - казак из станицы Алтай П. Чихачёв и однофамилец знаменитого "хозяина тайги" из Форпоста А. Соловьёв.

Власть весьма жёстко обходилась с теми, кто по тем или иным причинам отказывался добровольно вступать в колхозы. В этом отношении весьма показательна история семьи монокского атамана А. И. Байкалова, бывшего в годы Гражданской войны руководителем местной казачьей дружины самообороны.

По меркам тех лет, единоличное хозяйство Байкалова являлось середняцким: пять лошадей, пять коров, небольшое стадо овец. Под пашней находилось 10,5 десятины земли. В семье было семь детей.

За отказ вступить в колхоз "Горный Абакан" глава семьи получил от властей "твёрдое", но изначально невыполнимое задание сдать государству дополнительно 600 пудов зерна. За невыполнение плана хлебопоставок бывший атаман, которому в ту пору шёл 63-й год, был арестован и препровождён в Минусинскую тюрьму.

В число "заговорщиков" следователи включили многих жителей бывшей казачьей станицы. Среди арестованных значатся: Е. А. Байкалов, Е. С. Байкалов, Е. И. Байкалов, Н. П. Байкалов, П. И. Байкалов, И. И. Байкалов, И. Е. Байкалов, Ф. А. Терских, А. Н. Терских и Н. Г. Упелицын.

По приговору особого совещания НКВД по Западно-Сибирскому краю, как следует из архивного уголовного дела N 7542-11-15661 от 2.04.1930 года, все они 19 мая того же года получили различные сроки тюремного заключения по 58-й статье УК РСФСР. В отношении одного - казачьего офицера П. И. Байкалова - дело было выделено в отдельное производство, и в апреле 1930 года его приговорили к расстрелу как одного из злейших врагов советской власти.

Сибирское лихолетье

Добавлю, что только из этого, небольшого по сибирским меркам, сельского поселения в 30-е годы репрессированными по политическим мотивам оказались более 90 человек. Вернуться живыми из заключения довелось только четверым жителям Монока - И. А. Терских, Е. Н. Байкалову, М. Ф. Байкалову, М. Н. Воротникову. Причём последний подвергался аресту трижды: в 1933, 1937 и 1949 годах.

В итоге большевистских репрессий мой род Байкаловых потерял 110 человек. Неменьший урон понесли и другие казачьи династии. Например, из казачьего рода Сипкиных в одной только станице Арбатской Минусинского уезда были репрессированы 47 человек.

В годы Гражданской войны большая часть енисейских казаков выступила на стороне Белого движения, с падением которого казаки сначала отступили на восток, а затем отправились в эмиграцию в Маньчжурию.

Общеизвестно, что после окончания Гражданской войны ВЦИК и СНК РСФСР как минимум дважды объявляли всеобщую амнистию рядовым казакам, воевавшим на стороне Белого движения. Многие поверили обещаниям советской власти, и, начиная с 1923-го, бывшие белые казаки стали возвращаться из-за границы на Родину. В частности, в СССР вернулись более 970 енисейских казаков.

Но оказалось, что власть и не собиралась их прощать, поэтому основная часть вернувшихся была объявлена участниками белоэмигрантской антисоветской организации "Русский общевоинский союз" (РОВС).

В материалах следствия по делу красноярского филиала этой организации указывалось, что казаками-реэмигрантами были созданы повстанческие и диверсионные организации на территории Минусинского округа и Хакасской области, в районах компактного проживания енисейских казаков - бывших станицах Бузуново, Каратуз, Саянская и Нижний Суэтук, Таштып, Монок, Имек и в ряде других мест.

На самом деле никаких "подпольщиков" или "повстанцев" в перечисленных населённых пунктах не существовало.

Тем не менее в период с начала 1920 и до конца 1929 года суд целенаправленно, часто по умышленно сфабрикованным обвинениям, привлекал к уголовной ответственности казаков, ранее служивших под командованием атаманов А. А. Сотникова, А. Н. Тялшинского, И. Г. Казанцева, генералов В. О. Каппеля, А. И. Бакича, поручика И. И. Занина, атамана И. Н. Соловьёва.

Самыми крупными из подобных "штабов РОВСа" советскими следователями были признаны Минусинский, Ширинский и Таштыпский. По одному из дел РОВСа проходили уроженцы станицы Алтайской (ныне - деревня Алтай Алтайского района Хакасии), казаки Худоногов, Матонин, Чихачёв и их товарищи - всего 19 человек.

Все они репрессированы в начале 30-х годов как служившие при режиме адмирала Колчака в местной дружине самообороны казачьих земель. Естественно, следователи ОГПУ - НКВД в материалах дела назвали дружину "подпольной и повстанческой"...

