Жернова судьбы


 КТО ЗНАЕТ, ЧТО ТАКОЕ КРЕБЕЛЬ, тот сразу поймет, что речь идет о немецкой кухне. Это тот же хворост, только более толстый, включающий в себя такие ингредиенты, как простокваша или кефир, сметана или йогурт, или всё вместе, а кроме этого, муку, масло, соду, яйца и немного дрожжей.

Очень вкусные и ароматные кребели получаются у балахтинки Тамары Греб - пальчики об лижешь' Конечно, кроме ингредиентов. здесь особое значение имеют душевный настрой и теплота рук хозяйки А эти качества и любовь к своей национальной кухне Тамара Яковлевна переняла у мамы, до самой своей кончины жившей с дочерью.

В Сибирь многодетная семья Якова Шмидта (один сын и четверо дочерей) была депортирована из Саратовской области в 1941 году, когда пятому ребенку - Томочке - было всего семь месяцев Поселили их в Балахте, в Куличках. Вскоре отца забрали в трудармию в Пермь - на лесоповал, откуда он уже не вернулся, и Марии Егоровне одной пришлось поднимать на ноги детей. Работала дояркой в совхозе. потом - на кирпичном заводе Еще ребёнком Тома познала всю тяжесть физического труда. Она вместе со старшим братом и сестрами ходила на кирпичный завод подрабатывать: маленькими детскими ручками подавала к обжигальной печи кирпичи, или подносила вместе с другими при отгрузке по кирпичу-два приехавшим покупателям. Несмотря на трудности. Тамара сумела окончить десятилетку, поступила в Абаканское торговое училище, а в 1963 гаду, в возрасте 22 лет. стала работать продавцом в бывшем «рыбном» магазине, что около аграрного техникума.

В этом же, 1963 году молодой человек Александр Греб, с которым она познакомилась на одной из вечеринок, был призван на службу в Советскую Армию. В то время служба в армии была большим испытанием для еще довольно молодых ребят. Условия прохождения службы были приближены к боевым, срок службы составлял три года. Поэтому для большинства парней этот продолжительный период был настоящим вступительным экзаменом во взрослую жизнь. Оттуда возвращались уже серьезными молодыми мужчинами, морально и физически готовыми к семейной жизни. Надо сказать, что Александр Греб родился не в Поволжье - на второй родине российских немцев, а в Сибири. в Новосибирской области - через полгода после депортации.

Семье Греб выделили не-большой домик в одном из колхозов. Отец Саши - Фёдор Греб, как мог, подремонтировал избу, чтобы малым детям и беременной жене было легче пережить лютые сибирские морозы, а вскоре его «забрили» в трудармию. Так и не смог он дождаться рождения своего очередного ребёнка. А как они с женой Марией мечтали о дочке, ведь в семье уже было четверо мальчишек! Но, увы, в 1942 году родился пятый мальчик, и супруга лишь сумела как-то передать Фёдору весточку об этом, и тот успел ее поздравить.

«Отец попал в Нижний Тагил на лесоповал и домой уже не вернулся - там и сгинул. Благо, что мать умела шить и вязать. Это и помогло выжить. Был даже момент, когда нас. двух последних братьев, хотели забрать в детдом из-за нищеты, но мать отстояла. Её слова: «Или умрем все или выживем вместе» - я запомнил на всю жизнь», - рассказывает Александр Федорович.

Важное событие в их жизни произошло в 1950 году. Семья переехала на второе отделение Балахтинского зерносовхоза (поселок Вольный), где жить стало полегче. Саша сумел окончить здесь только начальную школу (был переростком, ведь в колхозе он не учился - ходить в школу было не в чем). «Мать постирает - сидишь голышом и ждёшь, когда бельишко высохнет», - с грустной усмешкой вспоминает Александр.

Старший брат Роман стал ра-ботать на тракторе. Он был худеньким и порой не мог завести (заводили рукояткой) «железного коня», так ему прицепщица, здоровая женщина, помогала. В Вольном стал работать и второй брат - Август. Жили сначала в бараке, потом получили какую- то небольшую избенку. В комнатке стояла койка, на которой слала мать, а над ней- на полатях - располагались все братья.

