«Меня снова посадят!» Истории репрессированных из красноярских лагерей


Среди 200 миллионов человек, населявших СССР, наверное лишь один знал, что его не коснутся репрессии. Многие же годами каждую ночь ждали стука в дверь: и маршалы, и простые рабочие.


Вышки лагерей тех лет стоят до сих пор. © / Архив Красноярского общества "Мемориал"

В краевом архиве полки заставлены томами дел. Папок очень много. И надписи на них - «раскулаченные», «выселенные», «немцы Поволжья», «калмыки», «поляки», «члены семей изменников Родины», «пленные», «власовцы», «сектанты»… В каждом деле - судьба человека, попавшего под каток репрессий. Корреспондент «АиФ-Красноярск» вместе с сотрудниками отдела специальных фондов ИЦ ГУ МВД России по Красноярскому краю изучал, кто из известных людей прошел через местные лагеря и, как сложилась их судьба потом.

Георгий Жженов

Сегодня точную цифру репрессированных, прошедших через Красноярский край, не может назвать никто. Более-менее удалось обозначить период массовых репрессий 1929-1960 гг. Репрессиям подвергались целые группы населения. Пострадать можно было за политические взгляды и религиозные убеждения. Можно было просто соответствовать конкретному «вражескому» признаку - социальному, национальному. И, как принято говорить в специализированных организациях, «иным признакам». «Было б тело - будет дело» - невесёлый фольклор тех лет.

На велосипед в 50-е копили год. «После смерти Сталина народ радовался», - история выживания сибирской семьиПодробнее От репрессий не был застрахован никто. Да и вины чаще всего не требовалось. В далёком 1934 году в Ленинграде убили Сергея Кирова. Прощаться с ним вышел весь город. Но кто-то из соседей усмотрел, что Борис Жжёнов на траурную демонстрацию не пошёл. Этого хватило для высылки в Северный Казахстан сначала самого Бориса, а потом и всей семьи Жжёновых. Уцелел только младший брат Георгий, который в это время играл в московском театре и снимался в кино. Тем не менее Георгий тоже загремел в тюрьму «за неповиновение властям». Затем был отпущен, но, как выяснилось, ненадолго. Ещё через 4 года Георгий Жжёнов оказался «американским шпионом», поскольку на съёмках фильма разговаривал с дипломатом из США, а потом ехал с ним в одном вагоне во Владивосток. Так началась кандальная дорожка великого актёра, которая оборвётся только в Норильске, где он познакомится с Иннокентием Смоктуновским и поможет бывшему военнопленному выжить. А спасёт их фотоаппарат и умение Жжёнова делать цветные снимки, что по тем временам было страшной роскошью. Фотокамера и помогла им накопить денег на поездку в Москву. Жжёнов дал Смоктуновскому рекомендательное письмо к своему однокурснику с просьбой помочь на первых порах. Однокурсника звали Аркадий Райкин.

Анна Тимирёва


Тысячи людей умерли, пока строили эту железную дорогу. Вот все, что осталось от их труда.
«Мёртвая дорога». Чум-Салехард-Игарка - на ее строительстве трудилось 80 тыс. человек. Потрачено 42 млрд рублей. Фото:Архив Красноярского общества "Мемориал"

Подобных фантастических историй в красноярском ИТЛ было множество. Чего только стоит переплетение судеб Ольги Михайловой и Анны Тимирёвой (Книпер)! Одна была женой маршала Будённого, вторая - последней любовью адмирала Колчака. Первая была арестована по невнятному обвинению, замешенному на личной измене мужу, а заодно и Родине, вторая добровольно отправилась в тюрьму за любимым. Десятилетия скитаний по тюрьмам и ссылкам привели обеих в Енисейск, где жена маршала работала техничкой и сторожем в школе. Тимирёва же за долгую, более чем 80-летнюю жизнь поработает библиотекарем, архивариусом, дошкольным воспитателем, чертёжником, ретушёром, картографом, вышивальщицей, инструктором по росписи игрушек, маляром, бутафором, художником в театре и даже станет консультантом по этикету на съёмках «Войны и мира» у Сергея Бондарчука. И успеет написать книгу своей любви, в которой расскажет только о пяти счастливых годах жизни, за которые пришлось заплатить 40 годами тюрьмы и ссылок.

Роберт Штильмарк


По самым скромным подсчетам через Краслаг прошло более миллиона человек. Фото: Архив Красноярского общества "Мемориал"

Василий Павлович Василевский тянул срок в Игарском лагере уже давно. Был он уголовником в авторитете, и ещё неизвестно, у кого было больше власти - у начальника лагеря или у «дяди Васи». Но с недавних пор не давала ему спокойно жить одна мысль. Кто-то рассказал уголовнику, что товарищ Сталин любит исключительно исторические романы и однажды даже скостил срок автору за хорошую книжку. Сам-то «дядя Вася» на литературном языке не мог связать и двух слов, но вот идея найти писателя не отпускала его ни на минуту. И каждую новую группу заключённых уголовник встречал сам и дотошно просматривал личные дела. Весной 1950 года в карточке прибывшего политического з/к нашлись заветные слова - «заведующий литературной частью». Литератор - то, что надо. Дополнительная информация: офицер, командир разведроты, орденоносец- проскочила мимо. Запомнилась нерусская фамилия - Штильмарк. Долго уговаривать писателя не пришлось.