Следователи Таштыпского райотдела УНКВД "раскрыли подпольную белогвардейскую повстанческую организацию", которая якобы "ставила перед собой задачу поднять вооружённое восстание в окрестных деревнях и свергнуть там советскую власть". По этому уголовному делу были арестованы семь бывших таштыпских казаков, ранее служивших в 1-м и 2-м Енисейских казачьих полках: Ф. К. Каргополов, А. К. Каргополов, В. О. Борзов, Ф. Т. Псарев, Г. М. Псарев, В. Я. Потылицын и А. П. Потылицын.

Все они расстреляны в Минусинской тюрьме в ночь на 29 октября 1937 года.

...За отсутствием состава преступления

Аналогичная участь постигла и казаков станицы Арбатской (ныне село Малые Арбаты Таштыпского района). "За создание боевой белоповстанческой организации" уничтожены казаки, действовавшие под командованием бывшего атамана станицы Арбатской Минусинского уезда георгиевского кавалера Е. С. Медведева.

Вместе с ним в ночь на 27 октября 1937 года в Минусинской тюрьме были расстреляны жители Арбатов: Н. И. Сипкин, Е. Ф. Сипкин, И. И. Сипкин, Б. И. Сипкин, А. С. Чанчиков, М. К. Медведев, Ф. А. Часовских, Ф. В. Челтыгмашев, А. Ф. Филиппов, Л. А. Дьяков, П. А. Хармашин, М. П. Яворский.

А в ночь на 8 декабря 1937 года по приговору "особой тройки" расстреляны жители бывшей казачьей станицы Монок Минусинского уезда Енисейской губернии, нынешнего села Большой Монок,- колхозники артели "Горный Абакан": А. В. Байкалов, С. С. Байкалов, М. С. Байкалов, В. Г. Байкалов, П. С. Сипкин, К. А. Чердоков.

По сфабрикованному обвинению расстреляны 13 бывших казаков из станиц Таштып и Нижний Имек и прииска Анзас Минусинского уезда: С. М. Лалетин, А. С. Шахматов, П. К. Каргополов, Г. П. Каргополов, В. Э. Кравцов, И. З. Зырянов, В. Т. Псарев, А. Г. Шахматов, Ф. Я. Потылицын, И. З. Сипкин, А. Г. Байкалов, А. А. Соболевский, П. И. Махов. Двое "фигурантов" этого же дела - Ф. Л. Борзов и М. Я. Шилов - получили по 10 лет лагерей (на снимках - материалы этого дела).

В 1956 году все фигуранты были реабилитированы за отсутствием состава преступления.

К марту 1938 года карательные органы подготовили к рассмотрению в судах, "особых двойках" и "тройках" материалы ещё на более чем 300 казаков. Большое их число было отправлено в ссылку в глухие, неприспособленные для жизни районы - в Туруханск и на Колыму.

По свидетельству очевидцев - братьев И. А. и В. А. Байкаловых, высланных вместе с родителями, малолетними детьми,- в первую же зиму примерно треть ссыльнопоселенцев, главным образом старики, женщины и малолетние дети, умерли от голода, холода и болезней.

Другая часть была выслана на север Кемеровской и Томской областей, где они затем были задействованы на тяжёлых лесозаготовительных работах: заготовке древесины в тайге и сплаве её по рекам, и, конечно, так же погибали в невыносимых условиях.

Аналогично дело обстояло и с теми из наших земляков, что были сосланы на слюдяные разработки в Иркутской области.

Из-за репрессий пострадали представители многих енисейских казачьих родов: Александровых, Аномаловых, Байкаловых, Бедаревых, Бузуновых, Бызовых, Воротниковых, Ермолаевых, Дорофеевых, Зеленовых, Зыряновых, Сипкиных, Солдатовых, Медведевых, Мосиных, Потылицыных, Псаревых, Пцаревых, Терских, Терсковых, Каргополовых, Саломатовых, Худоноговых, Черкасовых, Черкашиных, Черных, Чердоковых, Шахматовых, Широковых, Шуваевых, Юдановых, Юшковых - и множество других.

Эти примеры массового террора отображают лишь небольшую часть кровавых репрессий казачества на Енисее. Считаю, не будет большим преувеличением сказать, что в отношении казачьего населения бывшей Енисейской губернии в 20-30-е годы прошлого века советская власть проводила политику уничтожения его родов под корень.

Сергей БАЙКАЛОВ.

Фотоматериалы из архива автора. Абакан.

Красноярский рабочий 14.10.2016


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е