Шло время, старший брат женился и отделился, потом второй, третий. Остались в доме Саша да его брат Альберт. Жили дружно, трудились механизаторами, держали свое хозяйство. косили вручную сено для скота. Работы было много, но молодым, здоровым ребятам хватало времени и для развлечений. Появилось много друзей, знакомых девушек. Всех их связывали простые, дружеские отношения. В один из благословенных дней Саша познакомился с Тамарой Шмидт и влюбился, как говорят, «по уши». Чувство оказалось взаимным, и девушка пообещала молодому человеку ждать его целых три года, когда пришла его пора отдать долг Родине.

Служба в армии после всех жизненных испытаний давалась Александру легко, хоть и служил он в комендантском взводе, где дисциплина была железной. Уже через год он за примерную службу был награждён отпуском и прибыл домой. Во время побывки выяснилось, что чувства влюблённых не угасли, а наоборот, еще более воспламенились. Они дали друг другу клятву верности. и окрылённый Александр вернулся в часть дослуживать два года.

А пока наш балахтинский Ромео отбывал свой армейский срок, Тамара времени зря не теряла и осуществляла свою мечту — ходила на курсы медсестер при центральной больнице. После окончания курсов ее пригласили работать медсестрой в хирургическое отделение.

Александр демобилизовался под Новый 1967 год, а через две недели, под Старый Новый год, они с Тамарой справили скромную свадьбу. Саша после этого поступил на курсы шоферов при автохозяйстве. Работая водителем на грузовой машине, параллельно ходил в вечернюю школу. В то время своим образованием занимались многие взрослые - те, кто не сумел, по разным причинам, своевременно окончить среднюю школу. Получив аттестат зрелости, Александр, не раздумывая, поступил в Минусинский сельхозтехникум и приобрел специальность техника-механика. Переводом его взяли инженером-инспектором Гостехнадзора, где Греб отработал почти 20 лет - до той самой реорганизации предприятия. Пришлось Александру Фёдоровичу перейти в коммунальное хозяйство, куда его пригласили. Помимо основной деятельности, Александр Греб принимал самое активное участие в общественной жизни родного поселка: был внештатным сотрудником ГАИ, народным дружинником, да и просто отличным и неравнодушным парнем.

Издавна замечено, что жизнь благосклонна к тем, кто неустанно и целеустремленно трудится, совершенствуя себя и окружающую действительность. Так получилось и с молодой семьёй Гребов. Супруги упорно трудилась, прирастали детьми: в 1967 году родилась дочь Таня, а в 1972-м - наследник Саша. Тамаре пришлось в первый же год работы прекратить свою медсестринскую деятельность из-за сильнейшей аллергии к пенициллиновым препаратам. Судьбе было угодно направить молодую женщину по другому пути — пути воспитания детей. Она продолжила работу медсестрой в Балахтинском детском саду № 1, а через некоторое время, пройдя курсы совершенствования в Красноярске, стала воспитателем ясельной группы. Тамара Яковлевна посвятила 30 лет своей жизни (до самого закрытия садика) маленьким гражданам нашей страны, отдавая им все тепло своей чистой души.

Активная, целеустремленная, неравнодушная, эта милая и скромная женщина всегда была в самой гуще балахтинской жизни. Депутат поссовета, народный заседатель в суде, участник  художественной самодеятельности — везде она была одной из лучших. Её портрет красовался на районной Доске почета, она награждена медалью «Ветеран труда» и многочисленными почётными грамотами.

Сегодня супругам Гребам всё также не хватает времени для отдыха. Александр Фёдорович считает себя «трудоголиком»: постоянно занимается сво¬им хозяйством, заодно помогая семье сына, живущей неподалёку. А Тамара Яковлевна хлопочет по дому, в огороде, воспитывает внуков, часто навещающих бабулю с дедулей, ухаживает за коровой, а в свободные минуты жарит свои неповторимые, вкуснейшие кребели.

Евгений Добрянский

Сельская новь (Балахта) N 35 (10860) 1 сентября 2017 года
Материал предоставлен Балахтинским краеведческим музеем.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е