По приказу «дяди Васи» его переселили из общего барака на чердак бани, куда приносили еду. Условий было поставлено три: действие романа происходит вне России, 200 лет назад и обязательно должен быть похищен ребёнок. Последнее требование было от уголовных авторитетов, склонных к сантиментам. Всем известна любовь блатных к поворотам вроде «прокурор узнал в преступнике потерянного сына». Роберт Штильмарк взялся за работу. Каждую свежую главу он читал авторитетам, и те гнали писать дальше. «Дядя Вася» хмурился.

Кореша всё чаще тыкали его в собственную безграмотность и предупреждали, что никакой Сталин не поверит в его авторство. Хозяин лагеря надумал убрать «соавтора» и даже нанял убийцу. Но воровская сходка приняла другое решение: такого писателя убивать грех, а Василевский пусть укажет в авторах две фамилии. Через год и два месяца роман был готов. Но план «дяди Васи» так и не сбылся. Отправленная в Москву в июле 1951 года рукопись… потерялась на почте. А потом умер товарищ Сталин. И Роберт Штильмарк вышел из лагеря. И в 1958 году сумел-таки опубликовать найденный роман. Василевский подал на него в суд и даже смог отсудить часть гонорара. Хотя предусмотрительный Штильмарк и включил в одну из глав шифрованную фразу «лжеписатель, вор, плагиатор», суд счёл, что создание условий для истинного автора тоже работа, достойная вознаграждения.

Виктор Крамаров

В лагерях на берегах Енисея так и не нашли покоя тысячи людей. В Туруханске покончил с собой (или всё-таки был убит) отец любимого комика всего СССР Савелия Крамарова Виктор Крамаров. Страшную профессию он выбрал себе сам, став адвокатом в годы, когда приказ НКВД стал законом. Но талантливый адвокат не умел делать своё дело наполовину. И в 1937 году честно защищал оклеветанных героев Гражданской войны. Делал он это настолько блестяще, что добился оценки своих усилий. В 1938 году его работу следствие сочло «антисоветской агитацией и буржуазной пропагандой».


К этим могилам никто не приходит уже много лет. Фото: Архив Красноярского общества "Мемориал"

Однажды ночью Виктора Крамарова забрали из дома. Под пытками он подписал признательные показания. Приговор - 8 лет. Крамарова выслали на Алтай. Жена официально развелась с ним, чтобы не отправиться следом. Маленькому Савелию было в то время 4 года. Чтобы не умереть от голода, он со старшей сестрой Татьяной по расписанию ходили обедать к трём братьям своей мамы. В 1949 году Виктор Крамаров, так и не успев вернуться в Москву, получает новый срок - борьба с безродными космополитами была такой же беспощадной. В новую ссылку в Туруханск Крамаров-старший приезжает уже сломленным человеком. Он уже не верит в то, что режим когда-нибудь выпустит его на свободу. Те, кто знал его близко, помнили его слова: «Такое ощущение, что я опять выйду на свободу, и опять меня посадят. За что? Найдут. Я так больше не хочу жить!» 28 апреля 1951 года Виктора Крамарова нашли в его комнате повешенным. В версию самоубийства не поверили ни друзья, ни родные. Супруга известия о смерти Виктора Савельевича не вынесла, слегла с сердечной болью и вскоре скончалась. Всё, что смог найти потом Савелий Крамаров, - это профсоюзный билет отца, сберкнижку с остатками вклада в 5 рублей, фотографию из дела и пачку справок.

***

За четверть века, что в России действует закон «О реабилитации жертв политических репрессий», в отдел спецфондов и реабилитации ГУ МВД России по Красноярскому краю поступило около 190 тыс. обращений в отношении 600 тыс. лиц. В результате работы с этими заявлениями более полумиллиона человек были признаны жертвами репрессий. Поток обращений и на сегодняшний день остаётся значительным. За 9 месяцев этого года поступило более 200 обращений. На личном приёме граждан по вопросам социально-правового характера принято 333 человека.

КСТАТИ
ЗНАМЕНИТЫЕ ССЫЛЬНЫЕ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ: - Жжёнов Георгий Степанович, 1915 г. р., актёр (фильмы «Ошибка резидента», «Экипаж»); - Крамаров Виктор Савельевич, 1900 г. р., юрист (отец Савелия Краморова, фильм «Джентльмены удачи»); - Эфрон (Цветаева) Ариадна Сергеевна, 1913 г. р. (дочь поэтессы Марины Цветаевой); - Михайлова (Будённая) Ольга Стефановна, 1905 г. р., актриса (жена маршала С. Будённого); - Налбандян (Окуджава) Ашхен Степановна, 1903 г. р., экономист (мать поэта, барда Б. Окуджавы); - Книпер-Тимирёва Анна Васильевна, 1893 г. р. (гражданская жена Колчака); - Штильмарк Роберт Александрович, 1909 г. р., писатель, автор романа «Наследник из Калькутты»; - Ширвиндт Евсей Густавович, 1891 г. р., начальник Главного управления мест заключения и конвойных войск СССР, организатор Московского юридического института; - Рубцова Любовь Григорьевна - поэтесса, уроженка д. Дрокино Емельяновского района Красноярского края, и другие.

Михаил Маркович

АиФ на Енисее. 30.10.2017


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е