Трудный путь художника


Выставка "На главном меридиане", посвящённая теме реки Енисей и нашего края в творчестве красноярского художника Марка Живило, открылась в Красноярском литературном музее имени В. П. Астафьева.

Художник и журналист Марк Феодосьевич Живило начал свою творческую карьеру в газете "Шахтёр" в 1954 году, а свои публикации иллюстрировал графическими рисунками. Работал внештатным корреспондентом газеты "Советская Хакасия", специальным корреспондентом газеты "Советская Россия" по Сибири и Дальнему Востоку. Сотрудничал с газетами "Труд", "Гудок", "Известия", "Правда", "Литературная газета". Печатался в "Красноярском рабочем". В 1960 году, в юбилей В. И. Ленина, в январе, когда другие издания ещё отворачивались от предлагаемых рисунков, газета "Правда" опубликовала на первой полосе рисунок Марка Живило "Дом-музей Ленина в селе Шушенское". Это был настоящий успех! И настоящий прорыв!

Как художественный редактор Красноярского книжного издательства, Марк Феодосьевич оформлял сотни и иллюстрировал десятки книг красноярских поэтов и прозаиков. Его друзьями были Зорий Яхнин, Роман Солнцев, Николай Шагурин, Игнатий Рождественский, Анатолий Чмыхало, Виктор Астафьев. Более пятнадцати лет Марк Живило работал ответственным художественным редактором альманаха "Енисей".

"Доброго пути тебе, художник, по новым дорогам большой Сибири и большого творчества! - напутствовал его на страницах "Красноярского рабочего" в сентябре 1963 года художник Тойво Ряннель.- Предлагаю вниманию наших читателей рисунки Марка Живило, художника талантливого, молодого, с хорошо поставленным глазом..."

Однако "молодому" Марку Живило в том году исполнилось уже 40 лет. В эти годы вместились нелёгкое детство в Магаданской области, откуда он в 1942 году ушёл добровольцем на фронт, три года войны и три ранения.

В его биографию - а прожил он всего лишь 65 с небольшим лет - вошло столько событий, что не способна вместить одна скромная выставка, а книга о жизни Марка Феодосьевича, будь она написана, составила бы толстенный том.

Открывая выставку, директор музея Ольга Ермакова отметила, что, собирая материалы, постоянно думала: с чего начать? И вдруг сделала для себя открытие, что понятнее и доступнее всех говорят о высоких человеческих понятиях именно художники. Марк Живило побывал на всех крупнейших стройках Красноярского края и обо всём увиденном смог рассказать со страниц газет и журналов.

- Мы пытались выстроить выставку так, как делал свои репортажи Марк Живило,- подчеркнула Ольга Петровна.- У него был текст и были рисунки. Взяв текст "На главном меридиане" как литературную основу, мы добавили изобразительный ряд - и получилась выставка-очерк, история поездок, путешествий, командировок журналиста по краю.

...А началось всё с того, что обычный учитель черчения черногорской школы собирал группы ребят и отправлял в турпоходы, после чего появлялись подробные отчёты с фамилиями, списками, фотографиями, рисунками. Далее стали появляться публикации, в том числе в местной газете "Шахтёр", однако пробиться в центральную прессу оказалось непросто: никто не знал, кто такой Марк Живило.

"Уважаемый Марк Феодосьевич! - ответили ему из газеты "Советская Россия".- Извините за задержку с ответом на ваше письмо. Присланные вами рисунки нам понравились. Мы думаем поместить их в разделе "Из блокнота художника". Для этого просим вас прислать ещё 2-3 рисунка городских, в том числе портрет шахтёра".

"Ваши рисунки, к сожалению, опубликовать не смогли, хотя они нам понравились, - пишет газета "Известия".- Если располагаете временем, пришлите несколько зарисовок на сельскохозяйственные темы".

"Уважаемый товарищ Живило! - откликается уже "Сельская жизнь".- Ваши рисунки нам понравились, но, к сожалению, не смогли их опубликовать, потому что мы получили их, когда закончился сев..."

...Пожалуй, однако, всё началось ещё раньше - из довоенного детства, из военных лет, из лагерных мытарств.

