Люди земли Ангарской. Степан, Гавриил, Павел


В тот год в канун 4 ноября - праздника Казанской иконы Божьей Матери (сегодня с ним тесно связан и День народного единства) - шуга на Ангаре шла уже так плотно, что, как говорится, курочке негде было клюнуть.

Значит, в течение суток река должна встать. Многие семьи ждали возвращения своих кормильцев-охотников из леса.

Афанасья легла посумерничать, но услышала тихое ржание лошади и стук в ворота.

- Пашенька, пойди посмотри, может, отец вернулся?

Сын, не одеваясь, выскочил из избы. Скрипнули ворота, прошуршали по двору сани. Павел вбежал в избу с криком:

- Мама, там тятя!..

У Афанасьи зашлось сердце: случилось что-то неладное. В санях лежал мёртвый, уже остывший муж Василий.

Так Афанасья Фадеевна Сизых осталась вдовой с тремя сыновьями. Степану было тогда 14 лет, Гавриилу - 11, Павлу - 8.

До тех пор семья жила в достатке. Василий вёл хозяйство рачительно: земли и скота было немного, со всем управлялись своими силами, обеспечивая себя.

Первую посевную после смерти отца сыновья провели сами, под руководством матери. Однако год выдался неурожайным, хлеба хватило лишь на зиму, семян не было. Пришлось Афанасье ехать в Кежму, к своим. Родом она была из зажиточной семьи Горюновых. Они семенами помогли, и жизнь пошла своим чередом.

- Надо, мама, расширить посевы,- заявил старший сын,- не дело каждый год занимать или выпрашивать семена.

И сыновья начали отвоёвывать землю у тайги.

Так шли годы, росли и мужали дети, росло и крепло хозяйство. Посевы достигали 20 десятин, увеличилось поголовье лошадей для обработки земли.

После уборки хлеба Степан уходил трудиться на Ленские прииски. На первые заработки купили жатку-самосброску, первую в деревне. Гавриил был неплохим охотником, пушнину сдавал купцам. Весь капитал шёл в единые руки - матери. Позднее в складчину с Ивановскими купили конную молотилку.

Сыновья переженились - семья разрослась, а отцовский домик был небольшим. Между прочими делами пристроили к нему прируб. Жили одной большой семьёй. Всем руководила мудрая Афанасья Фадеевна. Три невестки беспрекословно выполняли каждая свои обязанности.

Когда старшие братья уходили на заработки, в доме оставался младший, Павел. Он ко всему имел хозяйственный подход. Любил животных, и особенно - лошадей. Часто донимал старшего, Степана:

- Что у нас за кони? - спрашивал.- Стыдно в люди выехать, ни виду, ни тяги у них нет. Надо менять породу. И коровы наши величиной с овечку, и удой ложками меряется. Зря корм едят.

До Степана дошло. Осенью старшие братья добыли под Аплинским порогом красной рыбы, забили несколько голов скота на мясо, погрузили два воза улова, мяса, масла - и Дворецким трактом отправились в Тайшет торговать. На вырученные деньги купили молодого жеребца-двухлетку, кобылицу и породистого бычка.

Павел чуть ли не спал во дворе. Жеребец карей масти был его гордостью. Со временем у многих крестьян в деревне появились карие жеребята и телята новой породы.

Но недолго семья пользовалась результатами селекционной работы.

Приближалась коллективизация, мужики понимали: хозяйство большое - надо делиться.

Одновременно начали строительство двух домов, соорудили их на скорую руку вместе с хлевами, навесами, амбарами. И всё же пожить в них никому не пришлось.

Однажды в погожий мартовский день всё было изъято. Семья сама погрузилась на свою же водовозную лошадёнку и поехала к болоту в тайге, а затем - на берег реки у косой шиверы. Там они вместе с другими раскулаченными построили посёлок Косой Бык.

В эти годы был организован Кежемский леспромхоз, и все трое братьев пошли туда работать. Гавриил с Павлом подались в речники. Гавриил стал одним из первых капитанов судна и отработал за штурвалом 30 лет. Трудился без аварий, которые на мелководной Ангаре случались нередко.

Степан Васильевич Сизых работал вальщиком, лесовозчиком на лошадях. Лес валили лучковыми пилами, а это было совсем не легко. Снимали с себя телогрейки, оставались в нательных удлинённых рубахах (чтобы поясница при наклоне не оголялась), и всё равно через несколько минут от спины валил пар.

Когда сил и здоровья стало меньше, он трудился плотником, готовил снаряжение для плотов: воробные доски, реи, шпонки и так далее. Особое мастерство требовалось для изготовления лесовозных саней с подсанками, способных выдержать груз сырого леса. Степан занимался ими круглосуточно в мастерской и обеспечивал многие лесоучастки.

Руководство леспромхоза высоко оценило труд Степана Васильевича. По итогам каждой пятилетки его представляли к правительственным наградам. Был награждён орденом Трудового Красного Знамени, орденом "Знак Почёта", несколькими медалями "За трудовую доблесть".

Приболел Степан впервые в жизни, когда ему перевалило далеко за 70. Стояла распутица, и в районную больницу можно было попасть только самолётом по санзаданию. Но главврач упёрся:

- Не могу дать санзадание, больной нетранспортабелен, у него острый сердечный приступ.

Я обратился во "всемогущий" райком партии. Первый секретарь Григорий Ильич Терёхин вызвал главврача и сказал:

- Стыд и позор нам будет, если не спасём орденоносца! У нас их не так уж много, так что думай.

Санзадание было подписано.

Степан Васильевич прожил 78 лет - его большое сердце всё-таки не выдержало. Вместе с женой Анастасией Харитоновной воспитал пятерых детей, помог вырастить множество внуков.

Все мы, его потомки, зовёмся "Стешины". Так ласково - Стеша - с малолетства и до конца дней называла его мама Афанасья Фадеевна. Всё наше большое семейство хранит о нём светлую память.

А для меня Степан Васильевич Сизых - образец мужского характера, великого трудолюбия и выносливости, честности и достоинства.

Валентин ЗАБОРЦЕВ. Кежемский район.

На фото: Степан Васильевич Сизых и его жена Анастасия Харитоновна, село Недокура, 1953-1954 годы.

Фото из семейного архива.

Красноярский рабочий 16.1.2016


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е