«Хотя бы на правах заключенных»


Как создавалась новая историческая общность — советский народ

Задача тоталитарного государства — полностью подчинить человека, подавить его инициативу. Что бы он ни попытался делать сам, государство говорит: «низзя». Политикой становится то, что к политике, казалось бы, не имеет отношения. Но в тоталитарном государстве политика — все, в том числе быт и семья.

Вот, например, вы сдаете квартиру. Или даже комнату. И получаете небольшую, но денежку, но не от государства, а сами по себе. Это в СССР расценивалось как нетрудовые доходы, а вы — как чуждый делу социализма человек. Поэтому году в 1929 вас за это лишили бы избирательных прав.

Казалось бы — ну и что? Избираться вы и так не собирались. Да и на выборы все равно не ходите. Но все не так просто.

Если вы работаете в государственном учреждении, то вас при первой же возможности уволят. Начальнику совсем не нужно, чтобы его выперли с работы при очередной чистке за то, что он «засорил аппарат лишенцами». Он лучше уволит вас. И устроиться в другое место вам будет сложно, по той же причине. А в некоторые организации таких, как вы, брать вообще запрещено — например, на железную дорогу. То же самое касается всех членов семьи, потому что они лишаются избирательных прав вместе с вами. У жены-лишенки тоже начнутся проблемы с работой, а сына-студента, скорее всего, отчислят или, по крайней мере, выгонят из комсомола. Даже у младшей дочки в школе начнутся неприятности.

Люди лишаются средств к существованию, перед ними закрываются возможности карьеры. Доходит до ситуаций анекдотичных: «Убедительно прошу Горсовет <…> оказать содействие в даче работы хотя бы на правах равных с заключенными лицами, отбывающими принудительные работы. Лично я обращался в СибУЛОН в совхоз № 1 ИТУ с просьбой о принятии на работу и получил отказ по мотивам: «Нет статьи — принять не можем».

Люди пытаются как-то выжить, занимаясь кустарным промыслом, торгуя пирожками, семечками, квасом, самодельным мороженым, сдавая комнату жильцам. Все это советская власть приравнивала к преступлению и лишала за это избирательных прав. А значит, и работы.

«Но мне надо что-то кушать, а чтобы кушать — надо работать, а чтобы работать — надо иметь право, а потому убедительно прошу дать мне право голоса, чтобы меня не уволили из сторожей или бы по крайней мере дети бы не так гнушались».

Приручение через голод — любимый метод советской власти. Все блага, включая еду, должны исходить от государства. А государство уж само решит, заслужил ты эти блага или нет и в каком количестве. Оно решит, выдать тебе номенклатурный паек или зэковскую пайку. И человек, чтобы выжить, старается соответствовать.

Членам Союза писателей, то есть «правильным писателям», давали продуктовые карточки в голодном 1934-м и возможность издавать книги. А «неправильным» — нет. Не лагеря, не расстрелы — просто лишение еды. Нередко этого было достаточно, чтобы человек стал «правильным».

Так создавалась новая историческая общность — советский народ. И была успешно создана и существует по сей день.

Алексей Бабий
председатель Красноярского общества «Мемориал»

Новая газета. 14 июня 2017


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е