"Дорогая мамулька, здравствуй! Я пока жив, но не совсем здоров,- читаем в одном из писем с фронта.- Первого числа был ранен при налёте авиации осколком бомбы в правый бок... Сразу эвакуировали в тыл, здесь и нахожусь в госпитале... Ты, мамулька, можешь гордиться сыном - он уничтожил 21 немца, он пролил свою кровь за Родину... Мама, я понял, что такое жизнь!.."

Пройдя все фронтовые мытарства, трижды тяжелораненый, весной 1945 года Марк Живило был арестован. Он где-то потерял справку об одном из ранений, которая давала ему право на первоочередную мобилизацию, и бумажку эту подделал, что, увы, обнаружили: арест, следствие, статьи за "измену", "дезертирство", суд. И приговор по пяти уголовным статьям - десять лет лишения свободы.

 

Осенью 1949 года в лагере в Ангарске Марк встретил свою будущую жену, Зинаиду, которая работала инженером-экономистом на том же объекте, что и Марк. В марте 1952 года она родила ему сына - Марка Марковича, будущего театрального художника и одного из создателей абаканского театра "Сказка".

Вернувшись из лагеря, он начал рисовать, хотя старался избегать военной темы. Художник остался одним рядовым выходцем из народа, вынесшего на своих плечах все ужасы войны, страдавшего от голода и разрухи, замерзавшего и строившего. Вот почему в его очерках и на его рисунках лица и образы исключительно простых советских людей: строителей, шахтёров, ткачих, актёров, колхозников, учителей, учёных. Однако позднее по заданию редколлегии альманаха "Енисей" им была выполнена серия портретов "Участники войны - Герои Советского Союза".

В 1968 году, на сорокапятилетие отца, его сын Марк написал: "Он избрал интересный и трудный путь в жизни - путь художника. У него своя манера, свой особый почерк и стиль. Друзья часто говорят об отце как о легендарной личности. Поэт Казимир Лисовский, представляя отца, сказал: "Вот человек, о котором при жизни ходят легенды".

О работе в альманахе "Енисей" рядом с Марком Живило тепло вспоминали ветеран войны, писатель, бывший редактор Красноярского книжного издательства Иван Уразов и кандидат философских наук, заслуженный работник культуры РФ, профессор Владимир Замышляев, художник, профессор, лауреат Всероссийских конкурсов Олег Ампилогов.

Некоторые страницы жизни Марка Живило открыла собирательница его архива, племянница Ирина Горская. Она рассказала, например, что спустя сорок лет, в 1983 году, в канун шестидесятилетия Марка Феодосьевича, были найдены наградные документы бывшего старшины, помощника командира взвода автоматчиков, и ветерану, воевавшему под Смоленском, на Курской дуге, в Латвии, вручили высшую солдатскую награду - орден Славы III степени. В 1985 году его наградили орденом Отечественной войны II степени.

Марк Феодосьевич писал замечательные стихи, которые Ирина Анатольевна разыскала в архиве и которые, наверное, обязательно будут опубликованы. То, о чём не рассказывал в рисунках и очерках, но фиксировал в стихах, что снилось ночами. В боях под Курском он участвовал с 5 июля 1943 года - 25 непрерывных дней и ночей. И был ранен в ночь на 1 августа.

"...Вам бы жить да жить.
Но от двухсот лишь шесть солдат осталось нас.
Другие спят...
И до сих пор целую ручки кровавые, ночей не сплю.
Вас, дочери, теперь уж внучки, с отцовской нежностью люблю.
Как будто с вами я сейчас, отдельной роты старшина.
Вы связь тянули от санбата.
Там вас застала тишина.
Шесть из двухсот. Двухсот ребят.
Все остальные там лежат.
А вас, девчушек, лишь четыре
Навек запомнил жёстко я.
Сегодня вы в тревожном мире
Встаёте из небытия
Во всей изящной красоте.
И не сотрут её года.
На безымянной высоте
Семнадцать было вам тогда.
Жгут память ордена,
Безвестных павших имена".

Эти пронзительные строки были написаны в ноябре 1984 года.

Одну из своих последних статей "Мой друг - старый солдат" Марк Живило напечатал 9 мая 1986 года, рассказав в ней о Петре Васильевиче Ставрове из села Луково в Уярском районе, и подписался: художник, ветеран Великой Отечественной войны.

17 января 1989 года Марка Феодосьевича Живило не стало.

Сергей ПАВЛЕНКО.

Фото автора.

Красноярский рабочий 22.09.2017


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е