Наследие Битадзе


Семейные истории, домашние архивы — без них официальная хронология минувших событий была бы суха и неинтересна. Воспоминания и свидетельства очевидцев, конкретные факты из человеческих судеб добавляют остроты и вкуса любой краеведческой хронике. Как жаль, что часто локальная история уходит в небытие вместе с ее носителем. К счастью, не в этот раз.


Съемка фильма о Битадзе (реж. Резо Гамцемлидзе). Июнь 1967 года

Знакома ли вам фамилия Битадзе? Не торопитесь отвечать, вы просто подзабыли. Михаил Битадзе — инженер–проектировщик, конструктор проектной конторы, предшественницы «Норильскпроекта». Это он работал над проектами зданий гостиницы на Гвардейской площади, 2 (сейчас — управление ЗФ «Норникеля»), Дворца культуры комбината, широкоформатного кинотеатра им. Ленина (сейчас — музей), музыкальной школы и роддома на улице Б. Хмельницкого. А еще городского бассейна, профилактория «Валек», здания городской администрации, дворца спорта «Арктика»... Михаил Битадзе был одним из одиннадцати лауреатов Ленинской премии за прогрессивные методы строительства на вечной мерзлоте, в честь которых названа улица Лауреатов. Вспомнили? Естественно, ведь фамилия Битадзе стоит в одном ряду с именами Непокойчицкого, Трушиньша, Мазманяна, Кочара — тех людей, кто проектировал Норильск.

Кроме того, Михаил Битадзе был бессменным председателем городской коллегии судей и известным спортсменом — он в 1944 году основал норильскую секцию гимнастики и долгие годы возглавлял ее. Гимнасты сами настилали полы в бывшей котельной в Старом городе, делали «из ничего» брусья, кольца и перекладины. Представляете, с какой любовью 20 лет спустя Михаил Битадзе проектировал «Арктику» с ее манежем и гимнастическим залом?..

А еще Михаил Битадзе — родоначальник целой архитектурной династии. Вслед за отцом работать в «Норильскпроект» пришла его дочь Натела Жукова, а позже там работали и два ее сына. Натела Михайловна сохранила бумаги, документы и фотографии отца и, что особенно важно, передала их в городской архив. Перед своим переездом на материк Натела Жукова поделилась своей семейной историей и с «Заполяркой».

Морозоустойчивый грузин

— Мой папа родился в грузинском городе Хашури, это в двух часах езды от Тбилиси. Он окончил строительный факультет Тбилисского политеха, работал проектировщиком, читал лекции в техникумах, был доцентом тбилисского института, даже написал учебник на грузинском языке «Дорожное грунтоведение и грунтовые дороги». Однажды 35–летнего проектировщика Битадзе отправили в командировку в Москву. Вернувшись, он где–то в личной беседе посетовал на московскую дороговизну. Одна фраза стала поводом для доноса — его арестовали и дали десять лет за антисоветскую агитацию. Когда отцу зачитали приговор, тот показался ему настолько нереальным, что он просто рассмеялся — не мог поверить в это. Зимой 1938–го он на крыше вагона приехал в Норильск из Дудинки. Здесь его практически сразу забрали в проектную контору: инженер с опытом работы был очень нужен строящемуся Норильску. В 1944–м отца освободили и реабилитировали досрочно.


Натела Битадзе

Свою историю папа мне никогда не рассказывал, наверное, научили молчать. Все это я знаю со слов моей мамы Клавдии Ивановны Буяновой. Сама она приехала в Норильск с двумя подружками по распределению после окончания Харьковского химико–технологического института. Новоиспеченные химики приехали на строительство коксохимического завода. Директор комбината Панюков посмотрел на этих молоденьких девчонок в резиновых ботах, вставших колом на морозе, представил их едущими каждый день на коксохим в воронке с зэками: «Что я вас с охраной, что ли, буду туда отправлять?» — и перенаправил их в проектный отдел. Там мама из химика–технолога переквалифицировалась в инженера–теплотехника, освоила новую специальность и встретилась со старшим инженером Битадзе.

