О чем писали газеты


30 октября -День памяти жертв политических репрессий

В 90-е годы, когда работала в редакции газеты «Игарские новости», мне довелось заглядывать в старые подшивки газет. Случилось перелистывать и подшивки «Большевика Заполярья» (так называлась тогда городская газета) за 1937 и 1938 годы. Вызвали интерес материалы и их заголовки. Последние просто кричали со страниц, можно сказать, вопили хором: «Расстрелять гадов!», «Трудящиеся города одобряют приговор суда над …», «Собакам – собачья смерть!», «Скажем «нет» проискам врага!» и так далее в том же духе.

Кто же выкрикивал такие призывы? Оказывается, участники собраний, проходивших в коллективах Игарского лесопильно-перевалочного комбината, речного порта, гидробазы и других организаций города. Простые рабочие и служащие, которые и в глаза не видели тех, против кого выступали… Помимо статей и репортажей, в номерах газет попадались маленькие заметочки, которые восторгались каким-нибудь Ивановым, Петровым или Сидоровым, проявившим бдительность и указавшим на вредителя, пособника, предателя. Доносы поощрялись. Жизнь небольшого заполярного города отражала, как капля воды, все происходящее в стране в период Большого террора.

В 1937-1938 годы газеты всех мастей и в городах, и в сельской местности пестрели аналогичными заголовками: «К суровому ответу агентов фашистской разведки», «Справедливый приговор», «Чутко прислушиваться к голосу трудящихся», «Гнусных предателей расстрелять», «Стереть с лица советской земли подлых изменников Родины»… Это была настоящая истерия по разоблачению и осуждению «врагов». В конце репортажей мелькали слова «единодушно», «в едином порыве»… Возникало ощущение, что как будто не было указаний и спущенных «сверху» лимитов на аресты и расстрелы, а будто сами люди требовали расправы с себе подобными. Все делалось руками народа и от имени народа…

На самом деле на местах не могли действовать без разрешения Москвы. Все согласовывалось с руководством страны. Как свидетельствуют архивы, этим лично занимался Сталин, который прочитывал многостраничные протоколы допросов, которые ему доставляли из НКВД, а также письма, телеграммы, поступающие из регионов. После прочтения делал пометки и давал дополнительные распоряжения. Так, например, ознакомившись с сообщением о пожаре на Канском мелькомбинате, он дал письменное распоряжение в адрес Красноярского крайкома партии: «Красноярск. Крайком. Соболеву. Поджог мелькомбината, должно быть, организован врагами. Примите все меры к раскрытию поджигателей. Виновных судить ускоренно. Приговор - расстрел. О расстреле опубликовать в местной печати. Секретарь ЦК ВКП(б) Сталин. 27.08.1937 г. 17 часов, 10 минут».

Естественно, личное указание вождя было выполнено без проволочек.

«Беспощадно уничтожать врагов народа» - так называлась статья военного прокурора Сибирского военного округа Нелидова в «Красноярском рабочем» от 9 сентября 1937 г. Речь в ней шла о Приговоре по делу злоумышленного поджога Канского мелькомбината. Якобы группа вредителей, находящаяся на службе одного иностранного государства, совершила поджог. Подчеркивалось, что разоблачена она была органами НКВД и приговорена к расстрелу. Статья гласила:

«Факт поджога еще раз говорит о том, как правильны указания тов. Сталина о повышении бдительности, об охране социалистической собственности. Классовый враг разбит, но еще окончательно не добит.

…Этот факт лишний раз подтверждает правильность указаний Сталина, данных им на пленуме ЦК ВКП (б) в марте этого года, о капиталистическом окружении. «Доказано, как дважды два четыре, - говорил тов. Сталин, - что буржуазные государства засылают друг к другу в тыл своих шпионов, вредителей, диверсантов, а иногда и убийц, дают им задание внедриться в учреждения и предприятия, создать там свою сеть и «в случае необходимости» - взорвать их тыл, чтобы ослабить и подорвать их мощь…»

Тов. Сталин учит нас всегда помнить о том, что в тылы СССР буржуазные государства засылают «вдвое и втрое больше вредителей, шпионов, диверсантов, чем в тылы любого другого государства».

… Фашистская гадина приговорена к расстрелу. Приговор Военного трибунала – это приговор всех трудящихся нашего края. Как только трудящиеся узнали о поджоге, они сразу же на своих митингах потребовали стереть с лица земли эту банду вредителей, диверсантов. Пойманные 14 шпионов получили заслуженную кару.

Из факта, имевшего место на Канском мелькомбинате, мы обязаны сделать вывод: удесятерить свою бдительность, постоянно помнить о капиталистическом окружении, не давать ни малейшей пощады врагам народа».

И «бдительность», и «беспощадный отпор врагам» наблюдался повсеместно. Вот еще два примера.

В одной из абаканских газет («Советская Хакасия» от 23 сентября 1937 г.) в статье «Справедливый приговор» писали: «Колхозники Усть-Абаканского района с огромным подъемом встретили приговор над врагами народа, орудовавшими в Курагинском районе. Председатель колхоза «Чептых ханы» т. Спирин говорит:

- Разоблаченным предателям, бывшим руководителям Курагинского района Иванову, Козлову, Высокосу и другим только и может быть один приговор – расстрелять!

Такое же мнение выражают приехавшие вчера в Абакан на совещание председатели колхозов Усть-Абаканского района»…»

В трех номерах газеты «Советская Хакасия», выпущенных в октябре 1937 года, были помещены материалы о судебном процессе выездной сессии краевого суда. Судили «контрреволюционную подрывную, саботажную группу руководителей колхоза «Красный пахарь» (с. Аскиз). И здесь были опубликованы выступления колхозников, которые требовали уничтожить «врагов народа».

Старшее поколение людей хорошо помнит то время и то, о чем писали тогда газеты. Об этих страницах нашей истории надо помнить всем. Не зря говорят, если забыть прошлое, оно может снова постучаться в дверь.

Страницу подготовила Лариса Голубь

Нива (с. Ермаковсое) 2610.2017


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е