Лиха хватили сполна


История репрессии семьи Колодкиных

Причиной репрессий подавляющего большинства реабилитированных Ермаковского района было незаконное раскулачивание, когда у работящих и, как правило, многодетных семей забирали последнее, а их самих ссылали за пределы родных мест. Чаще всего из Сибири отправляли в Сибирь же, но только в необжитые места, где требовались рабочие руки. Такова была и история репрессии семьи Зинаиды Афанасьевны Крапивиной (девичья фамилия Колодкина).

Спецпереселенцы

Семья ее деда, Савина Романовича Колодкина (1872 г.р.), жила в селе Нижнеусинское в доме-пятистенке. Жила своим трудом, работали в хозяйстве все от мала до велика. Батраков и близко не было. Держали шесть коров, девять лошадей, сенокосилку. Имели свою деляну земли. В подворье, как у многих, были амбар, хлев, конюшня, небольшая кожевня. А еще в пае с другими содержали они маральник, общий на несколько семей. Приручали диких маралов: у кого был один марал, у кого два – держали их вместе.

Когда пришла пора коллективизации, дед написал заявление о вступлении в коммуну. Но это не спасло от раскулачивания. В 1931 году у семьи конфисковали все имущество (в справке описи изъятого значится: всего на 345 рублей). Самого Савина Романовича, его жену Анну Ивановну, их уже женатого сына Афанасия с женой и детьми, сына Карповия отправили в Пышкино-Троицкий район Томской области. Семью отдельно жившего сына Назара не тронули. Не попала под раскулачивание и жившая своей семьей дочь Елена.
Привезли спецпереселенцев в тайгу, где требовалось прорубить дорогу. Там всех и высадили, поставив охрану. Должны они были здесь жить и строить дорогу. Построек никаких, рабочего инструмента тоже не было. Пошли мужики бродить по тайге в поисках хоть каких-нибудь подручных средств. Наткнулись на небольшую деревеньку. Там дали им несколько лопат и топоров. За лето ссыльным удалось выкопать несколько землянок, в которых они перезимовали с семьями. Можно только догадываться, как удалось им выжить в таких условиях…

На следующий год люди уже начали строить бараки, и к зиме вселились в них. В поселении была всего одна улица, а само оно впоследствии получило название Сухоречинск. Наверное, потому, что строилось не на реке, а среди тайги, на болоте. Позднее распахали поле, построили ферму, завели коров и лошадей. Жизнь стала понемногу обустраиваться.

Спустя четыре года после высылки, в 1935 году, умер глава семьи Савин Романович. В этот же год у его сына Афанасия родилась дочь – Зинаида, героиня нашего рассказа. Через несколько лет – дочь Евдокия. В войну и послевоенное время семья пополнилась сыновьями, которых нарекли Петром, Василием и Виктором.

Когда грянула война, все мужское население ушло на фронт. В селе остались только женщины, старики и дети, на плечи которых легли все заботы и тяготы как по общему, так и личному хозяйству. Отец вернулся с фронта в 1943 году инвалидом, без ноги. Стал работать сторожем, мать – дояркой. В год Победы перебрались они в другую деревню, ближе к районному центру. Семье дали отдельную комнату в доме барачного типа (комнаты располагались по обе стороны общего коридора), и это было уже большой радостью.

Как вспоминает Зинаида Афанасьевна, детство у них было трудным. Маленькая Зина ходила в начальную школу за три километра от дома. Старшая сестра Агрипина училась и того дальше – за 10 километров. Жила в интернате, а домой приходила пешком только на выходные (она окончила семь классов). Недоедали. Одежду младшие донашивали за старшими...


Семья Колодкиных: Афанасий Савинович и Анна Никифоровна с детьми

Возвращение на Родину

В 1947 году отменили комендатуру, и спецпереселенцам разрешили вернуться на родину. Семья Колодкиных вместе с бабушкой (она прожила 106 лет) приехала в свои родные края – в Нижнеусинск. Приехали к сестре отца Елене Савиновне, которая к тому времени жила уже одна, похоронив мужа, бывшего ранее председателем колхоза. Сама она работала на птичнике. Вместе, как говорится, в тесноте, но не в обиде прожили целый год, а потом Колодкины перебрались в отдельную избушку, пусть небольшую, но все же свою.

Пенсия у отца была всего-навсего 96 рублей. Немного зарабатывала и мама, работавшая в колхозе. Понятно, что этих денег не хватало для жизни большой семьи. И Афанасий Савинович, несмотря на инвалидность, брался за любую работу, чтобы прокормить близких, поставить детей на ноги: пилил людям дрова, шил тапочки, подшивал валенки… Подросшие дети, в том числе девочки, тоже помогали отцу пилить дрова. Со временем инвалиду войны выделили сначала машину с брезентовым верхом, где кроме водительского, было лишь одно пассажирское сидение, а затем и настоящий небольшой автомобиль с ручным управлением, куда вмещалось уже несколько человек. «На этой машине возил он летом нас в лес за ягодами и грибами,- вспоминает Зинаида Афанасьевна. - Мы по лесу ходим, а он машину караулит, нас поджидает…»

Помогала, чем могла, и папина сестра. У нее были корова и куры, так что детей, племянников своих, постоянно угощала она и молоком, и яйцами. Позднее и семья Афанасия Савиновича завела корову, жизнь стала понемногу налаживаться.

Хоть жили и бедно, но дети учились все. Летом ребятишки помогали родителям по хозяйству, в их работе, а, повзрослев, оказывали отцу с матерью и материальную помощь.
- Старшая сестра Агрипина окончила в Туве педагогическое училище и стала учителем начальных классов. С каждой зарплаты она высылала деньги родителям, - говорит Зинаида Афанасьевна. – И я тоже, когда стала работать, все время делилась деньгами с ними – надо же было поднимать мальчишек. Вообще жили очень дружно. Уже и семьи свои имели, а помогали не только родителям, но и друг другу в ремонте, побелке, покраске.

Живущие неподалеку и беспробудно пьющие соседи завидовали. «Надо же,- говорил хозяин,- я их раскулачивал, высылал из села, а они сегодня лучше меня живут!» А потому и лучше, что всегда трудились, не боялись никакого труда, поддерживали друг друга.


Зинаида Афанасьевна Крапивина (Колодкина) с учениками Нижнеусинской 8-летней школы

После десятилетки Зина окончила пединститут в Кызыле и получила специальность учителя математики. Стала преподавать этот предмет в родной школе. Девять лет вела математику в Нижнеусинске, где была школа-восьмилетка, а потом после воссоединения школ, стала работать в Верхнеусинске. (В Нижнем оставили только начальную школу). Случилось так, что она, молодая учительница, преподавала своим младшим братьям… В средней школе проработала 34 года, из этой школы и на пенсию ушла.

В Верхнеусинском она встретила свою судьбу – познакомилась и вышла замуж за водителя Василия Крапивина. С Василием Прокопьевичем они прожили вместе более 60-ти лет, вырастили двух прекрасных дочерей Галину и Людмилу, которые подарили им трех внучек, а те – уже и правнучек.

Как важную реликвию хранят Крапивины 11-й том краевой Книги Памяти жертв политических репрессий, где в числе других даны сведения о репрессии их семьи.

Лариса Голубь

Нива (с. Ермаковское) 19.10.2017


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е