В 1944 году они поженились. Кстати, этот личный факт переплетается и с городской историей. Отец тогда работал над проектом углесортировки на горе Шмидтиха и спроектировал все в одиночку за две недели, чем очень гордился. А причина спешки была в том, что ему нужно было ехать свататься к маме, которая уехала в отпуск на Украину. Директор проектного отдела Шаройко поставил условие: «Если успеешь — отпустим».

Когда папу реабилитировали, он остался работать в проектном отделе: со временем стал руководителем бригады строительного отдела, ГИПом — главным инженером проектов. В 1966 году в числе одиннадцати коллег стал лауреатом Ленинской премии, городским героем: их награждали в ДК, как почетных гостей приглашали на телевидение, в школы. А саму премию лауреаты поделили поровну: каждому досталось рублей по 700, и они пошли на эти деньги в ресторан «Лама» — праздновать.

Отец очень любил Грузию, мечтал туда вернуться, но понимал, что жить там уже не сможет: Норильск слишком сильно изменил его. Отец проработал в «Норильскпроекте» до 1970 года. Кстати, папу коллеги называли «морозоустойчивым грузином» — за то, что он всю зиму ходил в кепке и без перчаток.

По стопам родителей


Михаил Битадзе с дочерью

Я тоже родилась в Грузии, в Хашури, куда родители приехали в отпуск. Они подбирали для меня имя, чтобы и по–русски, и по–грузински звучало, остановились на Нателле. Но так как в грузинском языке нет двойных согласных, меня назвали Нателой.

После школы я мечтала стать физиком–ядерщиком — начитались книг о Марии Кюри. Поехала поступать в Москву, но провалилась, чему папа был очень рад, — он хотел, чтобы я продолжала его дело. Еще в детстве отец брал меня с собой на строящиеся объекты. Помню, мы с ним лазили по Дворцу культуры, где он осуществлял авторский надзор, смотрели, как монтируют оригинальный подвесной потолок. В общем, я поступила в НИИ на «Промышленное и гражданское строительство». Вслед за родителями пришла в «Норильскпроект», работала в отделе гражданских сооружений. Мой первый самостоятельный проект — здание СЭС на улице Комсомольской. Затем руководила бригадой инженерных сооружений: работали на инженерных сетях по всему городу, коллекторы строящегося Оганера проектировала тоже наша бригада.

Когда наш отдел упразднили, перешла в отдел промышленных сооружений: мы проектировали высоковольтные опоры, водопропускные сооружения, мосты. Например, мост через реку Косую, уникальный своим стометровым пролетом, что для Севера очень много. Воссоздавали по чертежам и деревянный мост через Амбарку, мне, кстати, тогда в работе помогла книга 1935 издания из библиотеки моего отца «Деревянные мосты». И сейчас, покидая Норильск, я рада, что здесь остаются наглядные свидетельства моего труда и труда моих родителей.


Лауреаты Ленинской премии у макета нового общественного центра
на площади Металлургов. 1966 год

Евгения Сидорук, директор Норильского городского архива:

— Многие думают, что в архивах хранятся разные официальные бумаги прошлых лет. Но в наших фондах особое место занимают документы личного происхождения — переданные нам семейные архивы. Среди самых примечательных: письма, фотографии, рисунки доктора Климова, документы главного инженера комбината Дарьяльского, бумаги главы Норильска Мельникова. Из последних поступлений — архив Михаила Битадзе. Его дочь Натела Михайловна сама отсканировала и атрибутировала их. Мы благодарны ей и всем норильчанам, кто готов оставить часть себя в документах, передать на вечное хранение.

Светлана ГУНИНА
Фото Ирины ДАНИЛЕНКО
и из архива Михаила БИТАДЗЕ

Заполярнаяя правда 09.03.2017


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е